Версия для печати

Забытые реформы маршала Жукова

Золото 999-й пробы и «чехословацкие мотивы» в офицерских мундирах середины 1950-х годов
Плугатарёв Игорь
Фото: rvio.histrf.ru

В московском Музее военной формы отрылась и работает неординарная выставка под названием «Георгий Жуков. Время власти и забытые реформы». Она посвящена 125-летию со дня рождения «маршала Победы», которое будет отмечаться 1 декабря 2021 года. В чем необычность ее содержания?

Имя Георгия Константиновича накрепко вписано во все исторические и политические процессы отечественной истории 30–50-х годов ХХ столетия. Однако если предвоенные события, битвы Великой Отечественной войны, связанные с великим полководцем, и последующая его многолетняя опала, в том числе и хрущевская, освещены широко, зачастую детально, то деятельность военачальника с возвращением его на вершину военной власти показана историками не столь подробно. А этот период не менее интересен, высвечивает новые «нюансы» как в деле руководства Жуковым огромной армией Советского Союза, так и в его характере.

Выставка в специализированном музее (она продлится по 5 сентября) делает акцент на ныне забытых реформах военной формы одежды середины 1950-х годов, которые Жуков как министр обороны не только инициировал, но и принимал в разработке новшеств непосредственное участие. Для показа этого удалось собрать уникальные экспонаты – от небольших петлиц до полных комплектов нововведенной формы, включая головные уборы. В экспозицию вошли соответствующие предметы из Центрального музея Вооруженных сил, Музея Победы, Студии военных художников имени Грекова, Российской государственной библиотеки искусств, равно как и из впечатляющих частных собраний.

Обладатель одного из таких, кандидат юридических наук Сергей Королев, полагает, что его коллекция, пожалуй, самая большая в стране. Всего у него более 60 тысяч таких отечественных раритетов. Есть, например, множество вещей, которые имеют непосредственное отношение к Параду Победы 1945 года. А особенно бережно собиратель реликвий формы одежды и знаков отличия хранит шитье с парадного мундира самого маршала Жукова.

Принадлежавший Жукову двубортный парадно-выходной мундир образца 1954 года, украшенный богатым золотым шитьем, демонстрируется на выставке. Судя по виду «с иголочки, муха не сидела», похоже, этот китель Георгий Константинович разве что примерял. Поносить же не довелось, поскольку быстро последовало новое реформирование формы.

На данную же выставку собиратель Королев предоставил редчайшие образцы обмундирования и снаряжения Советской армии тех нескольких лет, когда Георгий Константинович возглавлял Министерство обороны. «В 1955 году, – рассказал энтузиаст, – Жуков создал для армии-победительницы, пожалуй, самую красивую военную форму за всю послереволюционную историю. Офицерская форма отделывалась по воротнику, рукавам и по околышу фуражки золотым шитьем. Отнюдь не искусственным! Мало кто знает, но на офицерскую, генеральскую, маршальскую парадную форму выделялось не «какое-нибудь», а золото 999-й пробы! Галун, который шел на изготовление погон, был позолоченным… Представьте себе, даже подруги моей жены, абсолютно далекие от всего, что связано с армией, когда входят в зал с маршальскими мундирами жуковских времен, надолго задерживаются у витрин и не могут глаз оторвать от этого золотого шитья, выполненного настоящей золотой нитью!»

Любопытно, что еще за год до того, как «маршал Победы» возглавил в 1955-м военное ведомство, он, будучи на посту заместителя министра, добился от политического руководства страны упразднения введенные в свое время Сталиным погоны при мундирах гражданских лиц, в частности, сотрудников МИДа. Полководец был убежден, что, при всем уважении к дипломатическому корпусу, исключительное право на ношение погон принадлежит военным, что после войны представлялось более чем очевидным. Это, кстати, очень актуально для нашего времени, когда погоны носят чуть ли не все кому не лень.

Мундирное преобразование случилось в силу понимания военным руководством того, что назрела пора форму существенно обновить. Было очевидно, что старая форма, которую советский солдат не менял, по сути, с 20-х годов и в которой прошел Великую Отечественную, морально уже устарела. «Приближалась 10-я годовщина Победы, – пояснял при открытии выставки руководитель музейно-выставочного департамента Музея военной формы Антон Глинкин, – а победители продолжали облачаться в неказистые гимнастерки и галифе, пошитые с большим запасом на годы вперед. И новая форма с ее красивой атрибутикой вводилась специально для того, чтобы сделать парад на эту круглую дату более торжественным. Георгий Жуков лично утверждал цвета и ткани».

Сталин вплоть до своей смерти в 1953 году был непреклонен, когда ему предлагали что-то кардинально поменять в форме, ограничивался косметическими новшествами. Но в 1949-м он разрешил заметно изменить парадный гардероб летчиков и танкистов, которые, по его мнению, сыграли наиболее выдающуюся роль в Великой Отечественной войне. Вернувшийся вскоре после похорон вождя в Москву из долгосрочной ссылки маршал Жуков был назначен первым заместителем министра обороны. С этих пор он лично курировал вопросы, связанные с изменениями в военной форме, без оглядки на высшее политическое руководство. И реформы последовали незамедлительно. Именно тогда появилась у сухопутчиков парадная форма одежды ранее утвержденного цвета морской волны, но при белой рубашке с галстуком и брюками навыпуск. А в повседневную форму при открытом кителе вводилась рубашка защитного цвета. В 1957 году она станет самостоятельным предметом военной формы – Жуков разрешит носить ее без кителя. Для этого будет изменен фасон и «под» нее специально разработают «мягкие» погоны.

Жуков также учитывал, что семимильными шагами менялась идеология и методология применения армии и флота. Новое, невиданное ранее вооружение, поступающее в войска, «требовало соответствия» тех, кто его обслуживал и призван был применить в случае отпора потенциальному противнику. Советский офицер, солдат, что называется, должен был достойно выглядеть на фоне раскручивающегося маховика холодной войны: с одной стороны, браво и уверенно, с другой – как бы предупреждающе: «Кто с мечом к нам…»

На выставке демонстрируется резолюция маршала «Утверждаю» на списке образцов. Он не просто «подмахнул» этот документ. Министр обороны вникал в особенности дизайна формы, как для офицеров, так и для сержантов, солдат. Существенные изменения также вносились в парадную и полевую формы. Парой приказов 1955 и 1956 годов Жуков отменял ряд соответствующих положений военных лет и регламентировал ношение новой формы летнего и зимнего образцов. Именно он для офицеров вместо красноармейской звезды на фуражке ввел кокарду, и она без особых изменений просуществовала вплоть до распада Советского Союза.

Жуков, что называется, варьировал, искал «само совершенство». Именно этим можно объяснить введенные им в этот период мундиры стального (читай – серого) цвета. При этом у танкистов воротник оторачивался черным бархатом, что при наличии на нем крупных металлических лавровых ветвей и эмблем (танков) разительно отличал этот род войск от других. Этот «стальной» фасон продержался всего ничего; и много позже, в 1969 году, «мышиный» цвет стала использовать милиция.

Однако вскоре в правительстве посчитали излишеством и роскошью как применение золота при оформлении офицерского облачения, так и чрезмерное разнообразие предметов, его составляющих. И Жуков вынужден был согласиться, что он «увлекся», что предложенное им требовало значительных расходов материальных средств. В годы восстановления народного хозяйства это было недопустимо. Маршал поручил тыловикам найти более экономичные варианты. И в 1957 году во исполнение отданных распоряжений заслушал доклад начальника тыла генерал-полковника Василия Виноградова.

Министр приказал ему в порядке обмена опытом по индивидуальному пошиву формы пригласить инструкторов-портных и закройщиков из Чехословакии. Дело в том, что еще в январе 1956 года Георгий Константинович в составе советской партийно-правительственной делегации участвовал в первом заседании Политического консультативного комитета государств – участников Варшавского договора, которое проходило в Праге. И, похоже, военная форма одежды чехословацких товарищей очень пришлась ему по душе, он «запал» на нее и захотел нечто подобное для Советской армии. Представительно, недорого, скромно. По сути, маршал предлагал радикальный вариант, по которому отменялась львиная часть новшеств, им же установленных двумя годами ранее.

Закипела работа. Было пошито 13 разных комплектов новой формы одежды. И вскоре начальник тыла представил их министру обороны. Георгию Константиновичу пришлись по душе два набора парадной и повседневной формы. Однако он не поспешил тотчас запустить их «в серию», а приказал выставить на суд офицеров, изучить их мнения. Проекты показали в центральном аппарате Минобороны и в пяти западных округах, а также в дислоцированных в Москве частях войск ПВО и столичных подразделений железнодорожных войск. С учетом поступивших замечаний и доработок образцы новой формы одежды прошли все необходимые инстанции: одобрены Советом обороны, утверждены постановлением Совета министров. И 28 сентября 1957-го введены в действие приказом № 185, подписанным министром обороны.

В новых покроях явно просматривались «чехословацкие мотивы». Вводился китель с нагрудными карманами. Менялась форма погон. Они становились конусообразной формы с верхним (что у шеи) тупым углом при ширине у края плеча 5 сантиметров с заужением к шее до 4 сантиметров. Было немало и других специфических новшеств. Не отменялись разве что сапоги, которые оставались «вечными» вплоть до конца 2007 года и ныне полагаются только военнослужащим рот почетного караула.

Переход на «жуковскую» форму должен был начаться с 1958 года. Но, как известно, 28–29 октября 1957 года на пленуме ЦК КПСС «за принижение роли партии в Вооруженных силах» Жуков был отстранен от должности главы военного ведомства. Занявший его кресло маршал Родион Малиновский рьяно взялся искоренять «жуковщину» в войсках, в том числе повелел остановить реализацию 185-го приказа.

Вскоре праздновали 40-ю годовщину Октябрьской революции, и на торжественном приеме Родион Яковлевич заявил генералитету, что он – за сохранение формы погон «по старой русской традиции», без какой бы то ни было их «трапецивидности». Карманы на кителе вопреки мнению большинства офицеров тоже отменил. Как, в общем-то, и все другие нововведения опального бывшего министра. И уже 29 марта 1958 года издал свой «форменный» приказ № 70, которым вводилась новая форма одежды, а приказ № 185 был отменен. Так что история «жуковской» реформы закончилась, по сути, не начавшись: она продлилась всего полгода и осталась только в опытных образцах.

Опубликовано в выпуске № 27 (890) за 20 июля 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц