Версия для печати

Космос американской мечты

Лазерное оружие и ренессанс СОИ США
Аполлонов Виктор
Фото: google.ru

К сожалению, мир, как и прежде, движется в сторону конфронтации. Виды вооружения меняются на все более грозные и эффективные, что значительно изменяет способы ведения борьбы. В США, Китае, Японии, Франции, Великобритании, Израиле и Южной Корее активно разрабатывают мощное высокоэнергетическое лазерное оружие (ЛО). Попытки США создавать и тестировать космические системы, в том числе и лазерные, в соответствии с доктриной применения оружия, подвергающего риску орбитальные устройства России и Китая, подчеркивают лицемерную позицию Вашингтона в области контроля за вооружениями в космосе. При этом американцы не намерены приостанавливать свою программу противостояния в космическом пространстве, делая громкие заявления. В декабре экс-президент Дональд Трамп объявил о создании космических войск США. Оборонная космическая стратегия Америки гласит, что Вашингтон намерен наращивать «космическую мощь» в течение следующего десятилетия.

«Звездные войны»: начало истории

Ситуация напоминает 1980-е годы. На излете холодной войны США приняли на вооружение Стратегическую оборонную инициативу (СОИ), более известную как «Звездные войны». Исходя из этой стратегии, в Штатах намечали создание системы ПРО с элементами космического базирования. Ее свернули в начале 1990-х, но звездные войны, похоже, никто не отменял. Все возвращается на круги своя. Прошло почти 40 лет, и вновь речь зашла о противоспутниковом и противоракетном оружии, в том числе стратегическом и тактическом ЛО. Но с появлением гиперзвуковых ракет и значительного развития лазерных технологий это звучит много серьезнее, чем прежде.

В феврале 1983 года ОКНШ направил президенту Рональду Рейгану доклад с рекомендацией сделать больший упор на долгосрочных планах развертывания противоракетной инфраструктуры. В космосе в том числе. Советником выступил один из создателей термоядерной бомбы Эдвард Теллер, всегда выступавший против любых международных соглашений, ограничивающих возможности США наращивать военный потенциал. Опасения спровоцировать появление аналогичной советской программы Теллер отвергал, будучи в уверенности, что СССР трудно принять новый вызов, особенно в условиях экономических проблем.

В конце 1983 года Рейган подписал президентскую директиву № 119, положившую начало исследованиям, которые должны были ответить на вопрос – можно ли в принципе создать оружие космического базирования, способное отразить массированное ядерное нападение на США.

Для России создание эффективных боевых лазеров – очевидный асимметричный ответ на сохраняющееся превосходство США в развитии высокоточного оружия

В марте 1984 года начала формироваться специальная структура – Strategic Defense Initiative Organization (SDIO) во главе с Джеймсом Абрахамсоном. Она представляла собой центральный аппарат крупного научно-исследовательского проекта, в котором, помимо Минобороны, участвовали организации гражданских министерств и ведомств, а также учебных заведений. Советский Союз немедленно выступил с публичным осуждением инициативы Рейгана, но она не сразу повлияла на позицию руководителей нашего государства, в то время готовившихся к переговорам об ограничении и сокращении наступательных стратегических вооружений. По крайней мере, в стенограмме заседания Политбюро ЦК КПСС от 31 мая 1983 года, посвященного переговорам, нет ничего о включении в повестку дня вопроса о запрете вывода оружия в космос. Так или иначе, руководство СССР решило разделить темы милитаризации космоса и наступательных вооружений. В августе 1983 года генсек ЦК КПСС Юрий Андропов заявил о том, что СССР выступает за принятие соглашения, которое запретило бы испытания и разработку любого оружия космического базирования. Одновременно в качестве жеста доброй воли объявлен мораторий на испытания противоспутниковой системы в Советском Союзе.

Рейган проигнорировал это, и тогда советская сторона вышла из переговоров о наступательных вооружениях. Впрочем, в ноябре 1984 года Москва снова выступила с инициативой о проведении встреч, на сей раз увязав обе проблемы в общую тему: США должны свернуть СОИ, и только после этого можно будет начать беседу об остальных вооружениях.

Обсуждение деталей продолжалось до января 1986 года, но без результатов. В частности, американские дипломаты широко трактовали Договор о ПРО, утверждая, что оружие на «новых физических принципах» под него не подпадает. При этом они требовали от СССР значительных односторонних уступок в обмен на отказ от СОИ. Летом 1987 года был разработан проект Соглашения об укреплении режима Договора по ПРО и предотвращении гонки вооружений в космосе, но американцы отвергли и это. В то же время советские представители подчеркивали, что СССР хотя и не заинтересован в реализации программы – аналога СОИ, но найдет асимметричный ответ. Михаил Горбачев, его окружение и научное сообщество не распознали обман, включились в выматывающую гонку вооружений, что в значительной мере содействовало поражению в холодной войне. В сентябре 1989 года на встрече министров иностранных дел в Вайоминге объявлено о том, что Советский Союз готов подписать Договор о сокращении наступательных вооружений без соответствующего соглашения о прекращении гонки вооружений в космосе.

В то же время в СССР приступили к разработке боевых орбитальных средств («Скиф», «Каскад», «Болид», «Камины»), которые выводились бы в космос новой ракетой «Энергия» и многоразовым кораблем «Буран». Позже, когда многое и весьма негативное в жизни страны произошло, группа ученых под руководством вице-президента АН СССР Евгения Велихова сделала вывод о том, что программа СОИ не способна сделать ядерное оружие «бессильным и устаревшим», обеспечить надежное прикрытие территорий США и их союзников.

Космический Excalibur Эдварда Теллера

Разработчики СОИ предполагали построить несколько эшелонов обороны. В итоге выбрали трехэшелонный вариант командования ПРО сухопутных войск. Обоснование – система обеспечит перехват боеголовок противника с вероятностью 99,9 процента. Особое внимание уделялось возможности поражения ракет за две – шесть минут после старта. Это объяснимо: мало того, что обломки ракет, включая радиоактивные вещества, упадут на вражескую территорию, но и меньше боеголовок с ложными целями прорвется через первый эшелон.

Эксперты подсчитали, что при наличии мощного первого эшелона обороны число целей для других эшелонов можно сократить в сто и более раз. Именно поэтому главный приоритет в СОИ отдали разработке систем оружия, способных уничтожать ракеты на старте, а разместить их можно только в одном месте – в космическом пространстве. Лучшим и наиболее эффективным видом оружия выбрали стратегическое ЛО.

Космос американской мечты
Фото: google.ru

ЛО создавалось по программе DEW (Directed-energy weapon programs). Самым необычным являлся лазер орбитального базирования с ядерной накачкой. По диапазону излучаемых длин волн его нужно отнести к рентгеновским. Источником накачки рентгеновских комплексов ЛО должен был служить реальный атомный взрыв. Следует сказать, что вывод такого комплекса ЛО на орбиту автоматически нарушал Договор о запрещении ядерных испытаний в атмосфере, космическом пространстве и под водой (1963) и Договор о принципах исследования и использования космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (1967). Именно поэтому любые сообщения о работах над рентгеновским ЛО особенно остро воспринимались правительствами и экспертами многих стран.

Комплекс ЛО представлял небольшую атомную бомбу, вокруг которой располагаются длинные и тонкие стержни (длина около 1 м, диаметр не больше 1 мм). После детонации вещество рабочих стержней превращается в полностью ионизованную плазму, но в первые пикосекунды плазменное облако не успевает существенно измениться, сохраняя форму и направление стержней. Остывая после взрыва, оно излучает вдоль их осей узкие пучки жесткого рентгеновского излучения. Пучки направляются на летящие ракеты, что приводит к высокотемпературному прогару ступеней и дальнейшему разрушению ракет. Чистый Голливуд! Чудовищный набор практически нереализуемых и сегодня технических задач, совершеннейший блеф!

Идейным отцом рентгеновского лазера считают Эдварда Теллера. Такое представление далеко от действительности, на самом деле знаменитый физик лишь способствовал развитию идей своих учеников и играм политиков в мощное ЛО. Мне посчастливилось несколько раз поговорить с ним в кулуарах последующих конференций «Лазеры», которые, как арена СОИ, продолжались вплоть до 2002 года. Да, могу уверенно подтвердить, лазеры – это не его зона научного комфорта! По проекту Excalibur американцы провели десять испытаний прототипа боевого комплекса ЛО рентгеновского типа с использованием подземных взрывов на полигоне в Неваде. Параметры прототипа засекречены до сих пор.

Дорога в столицу казино и блефа

О создании СОИ президент Рейган объявил 23 марта 1983 года. В Лас-Вегасе решили провести международный симпозиум. Делалось это для того, чтобы легитимировать программу. Наряду с учеными из многих стран пригласили участвовать в форуме академиков Александра Прохорова и Николая Басова. Это был сложный политический момент: политикам нужно было решить – ехать ли ученым уровня Нобелевских лауреатов, ведь своим присутствием они могли поддержать международный статус проекта. В оборонном отделе ЦК КПСС решили – академикам там делать нечего. Но было важно понять, каковы планы США и нужно ли реагировать на них. Решили послать двух молодых ученых, хорошо разбирающихся в физике лазеров, механизмах взаимодействия высокоэнергетического излучения с веществом и владеющих английским языком.

В моей лаборатории раздался телефонный звонок, и было сказано, чтобы я через час прибыл на Старую площадь. На следующий день мы с коллегой из соседнего института улетели в США. Это было удивительное путешествие, ведь местом проведения конференции был Лас-Вегас – столица игорного бизнеса. Именно во время командировки этот город лично для меня стал синонимом геополитического блефа! Те же люди, которые мило общались с нами в коридоре, пили кофе в буфете, уже в зале конференции смотрели на нас довольно враждебно.

После возвращения в СССР настало время отчитаться о поездке. Коллега был в полном восторге от целей и задач СОИ. Он понимал – в науку пойдут очень большие деньги, заказы из оборонной промышленности и потому положительно оценивал все, что происходило в США. Моя оценка была противоположной. Понимание сложности задач, четкое осознание важности оптического качества излучения и недостаточности имевшегося уровня плотности мощности на стратегических дальностях, множества физических процессов при взаимодействии излучения ЛО с широким спектром ОВТ неизбежно вело к мысли о том, что цель при существующем уровне лазерной физики и технологии недостижима, а динамика развития и сложность проблем масштабирования лазерных систем указывали, что решение поставленных задач откладывается минимум на 40–50 лет.

Я написал отрицательный отзыв о поездке. Перед тем как передать его в УВС АН СССР, пришел к директору ИОФ РАН академику Прохорову посоветоваться. Он откровенно сказал мне: «Ну и дурак, что так написал. Хотя ты, конечно же, прав! Тебя не поймут, на кону большие деньги для научно-технического развития страны».

И действительно, позитивные оценки актуальности работ в рамках как бы «АнтиСОИ» для науки и техники СССР коллеги признали положительными, мой же отчет положили под сукно. Гигантские средства, вложенные в разработку и создание отечественных лазерных монстров для силового поражения цели, в итоге способствовали подрыву экономики страны.

Время на выбор

Но ведь был и иной путь развития лазерной идеологии в нашей стране. В самом начале ученые стояли перед выбором – начать разработку комплексов ЛО для так называемого силового поражения, как и американцы, или же выбрать второе направление – функциональное, когда из строя выводилась электроника, оптические системы и провоцировались всякого рода триггерные эффекты в объектах воздействия.

Нужно было обладать глубокими знаниями и даром предвидения, чтобы сделать верный шаг. И именно академик Прохоров оказался прав, утверждая, что СССР следует развивать иные лазерные технологии, а именно направленные на функциональное поражение ОВТ. Американцы назвали это впоследствии «умным» взаимодействием. В 1973 году он написал письмо на имя маршала Гречко. В нем говорилось, что стратегическое ЛО для силового поражения в ближайшие 40–50 лет недостижимо и необходимо всемерно развивать системы функционального поражения.

К сожалению, тогда не прислушались, поскольку на кону стояли быстрые финансовые выгоды для ОПК и появились лазерные монстры, которые и у нас, и в США сгинули быстро и безвозвратно. А по второму направлению нужно было кропотливо работать при гораздо меньшем финансировании. И если говорить о сегодняшнем дне, то на 90 процентов современное тактическое ЛО – исключительно функциональное. А силовое ЛО так и не вышло на необходимые уровни средней мощности при разумных весах и габаритах.

В 1983 году окончательно рухнула иллюзия под названием «мирный космос». И на закате Советского Союза началась разработка отечественного боевого космического комплекса ЛО, массогабаритный макет которого (без лазера) выведен в космос ракетой «Энергия». Комплекс ЛО тоже испытывали, но на самолете.

Новое «вино» для старых идей

Программа СОИ – не первая попытка милитаризации космоса, такие планы в США вынашивались гораздо раньше. Проблема эффективной защиты от МБР стояла и перед нашей страной. Но на том уровне понимания лазерной физики и развития технологий ее было невозможно решить, что и стало причиной закрытия программы СОИ в США и соответствующих работ в СССР. К тому времени спутники уже играли важную роль, в первую очередь в военном деле. СССР и США активно применяли спутниковую навигацию, связь и разведку, а в начале 1980-х началась разработка GPS – межвидовой системы навигации для ВМС, ВВС и сухопутных сил, которую позднее разрешили использовать и для гражданских нужд. От спутниковой навигации в первую очередь зависела точность действий стратегических бомбардировщиков, подлодок-ракетоносцев и КР «Томагавк». Примерно тогда же (начало 1980-х) в обеих странах родилась идея использовать ЛО для уничтожения спутников и других КА, а в перспективе и БР.

Доктрина «Национальная космическая политика США» провозглашает право американцев «частично» распространить свой суверенитет на космическое пространство. Важное место среди возможных эффективных средств борьбы американцы отводят ЛО, которое будет использоваться для контроля орбитального пространства, включая идентификацию, инспекцию и уничтожение сателлитов противника в будущих операциях. Космос рассматривается как потенциальный ТВД, на котором должно быть безоговорочное преимущество США. В этой связи министру обороны Штатов предписывается «создать потенциал, планы и варианты для обеспечения свободы действий в космосе, а также для лишения противника такой свободы действий». Однако средствами воздушного и космического базирования, имеющимися сегодня, практически невозможно перехватить наши гиперзвуковые «Кинжалы».

Противостоять новейшим российским гиперзвуковым ракетам могут только две системы: орбитальные оптические датчики, обнаруживающие наземные пуски, и ЛО уже нового поколения. Это будут высокоэнергетические компактные легкие и экологически безопасные комплексы. Они позволят перехватывать такую сверхскоростную ракету исключительно на взлете, так же как и в программе СОИ 1983 года. Таким образом, происходит частичный ренессанс инициативы Рейгана. В США для противодействия российскому гиперзвуковому оружию для предупреждения запуска и ликвидации баллистических и гиперзвуковых ракет намерены сосредоточиться на средствах космического базирования.

Очень важно правильно оценивать дела в области разработки ЛО у нас. Россия – первая страна в мире, усилиями Нобелевских лауреатов академиков Прохорова и Басова достигшая в этом заметных результатов. Однако после подписания Горбачевым указа о закрытии работ в области ЛО этому направлению исследований нанесен значительный ущерб. Сейчас обстановка меняется и надо совместными усилиями преодолеть благодушие последних тридцати лет.

Но нам необходимо вырваться из плена копирования многих устаревших разработок тактических лазеров США – по-прежнему неэффективных, громоздких и не позволяющих даже в дальней перспективе создать «суперлазер» – стратегическое ЛО мощностью в несколько десятков МВт, способный уничтожать ОВТ в силовом режиме на дальностях более тысячи километров. В функциональном режиме эти дистанции увеличиваются до десятков тысяч километров. При этом массогабаритные характеристики нового типа ЛО должны позволять его размещение на воздушных и космических носителях ближайшего будущего. Здесь важно отметить, что, согласно планам, США должны оснастить мощными лазерами (100–150 кВт) всю штурмовую авиацию в период с 2022 по 2023 год. И это уже не лазерные указки, это нечто много худшее.

Все предлагаемое нами сегодня стоит на основе, созданной нашими учителями – академиками Прохоровым и Басовым. Именно они инициировали исследования высокочастотного И-П режима генерации и в области мономодульных дисковых лазеров большого диаметра.

Важно отметить, что, на наш взгляд, представляется ошибочной политика концентрации материальных ресурсов в одном, находящемся на периферии, в удалении от квалифицированных столичных кадров Лазерном центре.

За почти 20 лет мы так и не продвинулись в реализации высокочастотного И-П режима генерации лазерного излучения и дальнейшего масштабирования мощности ЛО до стратегического уровня. С момента предложения академиком Басовым дисковой геометрии лазера прошло 55 лет. Предложенный «мономодульный дисковый лазер» представляет собой революционный шаг в развитии лазерной технологии. Еще в 2013 году учениками были решены вопросы охлаждения диска большого диаметра, подавления усиленного спонтанного излучения и реализации высокочастотного И-П режима генерации в больших объемах активных сред. Решены проблемы, оставленные нам великими отцами-основателями лазерной физики в наследство. Развертывание работ в предлагаемых направлениях позволит России вновь занять позицию лидера в принципиальном вопросе создания стратегического ЛО и обеспечить в случае необходимости полезную нагрузку для создаваемого тяжелого носителя. Ситуация требует оперативных и максимальных усилий по созданию государственного центра стратегического ЛО и развитию промышленной инфраструктуры, нацеленной на создание необходимой элементной базы. Для России боевые лазеры – очевидный асимметричный ответ на сохраняющееся превосходство США в развитии высокоточного оружия.

Нам пора жить своим умом.

Виктор Аполлонов,
лауреат Государственных премий СССР и РФ, академик АВН и РАЕН, член Президиума РАЕН, профессор

Опубликовано в выпуске № 28 (891) за 27 июля 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц