Версия для печати

Развитие военного потенциала КНР до 2050 года

Компенсационная стратегия с китайской спецификой
Кошкин Роман
Фото: mil.ru

Военно-политическое руководство КНР с целью гарантированного обеспечения национальной безопасности стремится к 2050 году повысить военный потенциал до уровня США. Китайские военные специалисты предполагают, что Народно-освободительная армия Китая (НОАК) к 2050 году будет обладать возможностями для проведения крупномасштабных объединенных операций и переброски крупных группировок войск и военной техники на дальние расстояния.

Догнать и перегнать

В ходе работы XIX съезда Коммунистической партии Китая (КПК) в 2017 году председатель КНР Си Цзиньпин сформулировал цель по дальнейшему развитию НОАК: достижение уровня США к 2049 году. Предполагается, что процесс модернизации НОАК будет завершен к 2035 году, а до 2050-го она достигнет уровня США.

К 2050 году правительство КНР будет придерживаться концепции ведения высокотехнологичных войн. При этом искусственный интеллект не будет полностью заменять командный состав, а станет использоваться при сборе, анализе, оценке и прогнозировании обстановки ТВД

По мнению американских военных экспертов, стремление руководства КНР к 2049 году достичь военно-технического паритета с США путем использования прорывных военных технологий обусловлено противостоянием группировке США в зоне Тихого океана в случае возникновения вооруженного конфликта, а также защитой национальных интересов Китая. На фоне этого в последние 20 лет уровень военного превосходства США в мире постепенно стал снижаться. Однако командование ВС США считает, что «третья компенсационная стратегия», предусматривающая масштабное развитие прорывных технологий, на начальном этапе своей реализации подтвердила военно-техническое преимущество над Китаем. Впервые о данном направлении развития американских ВС заявил Центр стратегических и международных исследований США (CSIS) в 2017 году в докладе «Анализ и оценка третьей компенсационной стратегии».

Председатель КНР Си Цзиньпин в 2019 году заявил о необходимости ускорения реализации передовых военных технологий с целью достижения паритета с США, используя при этом собственные ресурсы. Военные эксперты США подтверждают, что в рамках симметричного реагирования в КНР реализуется значительная часть американских высокотехнологичных инициатив. В рамках асимметричного реагирования руководство НОАК делает акцент на «Стратегию изоляции театра военных действий (ТВД), ограничении доступа и маневра» – А2/АD.

Согласно заявлению эксперта Академии военных наук КНР Фань Гаоюэ военно-политическое руководство КНР имеет потенциал повышения возможностей в таких сферах, как воздушное и космическое пространство. Ведется работа по реализации прорывных технологий в следующих областях: робототехника, оружие автономного действия, нанотехнологии, беспилотные системы, анализ больших данных, искусственный интеллект, квантовые и облачные вычисления, биотехнологии, взаимодействие машины и человека, сверхзвук. По заявлению заместителя министра обороны США Р. Уокера, Китай реализует собственную компенсационную стратегию с китайской спецификой.

В приоритете Тихий океан

Военные эксперты США полагают, что целью военно-политического руководства КНР является на начальном этапе путем модернизации и переоснащения НОАК достижение до 2035 года военного паритета с США в зоне Тихого океана до линии островов: Хонсю – Гуам – Сайпан – Новая Гвинея. С этой целью в КНР будут решены следующие задачи:

1. Повышение возможностей НОАК в организации и проведении объединенных боевых операций видов и родов войск.

Развитие военного потенциала КНР до 2050 года

С момента образования КНР командование НОАК отдавало приоритет развитию СВ. Высшее военно-политическое руководство страны, как свидетельствуют документы Министерства обороны КНР, пришло к выводу, что морская акватория, включая в первую очередь Тайваньский пролив, Восточно-Китайское и Южно-Китайское моря, является зоной национальных интересов. В настоящее время процесс военного строительства Китая направлен на развитие ВВС и ВМС, способных обеспечить защиту интересов в морской и океанской зонах.

Проводимая с 2016 года в НОАК военная реформа, с точки зрения западных специалистов, по своему масштабу и глубине сравнима с реформой Министерства обороны США 1986 года, позволившей оперативно создавать экспедиционные формирования.

Американские эксперты отмечают приоритет для военно-политического руководства КНР концепции многосферных операций. В частности, для их всестороннего обеспечения в 2015 году был сформирован новый вид НОАК – силы стратегической поддержки, с помощью сил и средств которых, с точки зрения командования НОАК, необходимо обеспечить полный контроль над информационным пространством.

К середине XXI века Китай в связи с существенным ростом количества высокотехнологического вооружения планирует при проведении объединенных операций активно использовать передовые технологии с искусственным интеллектом, которые ускорят процесс принятия решений и повысят эффективность применения войск, а также усилят степень интеграции информационных ресурсов.

2. Повышение возможностей НОАК по оперативной переброске войск, боевой техники и военных грузов на дальние расстояния.

С 2020 года активизировались полеты стратегических бомбардировщиков ВВС НОАК «Хун-6К» в международном воздушном пространстве отдаленных морских районов Тихого океана. Одновременно проводится модернизация данного типа самолетов, усовершенствованный бомбардировщик «Хун-6N» способен осуществлять дозаправку топливом в воздухе и соответственно имеет увеличенную дальность полета. В настоящее время Китай также ведет разработку стратегического бомбардировщика «Хун-20», поступление на вооружение которого планируется к 2025 году. Его дальность полета позволит достигать побережья Австралии, Гавайских островов и континентальной части США.

Авианосец «Ляонин» ВМС КНР периодически осуществляет патрулирование Тайваньского пролива и Южно-Китайского моря. Китай планирует построить собственный авианосный флот в составе четырех авианосных ударных групп, повысить возможности эсминцев УРО проекта 055 и десантно-вертолетных кораблей-доков проекта 071.

Одновременно Китай завершает реформу войск морской пехоты ВМС: увеличивает численность личного состава, изменяет организационно-штатную структуру, обеспечивает современными видами вооружения, совершенствует систему боевого управления и взаимодействия.

Другим важным аспектом, отражающим планы командования НОАК увеличить возможности по переброске войск, является процесс создания Китаем за рубежом военных баз, а также подписание соглашений с некоторыми зарубежными государствами об использовании их морских портов боевыми кораблями, выполняющими задачи по защите морских транспортных коммуникаций.

Создание военной базы в Джибути направлено на расширение влияния КНР на мировой арене и обеспечение деятельности китайских кораблей в Аденском заливе. По мнению американских экспертов, на первый взгляд группировка ВМС КНР, развернутая в Аденском заливе, выполняла задачи по защите судов, следующих в данной акватории. Фактически КНР при отсутствии каких-либо внешних угроз закрепила свое присутствие в этом регионе мира, в полной мере и без каких-либо серьезных опасений со стороны международной общественности реализовывает замысел по росту влияния в акватории Индийского океана.

В зарубежных СМИ появляются публикации о планах КНР получить доступ к иностранным морским портам. В настоящее время Китай путем инвестирования получил возможность использования порта Пирей в Греции, Гвадар – в Пакистане, Хамбантота – в Шри-Ланке, проявляет интерес к портам Хайфа и Ашдод в Израиле, Люганвилл – в Вануату, Кахконг – в Камбодже.

Кроме того, Китай создал пункты базирования ВМС и аэродромы на спорных островах архипелагов Сиша и Наньша в Южно-Китайском море. Здесь построены три взлетно-посадочные полосы и самолетные ангары, оборудованы позиции противокорабельных и зенитных управляемых ракет.

По мнению Министерства обороны США, в случае возникновения вооруженного конфликта руководство КНР путем использования сил и средств ВМС НОАК, береговой охраны и народного ополчения способно сформировать самую многочисленную в АТР группировку кораблей/судов при поддержке ВВС и морской авиации НОАК.

После реформы армии

3. Реформирование руководства НОАК.

В результате проводимой с 2016 года реформы НОАК были упразднены Генеральный штаб и входящие в его состав управления, военные округа реформированы в объединенные командования. Руководство вооруженными силами, как и учреждениями, ответственными за развитие военной науки и техники, стало прерогативой Центрального военного совета (ЦВС).

Председатель КНР также инициировал аресты находящихся в отставке и обвиненных в коррупции бывших заместителей председателя ЦВС Сюй Цайхоу и Го Босюн, а также начальника Объединенного штаба ЦВС генерал-полковника Фан Фэнхуэя и начальника Управления политической работы ЦВС генерал-полковника Чжан Яна, имевших авторитет и влияние среди высшего военно-политического руководства Китая. В рамках проведения военной реформы Си Цзиньпин утвердил процедуру надзора и наказания военнослужащих НОАК через Комитет по дисциплине ЦВС. В связи с этими мерами Си Цзиньпин не только значительно укрепил свое положение, но и назначил на ключевые должности в НОАК поддерживающих его офицеров, что привело к усилению и централизации власти председателя КНР.

4. Влияние роста потенциала НОАК на страны АТР и акватории Индийского океана.

Военно-политическое руководство КНР считает, что следующие пять – десять лет станут «решающим периодом» процесса технологической конкуренции США и Китая. Американские эксперты полагают, если цель Синь Цзиньпина будет достигнута до 2050 года, то это приведет к значительным геостратегическим изменениям в мире – США будет противостоять равный по военному и экономическому потенциалу противник.

Для большинства государств АТР значительный рост к 2050 году военного потенциала Китая не увеличит риск конфронтации с ним. При этом данное обстоятельство потребует от ведущих государств этого региона и акватории Индийского океана учитывать два ключевых момента.

1. Военно-политическое руководство КНР осознает, что НОАК не имеет практического опыта ведения боевых действий, особенно в воздушном пространстве или на море. В последний раз боевые действия Китай вел в 1979 году во время китайско-вьетнамского конфликта на ограниченном сухопутном ТВД. В данной ситуации возможно инициирование Китаем развязывания локального вооруженного конфликта с целью практической проверки боевых возможностей НОАК. Ряд экспертов США полагают, что такой противоборствующей стороной станет Вьетнам при разрешении территориальных споров в Южно-Китайском море. Во внимание также принимается тот факт, что США не будут оказывать военную помощь Вьетнаму в связи с отсутствием каких-либо договоренностей между ними в сфере безопасности. При данном варианте развития событий Китай также может проверить свои возможности по переброске войск на острова Сиша и Наньша.

2. В последнее пять лет значительно усилился интерес Китая к технологиям искусственного интеллекта в военной сфере, что может оказать серьезное влияние на модель ведения будущих боевых действий. Председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что к 2030 году он планирует сделать Китай мировым центром искусственного интеллекта. В настоящее время в НОАК идет активное внедрение технологий в сфере искусственного интеллекта для проведения анализа обстановки с целью предоставления информации о ситуационной осведомленности на ТВД и принятия решения, определения необходимости корректировки планов, координации действий используемых сил и средств.

К 2050 году правительство КНР будет придерживаться концепции ведения высокотехнологичных войн. При этом предположительно искусственный интеллект не будет полностью заменять командный состав, а станет использоваться преимущественно при сборе, анализе, оценке и прогнозировании обстановки ТВД. Эксперты предполагают, что это, с одной стороны, значительно облегчит и ускорит процесс обработки неоднородных и сложных данных о ситуационной осведомленности на поле боя, полученных от многочисленных источников. С другой стороны, исключаются этические и правовые аспекты ведения боевых действий.

Китайские политики заявляют, что США не готовы принять увеличение роли КНР на международной арене, в том числе значительного роста китайского военного потенциала, это подтверждается текущим обострением отношений США и Китая, выражающимся в ведении «торговой войны».

Таким образом, реализуемые военно-политическим руководством КНР планы вывести к 2050 году военный потенциал страны на уровень США отдельными государствами Азиатско-Тихоокеанского региона и акватории Индийского океана, в первую очередь США, Японией и Индией, воспринимаются негативно. В связи с этим ими будут приниматься меры по увеличению военного бюджета и сдерживанию Китая, что приведет к росту международной напряженности.

Опубликовано в выпуске № 26 (889) за 13 июля 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц