Версия для печати

Частное дело «диких гусей»

Наемники и ЧВК становятся главным оружием в конфликтах будущего
Ходаков Игорь
Фото: bnas.ru

Довольно известный военный историк Эдвард Люттвак в одной из работ назвал рубеж тысячелетий постгероической эрой с точки зрения способов применения силы в ходе военных конфликтов. В пример он привел Югославию, против которой НАТО не решилась задействовать сухопутные войска. Единственное, писатель забыл упомянуть Виктора Черномырдина – главного архитектора победы США и их сателлитов над Югославией; победы, которая могла бы не состояться и в любом случае не носила военный характер.

Ибо никто в Североатлантическом альянсе не желал бросать своих солдат в балканскую мясорубку ради претворения в жизнь геополитических интересов заокеанского сюзерена. Даже турки, которых, если не ошибаюсь, в НАТО рассматривали как главную ударную силу в предстоящей кампании. И вправду – не ценную же кровь господ-европейцев проливать. А ну просочатся кадры с искалеченными и умирающими солдатами альянса. А турки – они тоже НАТО, но вроде не совсем и европейцы, а в глазах оных – сродни полякам, румынам или болгарам. Тех можно в огонь и в воду.

Хотя скептицизм Брюсселя по поводу боевых возможностей турецкой армии, особенно в перспективе ее столкновения с высокомотивированными, хорошо вооруженными и обученными югославскими войсками, имевшими опыт борьбы с албанскими террористами, был обоснован. Ибо последующие события в Сирии продемонстрировали: многие эксперты преувеличивали военную мощь Анкары.

Что касается опасений американцев и их сателлитов относительно вторжения в Югославию, то их следует назвать оправданными. «Довольно небольшие контингенты югославских войск (менее 25 000 человек в общей сложности), – пишет Люттвак, – несколько недель подвергались тяжелым бомбардировкам: но когда в Косово вошли войска НАТО, а югославские части отступили в Сербию, выяснилось, что потери югославов в людях и вооружении составили около двух, а не 25 процентов, как ожидалось по прежним натовским оценкам».

Ставка на пушечное мясо

Ничего необычного в действиях западных стран нет. Ведь еще в книге «Екклесиаст» сказано: «Нет ничего нового под солнцем». Достаточно вспомнить, например, Римскую империю в эпоху нравственного упадка автохтонного населения, сделавшего ставку на наемников, когда для собственных граждан служба превратилась из престижной в обременительную. И как результат, известный нам по школьным учебникам: последнего западноримского императора Ромула Августа сверг начальник его собственной охраны – наемник Одоакр, бывший, по всей вероятности, готом.

Отчасти та же участь постигла возникшие на обломках империи варварские королевства, военное сословие которых довольно быстро, как отмечал крупнейший военный историк Ганс Дельбрюк: «Исчезает тем скорее, чем больше оно сливается в одно целое с побежденными». И в результате часть варварских королевств пала под ударами великих полководцев Юстиниана I – Велизария и Нарсеса, другую часть сокрушили арабы, обязанные своими победами опустошившей Европу чуме и сплотившей их новой религии.

Деятельность ЧВК позволит США и Англии отстаивать силой интересы в мире, превратив его в территорию перманентной войны и существенно расширив географию горячих точек, в том числе и на постсоветском пространстве. И ответ на эту угрозу должен быть адекватным

Однако растратив свой боевой пыл или, как бы сказал культуролог Лев Гумилев – пассионарность, арабы не смогли противостоять сначала экспансии турок-сельджуков, сменивших их в качестве правящей элиты в исламском мире Срединной Азии, а затем натиску крестоносцев и, наконец, монгол, поставивших точку в истории Багдадского халифата.

Словом, одна из составляющих любой вступившей в стадию гедонизма цивилизации – угасание героизма и нежелание проливать кровь на войне. Точнее – речь о нежелании проливать собственную кровь, а проливать ради своих интересов чужую – тех же иноплеменников – пожалуйста. И даже необходимо.

Так, персы в период кризиса своей державы опирались на греческих наемников, представлявших собой наиболее боеспособные войска Дария III в его войне с Александром Македонским; упомянутые римляне – на германцев, византийцы (те же, в сущности, римляне) – на славян, норманнов, англосаксов; арабы – на гулямов, то есть воинов-рабов, в число которых кто только не входил. Впрочем, обращаться за примерами можно не только к древности: французы в годы Первой мировой активно использовали сенегальцев, британцы – гуркхов. Последние также вошли в состав английских оккупационных войск в Сербии.

Достигшие же стадии гедонизма нынешние англосаксы до недавнего времени делали ставку на вооружение, позволяющее уничтожать противника на безопасном для себя расстоянии, при минимизации непосредственного боевого контакта с ним. Так было в Югославии, Ливии и частично в Ираке.

Относительно последнего Соединенным Штатам повезло: с одной стороны, им, видимо, удалось подкупить часть генералитета, предавшего Саддама, – иначе и не объяснишь не взорванные иракцами мосты через Евфрат, – и отказавшегося защищать крупные города (исключением стала Басра), что в противном случае заставило бы агрессора нести серьезные потери; с другой – жаждавшие втиснуться в «цивилизованную» семью вчерашние наши союзники по Варшавскому договору и некогда бывшие братские советские республики из кожи вон лезли, посылая своих солдат в качестве пушечного мяса в раскаленные пески Ирака.

Приходившие домой гробы и слезы безутешных родителей в румынских или болгарских селениях, украинских и грузинских деревнях, тихих польских городках правящим кругам названных народов виделись подходящей платой для вступления в НАТО, куда еще не всех и берут. Но деградация политической элиты с ее антинациональной политикой – отдельная тема, выходящая за рамки этой статьи.

Другое дело: без преданных сателлитов Вашингтону трудно было бы реализовать свои геополитические амбиции. Без них, когда приходится вступать в непосредственное вооруженное столкновение с противником, экспансия начинает буксовать. «Достаточно вспомнить, – пишет Люттвак, – как американцы немедленно покинули Сомали после потери 18 солдат в октябре 1993 года». Причем в Соединенных Штатах давно уже профессиональная армия.

Последние герои Запада

И тем не менее, как отмечает исследователь: «В США те родители, которые по меньшей мере одобряют решение детей поступить на службу в армию, то есть выбрать карьеру, посвященную войне и подготовку к ней, ныне зачастую реагируют с удивлением и гневом, когда их детей посылают туда, где действительно может произойти сражение. Раны и смерть кажутся им скорее возмутительным скандалом, нежели профессиональным риском… У итальянцев (в этом смысле, возможно, самой постиндустриальной нации и, конечно же, с самым низким уровнем рождаемости в Европе) есть особое словечко для такой реакции: «мамизм» (mammismo)».

Частное дело «диких гусей»
Фото: google.com

Собственно, американский генерал-лейтенант Филипп Дэвидсон – автор книги, представляющей собой наиболее полный взгляд на войну во Вьетнаме со стороны агрессора, называет в числе причин поражения США пацифистское движение внутри государства. То есть прежде всего тыл, а не войска в развитых странах не желают войны. Хотя здесь также следует сделать оговорку: да, на Западе армия состоит из профессионалов, но большинство из них поступают на службу ради повышения социального статуса, различного рода льгот, но не для того, чтобы проливать кровь; тем более во имя интересов заокеанского сюзерена. Разумеется, речь не идет о спецподразделениях, но они не составляют в вооруженных силах большинство.

Пожалуй, последним примером героизма англосаксов на поле боя стала война Великобритании за возвращение контроля над Фолклендскими островами – война, которая могла обернуться для некогда владычицы морей серьезными потерями и даже поражением. Однако стратеги в Буэнос-Айресе не позаботились о наращивании в Порт-Стэнли 1200-метровой взлетно-посадочной полосы и поэтому аргентинским «Скайхоукам» и «Супер Этандарам» проходилось осуществлять боевые вылеты с континента, что снижало их эффективность. Да и наращивание аргентинцами сил на острове могло затруднить британцам операцию по его овладению. Но хунта проявила поразительную беспечность, а англичане – надо отдать им должное – хорошую боевую подготовку и высокую мотивацию.

Доброе слово и пистолет решают многое

Правда то, что, условно говоря, проходило на рубеже тысячелетий, забуксовало в первой четверти века, когда геополитические интересы США столкнулись с российскими, китайскими и иранскими. Поступить с ними, как с той же Югославией, на Капитолийском холме оказались не в силах. Даже угроза удара ядерным оружием со стороны Северной Кореи остудила разгоряченный предыдущими легкими победами пыл американских генералов и заставила Дональда Трампа на глазах у изумленной публики усесться за стол переговоров с Ким Чен Ыном.

И Сирия здесь – наиболее яркий пример, когда представления заокеанской элиты в реальности вступили в непреодолимый конфликт с нею, вызвав недостойную великой державы смешанную с угрозами истерику. Но помимо САР существуют другие точки пересечения стратегических интересов сверхдержав, где американцам приходится жать на тормоза, а политическому истеблишменту – класть на полку «Великую шахматную доску» Збигнева Бжезинского и доставать оттуда изрядно запылившийся том «Конфликта цивилизаций» Сэмюэла Хантингтона.

Безусловно, едва ли не ключевой противник США – Китай. Пересечение его интересов с американскими происходит не только в акватории Желтого моря, где обе страны наращивают военное присутствие, о чем я уже писал, («Возможна ли война в Азиатско-Тихоокеанском регионе»), но и в Африке. А именно в Алжире, Нигерии и Судане. Сферой противостояния Пекина и Вашингтона в экономической плоскости становится и Европа. Неслучайно США так обеспокоены ростом военной мощи Поднебесной, ВМС которой по числу боевых кораблей стали крупнейшими в мире; причем дело даже не в числе, а в их качестве. Например, подводный флот КНР: на вооружение новейших ПЛАРБ 094А «Цзинь» должны поступить МБР третьего поколения JL-3, с дальностью полета, по мнению экспертов, в том числе и американских, превышающей 10 тысяч километров, и способные уничтожить США; правда, при условии, что удар будет наноситься из Бохайского моря. Ну и наконец, Китай несравненно менее чувствителен к людским потерям на сухопутном театре, нежели американцы. Хотя нельзя не признать, что и здесь ситуация постепенно будет меняться по мере увеличения благосостояния граждан КНР.

На Черном континенте также сталкиваются интересы США и России. Достаточно вспомнить, что после того как Вашингтон объявил о выводе своих войск из Сомали, Кремль достиг соглашения с Хартумом о создании военно-морской базы в Порт-Судане, недавно разорванного Суданом под давлением – вряд ли у кого-то на сей счет возникли сомнения – Белого дома. Впрочем, дипломатическая неудача сегодня может преобразоваться в успех – завтра.

Возрождение наемничества

Но что актуально для нашей темы: в последнее время в несколько трансформированном виде возрождается институт наемничества – речь о частных военных компаниях (ЧВК). Именно благодаря им Вашингтон может позволить себе вывести войска из Афганистана, попросту сменив их на ЧВК. Тем более что они там давно уже присутствуют и по различным оценкам несут потери, превышающие потери собственно военных. Удивительного здесь ничего нет, ибо в ЧВК служат, как правило, бывшие бойцы, в том числе и спецподразделений. Имеющие боевой опыт, они принимают участие в наиболее сложных и опасных операциях. Соответственно и общественное мнение, что в США, что в других западноевропейских странах, менее чувствительно к потерям среди них.

В Африке «солдаты удачи» могут стать движущей силой «горячей фазы» противостояния России, Китая и США; причем речь, подчеркну еще раз, о противостоянии хорошо подготовленных бойцов. Так, китайские ЧВК охраняют промышленные объекты КНР в Кении, Нигерии, Эфиопии и Южном Судане. В последнем несколько лет назад произошла история, свидетельствующая о высоком уровне профессионализма бойцов (впрочем, далеко не всех) ЧВК Поднебесной. Речь о вспыхнувших на территории Южного Судана беспорядках, поставивших под угрозу жизни китайских рабочих нефтяной компании. По словам военного эксперта Ильи Плеханова, «за охрану нефтяников отвечала китайская же частная фирма DeWe, которая под огнем повстанцев спасла 330 китайских граждан». Причем что интересно: «По большей части китайские контракторы не вооружены». Пока, во всяком случае.

Китайские ЧВК работают также в Афганистане и Ираке, то есть не то что в горячих – в раскаленных точках. Вообще порядка пяти миллионов китайских рабочих трудится в 16 тысячах компаний по всему миру, в том числе и в регионах с непрекращающимися военными конфликтами. В том же Южном Судане не одно десятилетие полыхает гражданская война. Число китайских частных охранников за рубежом на сегодняшний день превысило 3000 человек и, безусловно, будет расти, ибо их услуги стоят гораздо дешевле, нежели аналогичные американских или британских структур.

И что самое интересное, в данной сфере с Поднебесной сотрудничает не кто иной, как Эрик Принс – основатель первой в мире ЧВК Blackwater. Вот уж, согласитесь, где применимо приписываемое Веспасиану изречение «Деньги не пахнут». Другое объяснение этому – невысокий, по словам ведущего отечественного китаеведа Алексея Маслова, уровень квалификации большинства бойцов китайских ЧВК. Но опять же – пока.

Схватки бульдогов под ковром

Станут ли российские и китайские ЧВК со временем играть и политическую роль? У себя на родине, особенно в Китае – вряд ли. Но вот применительно к странам – я позволю себе воспользоваться несколько устаревшим термином – третьего мира, думаю – да. Так, по инициативе Парижа российская ЧВК в ЦАР вынуждена координировать свои действия с французскими военными. Как известно, даже после крушения колониальной империи Пятая республика сохранила военное присутствие в ряде стран Северо-Западной и Экваториальной Африки. К слову сказать, Франции свои интересы на Черном континенте приходится отстаивать в перманентном конфликте с Соединенными Штатами и Россией. Касательно последней: в последние годы соседний с ЦАР Чад наращивает военное сотрудничество с РФ, что вряд ли устраивает Париж, считающий эту страну традиционной вотчиной своих военно-экономических интересов, укладывающихся в рамки концепции Франсафрики.

И это касается не только Чада: в военном сотрудничестве с Россией выражают заинтересованность столкнувшиеся с исламистским терроризмом Нигер, Мали, Буркина-Фасо и Мавритания. Все – бывшие французские колонии и, допускаю: в ближайшей перспективе – сфера деятельности российских ЧВК. Что может им противопоставить, помимо ВС, Париж, не располагающий в Африке ЧВК – пока, во всяком случае? Иностранный легион, части которого дислоцируются в Мали. Вообще для того, чтобы оценить геополитическое значение Черного континента для Пятой Республики, достаточно процитировать некогда произнесенные Франсуа Миттераном слова: «Без Африки у Франции не будет собственной истории в XXI веке».

Слова пророческие, поскольку не только Пятая республика, но и другие ведущие страны Запада теряют собственную историю, попадая во всю большую зависимость от США, которые постепенно вытесняют французов из Черного континента. И здесь для Парижа единственный шанс сохранить свою опеку над бывшими колониями – конструктивное сотрудничество с Россией и Китаем, том числе и в сфере взаимодействий с ЧВК, ради выстраивания общего фронта противостояния экспансии США в регионе. Соответственно, именно в Африке единство НАТО может дать трещину. Смирится ли с этим Вашингтон? Вопрос риторический.

Из Африки перенесемся в Латинскую Америку. По неподтвержденным данным, бойцы российской и китайских ЧВК предотвратили несколько лет назад военный переворот в Венесуэле, который должны были осуществить американские наемники. Даже если это и не так и китайские ЧВК в Венесуэле – миф, то это отнюдь не отрицает саму перспективу военного присутствия КНР в данной стране, равно как и в Латинской Америке в целом – вотчине, со времен доктрины Монро, Соединенных Штатов.

Вспомним, как несколько лет назад шли разговоры о военном присутствии НОАК в Сирии. Да, Пекин воздержался от отправки туда войск, в том числе, полагаю, и по логистическим соображениям. Однако при реализации проекта «Один пояс – один путь» Поднебесная заинтересована в стабильности региона и дружественном ей правительстве в Дамаске, поэтому в будущем нельзя отрицать военную составляющую китайско-сирийских отношений, и, вполне возможно, это может найти выражение в появлении там ЧВК.

Уделенное внимание китайским ЧВК обусловлено следующим. Во-первых, я уверен, что в недалекой перспективе они получат официальное право со стороны власти на ношение и применение, в случае необходимости, оружия. Скажем, Пакистан против присутствия на его территории иностранных войск. Соответственно арендованные и расположенные в Гвадаре объекты Поднебесной будут охранять ЧВК – не зря же китайцы решили воспользоваться услугами Принса. И надо полагать, охрана все-таки будет вооруженной. Во-вторых, я не случайно привел только некоторые и далеко не исчерпывающие тему примеры роста военной мощи НОАК, что исключает саму перспективу военного конфликта КНР и США, ибо американцы, если и смогут одержать победу, то только пиррову.

Другое дело, что Вашингтон уже сейчас делает ставку на подрыв своих главных геополитических противников изнутри, разыгрывая уйгурскую и гонконгскую карты в отношения Китая, равно как и поддерживая деструктивные силы в России. До недавнего времени это был Алексей Навальный и созданные им структуры, скоро появится кто-то еще, в чем сомневаться не приходится.

Однако не менее – если не более опасным фронтом противостояния США и Китая, с одной стороны, и России – с другой – могут стать названные континенты, африканский прежде всего. В Вашингтоне вполне могут организовать беспорядки и вооруженные провокации, направленные против китайских компаний, наподобие упомянутых событий в Южном Судане, втянув китайские ЧВК в военные действия, а потом обвинив их в применении силы к «мирным» гражданам.

И здесь российским и китайским ЧВК стоит если и не объединиться – ибо все-таки задачи у них различные, то хотя бы, кооперируясь с французами, скоординировать действия перед общим американо-британским противником, который, в свою очередь, будет наращивать как мощь, так и влияние соответствующих структур в мире.

Так, по данным экспертов, в 2023 году сектор ЧВК в США будет стоить более 81 миллиарда долларов.

Деятельность ЧВК позволит США и Великобритании отстаивать силовыми методами свои интересы в мире, превратив его в территорию перманентной войны и существенно расширив географию горячих точек, в том числе и на постсоветском пространстве, что, собственно, мы и наблюдаем на современном этапе. И ответ на эту угрозу должен быть адекватным: либо увеличение числа спецподразделений, способных выполнять боевые задачи в любой точке земного жара, либо рост высокопрофессиональных ЧВК.

Игорь Ходаков,
кандидат исторических наук

Опубликовано в выпуске № 27 (890) за 20 июля 2021 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц