Версия для печати

Идлиб – головная боль Асада

Зачем Турции легализовывать террористов
Ушаков Василий
Фото: google.com

Нынешнее оживление западных медиа вокруг темы Идлиба связано с необходимостью организовать благоприятный информационный фон для противодействия российской инициативе предоставить мандат ООН на гуманитарные поставки в Идлибскую зону деэскалации (ИЗД) только через территории, подконтрольные Дамаску, а также для политической легализации террористической группировки «Хайат Тахрир Аш-Шам» (ранее «Джебхат Ан-Нусра»).

Сейчас ситуация в Идлибе заморожена и там по-прежнему правит бал группировка «Хайат Тахрир Аш-Шам», то есть террористы. Любые другие формирования, в том числе объединенные турками в «Сирийскую национальную армию» (СНА), «Белые каски» и население «дышат» только по согласованию с ХТШ. Те, кого это не устраивает, отправляются в тюрьму насовсем или для профилактики либо просто пропадают.

Характерный свежий пример – чернокожий блогер Билал из США, сторонник BLM, в прошлом году брал у лидера ХТШ Абу Мухаммада Аль-Джулани интервью, а в 2021-м за критику антишариатского произвола ХТШ посидел с февраля по май в печально известной тюрьме «Аль-Икаб» на севере горного района Джебель-Завия. Его спасло, видимо, заступничество каких-то серьезных зарубежных покровителей. Большинству так не везет.

Турки по каким-то лишь им известным причинам подобное положение вещей изменить не пытаются и взаимодействуют с ХТШ по всем вопросам, включая обеспечение своей военной группировки в Идлибе, снабжение беженцев, вывоз сельхозпродукции в Турцию. Хотя в СМИ прямых контактов с террористами стараются не светить, пользуясь прокладками типа тех же «Белых касок» и других окологуманитарных либо местных административных структур.

Более того, в последнее время Национальная разведывательная организация и ряд проправительственных экспертов активно лоббируют перед руководством страны легализацию ХТШ, превращение ее политического крыла в легальную партию на территории «свободной Сирии» (читай – оккупированной Турцией). Расчет при этом скорее на потенциал военно-полицейский, ХТШ – единственная сила, способная унимать и контролировать грызню других формирований, вести их в бой. Таким образом речь идет о сделке, о легализации союза турецких оккупантов с международной террористической группировкой (в скобках стоит отметить, что такой шаг похоронит конституционный процесс, потому как формируемая связанной с Турцией оппозицией треть сирийского Конституционного комитета скомпрометирована сотрудничеством с террористами).

Все это объясняет то, что условия Астаны по ликвидации террористических формирований в Идлибской зоне деэскалации и отводу боевиков на север от трассы М4 в южной части зоны, а также из западных пригородов Алеппо так и остаются нереализованными. У ХТШ с СНА есть общий оперативный штаб с характерным названием «Аль-Фатх Аль-Мубин» («Предназначенное или ясное завоевание»), через который поставляемые турками техника и тяжелое вооружение оказываются в руках ХТШ и фигурируют на видео обстрелов позиций правительственных войск в Интернете.

Сирия не может восстановить движение по стратегическим участкам трасс М4 и М5, в населенные пункты, расположенные на плодородной и снабженной международными транспортными коммуникациями территории, туда не могут вернуться жители.

В месяц от обстрелов и диверсий боевиков на линии соприкосновения гибнут 10–20 сирийских военнослужащих. Позиции ХТШ соседствуют с турецкими постами и турецкие военнослужащие под предлогом обороны периодически открывают огонь по вступающим в огневой поединок с террористами сирийским подразделениям.

Как известно, режим прекращения огня не распространяется на террористические формирования и на случаи самообороны правительственных сил. Поэтому в боевиков, их штабы и лагеря периодически прилетают снаряды и бомбы.

Неделю назад простился с жизнью целый ряд полевых командиров «Аль-Фатх Аль-Мубин», включая официального представителя (то есть спикера) ХТШ.

Это, несомненно, подействовало на боевиков достаточно деморализующе. В то время как Россия требует от Турции нейтрализации террористов, те в свою очередь требуют от Анкары защиты от уничтожения.

Лобби ХТШ на Западе и в Турции включило старую шарманку. Якобы Россия и Сирия бомбят и обстреливают лагеря беженцев, если при этом не будет официального мандата ООН на трансграничные поставки через переход «Баб Эль-Хава» с территории Турции в Идлиб, то начнется гуманитарная катастрофа и потоки беженцев побегут в Турцию, а той придется пропустить их в Европу, потому что у самой экономический кризис и поэтому нужно ввести над Идлибом бесполетную зону под флагом НАТО.

Насколько такие пропагандистские трюки имеют отношение к реальности? Вряд ли сколь-либо существенное. Турецкие жандармы-пограничники регулярно и спокойно стреляют на поражение по пытающимся пересекать границу сирийским женщинам и детям, гораздо более существенные, чем сейчас, обострения обстановки с активными боевыми действиями по всей линии соприкосновения год назад никак не сказались на открытии границы с Турцией для двухсот тысяч надеявшихся туда попасть жителей Идлиба – никого не пустили те же боевики ХТШ. Введение бесполетной зоны представляется не более чем утопией.

Так что речь скорее всего именно об информационном шуме ради сохранения действующего формата трансграничных поставок, в соответствии с которым на территорию, подконтрольную международно признанной террористической организации, завозится неизвестно что в неустановленных количествах. О злоупотреблениях в отношении распределения помощи среди беженцев говорят все, включая ООН и СМИ сирийской оппозиции.

Однако Запад в Совбезе ООН активно протестует против прекращения трансграничных поставок мимо контролируемых Дамаском территорий, якобы это скажется на оперативности доставки грузов и приведет к уменьшению их количества. На самом деле, как показывает опыт, такие поставки просто-напросто блокирует ХТШ, с которой никто ничего не может поделать. А вот прозрачность поставок была бы в таком случае достигнута однозначно.

Опубликовано в выпуске № 25 (888) за 6 июля 2021 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц