Версия для печати

Великий стратег Великой Победы

Александр Василевский прошел путь от прапорщика царской армии до маршала Советского Союза
Новиков Валерий
Маршалы Александр Василевский и Федор Толбухин (слева и справа) наблюдают за полем боя на подступах к Севастополю, 1944 год

30 сентября 2020 года исполнилось 125 лет со дня рождения дважды Героя Советского Союза, кавалера двух орденов Победы (№ 2 и № 7), единственного в СССР военного министра (25.02.1950 – 16.03.1953), Маршала Советского Союза Александра Михайловича Василевского.

Родившийся в семье старообрядческого священника, он окончил Костромское духовное училище и… Алексеевское военное училище – прапорщик Василевский участвовал в боях с немцами на фронтах Первой мировой войны. К осени 1917 года он уже командир пехотного батальона, штабс-капитан, награжден двумя орденами и по решению нижних чинов солдатским Георгиевским крестом.

До Великой Отечественной войны успел повоевать с бандитами и польскими интервентами, побывать под трибуналом за отказ выполнить дурацкий приказ, окончить курсы «Выстрел» (1927), немало лет командовать полками. С мая 1931 года Александр Михайлович по рекомендации заместителя начальника Штаба РККА Владимира Триандафилова на штабной работе. После окончания Академии Генерального штаба в 1937 году служил в Оперативном управлении Генштаба, с 1 августа 1940-го стал его начальником, принимал участие в разработке оперативных планов стратегического развертывания Красной армии на северном, северо-западном и западном направлении на случай войны с Германией.

Именно Василевский, будучи руководителем оперативной группы Генштаба в Москве (основной состав убыл в Куйбышев), разработал план контрнаступления под Москвой и лично направлял действия командования Калининского фронта.

Москвичам и московским начальникам напомню – исторический приказ № 396 от 1 декабря 1941 года о нашем контрнаступлении под Москвой вышел за двумя подписями: «Ставка Верховного главнокомандования. И. Сталин, А. Василевский».

Вырос до стратега

С апреля 1942 года Василевский из-за болезни Бориса Шапошникова исполнял обязанности начальника Генштаба РККА, с 26 июня он – начальник Генштаба, а с 14 октября того же года стал еще и заместителем наркома обороны, то есть Сталина. С той поры Василевский, кроме исполнения обязанностей НГШ, постоянно выезжал на фронты в качестве представителя Ставки Верховного главнокомандования для координации действий нескольких фронтов на важнейших стратегических направлениях. Так было на Сталинградском направлении, в Курской битве (операции «Кутузов» и «Полководец Румянцев»), при освобождении Украины, Крыма и Севастополя, в ходе операции «Багратион» и Восточно-Прусской операции.

Маршалу Василевскому – единственному из всех советских военачальников высшего ранга – удалось спланировать, организовать и удачно осуществить взаимодействие армии и флота в трех стратегических операциях на приморских направлениях: Крымской, Прибалтийской и Маньчжурской

Начальник Генштаба РККА как представитель Ставки ВГК неоднократно отправлялся на фронт, чтобы оценить возможности войск, наладить взаимодействие фронтов и, по его словам, Верховный главнокомандующий очень требовательно относился к этой работе. На исходе каждых суток представитель Ставки должен был доложить по телеграфу обстановку на фронте, а в дни проведения особо ответственных операций Верховный главнокомандующий звонил Василевскому несколько раз на дню. Во время выездов на фронт для НГШ оборудовали командный пункт с устойчивой связью, и он в любой момент мог связаться со Ставкой и командованием фронтами, органами Наркомата обороны. Во время докладов Сталину рассказывал Василевский не только о положении дел на том фронте, где работал, но и о складывающейся оперативной обстановке на других стратегических направлениях. Главным требованием главнокомандующего было соблюдать дисциплину и вовремя докладывать о состоянии дел, и Сталин достаточно жестко следил за этим. Есть телеграмма, которую Александр Михайлович хранил как реликвию: «Маршалу Василевскому. Сейчас уже 3 часа 30 минут 17 августа, а Вы еще не изволили прислать в Ставку донесение об итогах операции за 16 августа и о Вашей оценке обстановки... Предупреждаю Вас, что в случае, если Вы хоть раз еще позволите забыть о своем долге перед Ставкой, Вы будете отстранены от должности начальника Генерального штаба и будете отозваны с фронта. И. Сталин». А случилось это во время сражения за Донбасс, военачальник находился в войсках и на четыре часа задержал свой доклад.

Советское военное руководство научилось бить врага и в обороне, и в наступлении. Вот как характеризовал мастерство наших военачальников бывший начальник германского Генерального штаба Франц Гальдер: «Исторически небезынтересно исследовать, как русское военное руководство, потерпевшее крушение со своим принципом жесткой обороны в 1941 году, развивалось до гибкого оперативного руководства и провело под командованием своих маршалов ряд операций, которые по немецким масштабам заслуживают высокой оценки, в то время как немецкое командование под влиянием полководца Гитлера отказалось от оперативного искусства и закончило его бедной по идее жесткой обороной, в конечном итоге приведшей к полному поражению. Это постепенное изменение немецкой стратегии, в ходе которого отдельные способные военачальники в 1943 году и далее в 1944 году успешно провели ряд частных наступательных операций, не может быть рассмотрено детально. Над этим периодом в качестве приговора стоит слово, высказанное русской стороной в процессе резкой критики действий немецкого командования: порочная стратегия. Это нельзя опровергнуть». Можно сказать, что это характеристика и полководческого гения Александра Василевского.

В майском номере (1943) американского журнала «Тайм» на обложке красовался портрет генерала Александра Василевского. В тексте сообщалось: «…как начальник Генштаба он трансформирует стратегию Верховного командования в конкретные планы». 14 декабря тот же «Тайм» написал: «Агрессивный маршал Жуков – руководитель операционного штаба, приводящий в исполнение планы Василевского». В принципе для сегодняшних вменяемых историков пассаж американцев образца 1943 года с характеристиками роли и места этих двух маршалов не является открытием.

В феврале 1945 года после гибели генерала Ивана Черняховского Александр Михайлович возглавил 3-й Белорусский фронт, войска которого брали Кенигсберг и добивали врага в Курляндском котле.

Надо сказать, назначение Василевского главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке было не спонтанным решением Сталина. Еще с осени 1944 года по завершении белорусской операции Александр Михайлович приступил к планированию боевых действий на Дальневосточном ТДВ, к 27 июня 1945 года план был готов. 5 июля Василевский прибыл в Читу, 30-го официально назначен главкомом 3-го фронта и ТОФ. За 24 дня Квантунская армия (около 700 тысяч человек, 50 процентов всей артиллерии и две трети танков Японии) перестала существовать, Сталин отменил высадку первого эшелона 87-го стрелкового корпуса на Хоккайдо. Советский Союз вернул себе Курилы и Сахалин, освободил от японских оккупантов Китай и Корею.

И еще немаловажная деталь полководческого мастерства маршала Василевского. Ему единственному из всех советских военачальников высшего ранга удалось спланировать, организовать и удачно осуществить взаимодействие армии и флота в трех стратегических операциях на приморских направлениях: Крымской, Прибалтийской и Маньчжурской.

Кратко остановлюсь на морально-этических эпизодах жизни и службы Александра Михайловича.

Василевский и Хрущев

С 1948 года Александр Михайлович – первый замминистра Вооруженных сил, с 24 марта 1949-го по 26 февраля 1950-го – министр Вооруженных сил, затем – военный министр СССР, 16 марта 1953 года был назначен первым заместителем министра обороны.

Кто забыл, 1950–1953 годы – корейская война. Советский Союз воевал, в воздушных боях приняли участие летчики 12 авиадивизий, шесть зенитно-артиллерийских дивизий, сбили 1097 американских самолетов. СССР потерял 319 ЛА и около трехсот военнослужащих. Тогда же советские Вооруженные силы осваивали различные типы ракетного и ядерного оружия. 14 августа 1956 года Василевский получил назначение заместителем министра обороны по вопросам военной науки, а в декабре 1957-го был уволен. С января 1959 года находился в Группе генеральных инспекторов МО СССР – до смерти 5 декабря 1977-го.

Объяснение таковой турбулентности служебной карьеры очень простое – талантливый маршал не отличался гибкостью характера и позвоночника. В угоду Хрущеву не хаял Сталина и не гнулся. Будучи человеком, который по службе по многу раз устно и письменно общался со Сталиным, Александр Михайлович никак не мог согласиться с хрущевским бредом, что «Сталин воевал по глобусу». За то и попал в опалу. Притом что всю войну до смерти генералиссимуса Никита, можно сказать, пресмыкался перед Василевским.

Василевский в подробностях знал о вкладе Тимошенко, Хрущева и Баграмяна в Харьковскую катастрофу 1942 года (там наши потери составили 270 тысяч человек, из них 171 тысяча безвозвратные, немцы вышли к Сталинграду), а именно отсутствие полководческих талантов и присутствие лживых докладов в Ставку. А такое не забывается.

Василевский о Сталине

«И. В. Сталин, особенно со второй половины Великой Отечественной войны, являлся самой сильной и колоритной фигурой стратегического командования. Работать с ним было интересно и вместе с тем неимоверно трудно. Он остался в моей памяти суровым, волевым военным руководителем, вместе с тем не лишенным и личного обаяния».

«Поворотной вехой глубокой перестройки Сталина как Верховного главнокомандующего явился сентябрь 1942 года, когда создалась очень трудная обстановка и особенно потребовалось гибкое и квалифицированное руководство военными действиями. Завершился и процесс роста Сталина как военачальника. Я уже писал, что в первые месяцы войны у него порой проскальзывало стремление к фронтальным прямолинейным действиям советских войск. После Сталинградской и особенно Курской битв он поднялся до вершин стратегического руководства. Теперь Сталин мыслит категориями современной войны, хорошо разбирается во всех вопросах подготовки и проведения операций. Он уже требует, чтобы военные действия велись творчески, с полным учетом военной науки, чтобы они были и решительными, и маневренными, предполагали расчленение и окружение противника. В его военном мышлении заметно проявляется склонность к массированию сил и средств, разнообразному применению всех возможных вариантов начала операций и ее ведения. И. В. Сталин стал хорошо разбираться не только в военной стратегии, что давалось ему легко, ибо он превосходно владел искусством политической стратегии, но и в оперативном искусстве».

«Сталин знал не только всех командующих фронтами и армиями, а их было свыше ста, но и некоторых командиров корпусов и дивизий, а также руководящих работников Наркомата обороны, не говоря уже о руководстве центрального и областного партийного и государственного аппарата».

«Со Сталиным спорить, правда, решались немногие. Но сам он, слушая очень горячие споры, улавливал истину и умел менять уже, казалось бы, принятое решение. Свои ошибки, допущенные в первые годы войны, Сталин не только глубоко пережил, но и сумел сделать из них правильные выводы».

Это цитаты из книги воспоминаний «Дело всей жизни» маршала, изданной в 1978 году.

Отношение к людям

Большинство современников отмечают искреннее, не наигранное внимание Василевского к людям. Чего стоит его забота о попавших в опалу Сталина офицеров Оперативного управления Генштаба. Например, будущего начальника Академии Генштаба Владимира Иванова в 1939 году. Не побоялся, защитил перспективного офицера.

Драматичный случай произошел в июле 1943 года с командующим 2-й гвардейской армией генералом Яковом Крейзером. Обескровленная в предыдущих боях армия с ходу была брошена на прорыв мощного «Миус-фронта» и не смогла решить эту задачу. Командующий Южным фронтом Федор Толбухин скоропалительно снял с должности командарма и приказал немедленно отдать под трибунал. Василевский пресек это самодурство. Армию вывели в резерв, наградили благодарностью Верховного главнокомандования, а Крейзер получил в командование 51-ю армию, с которой под руководством Василевского брал Крым и Севастополь, освобождал Прибалтику.

Именно Александр Михайлович выдвинул молодого генерала Ивана Черняховского на должность командующего фронтом, именно он сумел разглядеть в «незаметном» начальнике штаба Южного, а затем Закавказского фронта генерале Алексее Антонове будущего начальника Генштаба и кавалера ордена Победы в чине генерала армии.

Генерал армии Махмут Ахметович Гареев вспоминал о своей первой встрече с военачальником – в 1942 году в Генштабе. Тогда Василевский и Шапошников собрали из госпиталей выздоравливающих командиров рот и батальонов для обсуждения проекта Боевого устава, и Гареева удивило, как большие начальники терпеливо, заинтересованно и внимательно слушали строевых офицеров, не навязывая своего мнения.

В мемуарах военачальника есть такой штрих об отношениях к людям: «Как-то я прибыл с фронта в Ставку. Дела на фронте шли хорошо. Верховный главнокомандующий был доволен представителями Ставки. Помню, обращаясь ко мне, он сказал: «Товарищ Василевский, вы вот такой массой войск руководите и у вас это неплохо получается, а сами, наверное, и мухи никогда не обидели».

Это была шутка. Но скажу откровенно, что не всегда легко было оставаться спокойным и не позволить себе повысить голоса. Но... сожмешь, бывало, до боли кулаки и смолчишь, удержишься от ругани и окрика. Умение вести себя в отношении подчиненных с достоинством – непременное качество советского военачальника».

Дырявая память

До сих пор сохраняется негативная хрущевская «отрыжка» на почитание памяти маршалу Василевскому. Никак не отмечались юбилейные даты: 90-летие в 1985-м, 100-летие в 1995-м, 110-летие в 2005-м. Благо, в провинциях народ попроще и посовестливее.

В XXI веке благодарные потомки сумели найти деньги, энтузиастов, скульпторов и архитекторов и поставить памятники выдающемуся полководцу:

  • в 2000 году в Калининграде, на площади Василевского;
  • в 2015 году в Кинешме и в Южно-Сахалинске;
  • в 2016 году грандиозный памятник маршалу воздвигнут в Хабаровске;
  • в 2017 году в Костроме;
  • в 2017 году в Москве на здании Российского союза ветеранов установлена мемориальная плита.

Одним из важнейших факторов признания особых заслуг и сохранения памяти того или иного деятеля является присвоение титула почетного гражданина города, региона или даже страны. Такая традиция существовала и в императорской России, и в СССР, сохранилась и приумножилась в Российской Федерации. К примеру:

  • в Севастополе, который в мае 1944 года штурмовали и освободили войска Василевского, почетным гражданином числится адмирал Ф. С. Октябрьский. Тот самый, который в 1942-м сбежал из сражающегося города, бросив около 100 тысяч бойцов на произвол фашистов. Александр Васильевич в числе почетных не числится;
  • в столице Крыма – Симферополе нашим современникам предлагается гордиться почетным гражданином герром Хорни Мартином, председателем общества граждан района Хандшусхайм немецкого города Хайдельберга, за развитие дружбы между гражданами означенных городов. Советский маршал, освободивший Крым от немецких оккупантов, такой чести не удостоен;
  • в Калининграде (в прошлой жизни Кенигсберге) почетного звания удостоились выдающиеся личности: гражданин Газманов и гражданка Очеретная (ранее носившая фамилию Путина). Василевский опять не прошел по конкурсу.

В Военной энциклопедии СССР 1976 года Маршалу Советского Союза, дважды Герою Советского Союза, кавалеру двух орденов Победы Василевскому была посвящена большая фотография и статья в 149 строк на пол-листа.

В военно-энциклопедическом словаре МО РФ 2007 года ему отведено 38 строчек.

Считаю необходимым напомнить слова нашего президента – Верховного главнокомандующего Владимира Путина: «Наш святой долг – защитить подлинных героев. Мы преклоняемся перед всеми ветеранами поколения победителей». Маршал Василевский как раз, на мой взгляд, относится к тем самым подлинным героям нашего Отечества, память о которых мы должны свято хранить вне зависимости от конъюнктуры.

Валерий Новиков,
капитан 1-го ранга в отставке

Опубликовано в выпуске № 24 (887) за 29 июня 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц