Версия для печати

Справедливо ли Гудериан винил Гитлера в рассекречивании «Тигра»?

Ради такой цели, как Ленинград, стоило рискнуть новым тяжелым танком
Кустов Максим

Особые надежды, как известно, во время наступления на Курской дуге командование вермахта небезосновательно возлагало на новый тяжелый танк Т-6 «Тигр». Однако эта грозная машина уже не была секретом для Красной Армии. В начале 1943 года «Тигр» был захвачен советскими войсками под Ленинградом.

Итоги проведенных в апреле 1943 года на полигоне в Кубинке испытаний трофейного «Тигра» оказались просто шокирующими. 76-миллиметровый бронебойно-трассирующий снаряд пушки Ф-34, установленной на танке Т-34, не пробил бортовую броню немецкого танка даже с дистанции 200 метров! А шансы поразить «Тигр» из 45-миллиметрового противотанкового орудия, которое в 43-м году было основным противотанковым оружием Красной Армии, оказались близки к нулю. «Сорокапятки» могли стрелять разве что по гусеницам новых немецких тяжелых машин.


Советское командование стало принимать меры, стремясь увеличить «антитигриные» возможности Красной Армии.
Для «тридцатьчетверок» постарались запасти побольше подкалиберных снарядов. Ими с дистанции 300-500 метров можно было поражать «Тигры» хотя бы в борт. В чрезвычайно короткие сроки удалось запустить в серийное производство самоходные орудия Су-152. Эти самоходки, прозванные «тигробоями», могли поражать новые немецкие танки даже на значительном расстоянии. Во время боев на Курской дуге Су-152 постоянно перебрасывали на самые опасные участки.


Весной 1943 года были успешно завершены испытания кумулятивных авиабомб конструктора Ларионова. Основным поражающим фактором противотанковой авиационной бомбы была кумулятивная струя диаметром 1- 3 мм. В месте соударения огненной струи с броней прожигалась дыра, поэтому первые кумулятивные бомбы у нас назывались бронепрожигающими. Они надежно резали броню толщиной до 70 мм и действовали настолько эффективно, что Государственный Комитет обороны в срочном порядке решил принять на вооружение противотанковую авиабомбу ПТАБ и организовать ее массовое производство. Штурмовик Ил-2 брал 312 таких авиабомб. Их сбрасывали, справедливо рассчитывая на то, что хоть одна да найдет «свой» танк.


Усилия по перевооружению войск «антитигриным» оружием и боеприпасами оказались не напрасными. Когда битва под Курском началась, и «Тигры» устремились в атаку, у советских войск нашлось, чем поражать эти действительно грозные машины. И внезапным появление этих танков для красноармейцев не стало…


По мнению Гейнца Гудериана виновен в этом был не кто иной, как… лично Адольф Гитлер. Гудериан в мемуарах писал: «В сентябре 1942 года танк «Тигр» был впервые применен в бою. Он (Гитлер) возложил на первые танки «Тигр» совершенно второстепенную задачу, а именно: начать небольшую атаку на труднопроходимой местности — в заболоченных лесах под Ленинградом, по которым тяжелые танки могли двигаться в колонну по одному по просекам, натыкаясь, конечно, на стволы противотанковых пушек противника, расставленных на этих проходах. Тяжелые, непоправимые потери и рассекречивание этого боевого средства (в будущем его нельзя уже было использовать внезапно) — таковы последствия такого применения новых танков. Еще больше разочаровывало то, что атака провалилась из-за неблагоприятной местности».


Применение «Тигров» под Ленинградом, где один из них и был через несколько месяцев захвачен красноармейцами, действительно выглядело чрезвычайно нелогичным, очередным сумасбродством Гитлера. Дескать, загнал он зачем-то новые тяжелые танки в труднопроходимую местность для решения второстепенных задач, да и рассекретил их. Любимая тема немецких генералов – они были непогрешимыми профессионалами, да вот этот ефрейтор Гитлер все испортил своим некомпетентным вмешательством.


Вот только при этом надо вспомнить решение Гитлера о наступлении на Ленинград. Директива №45 предписывала войскам группы армий «Север» завершить штурм «северной столицы» СССР не позднее начала сентября 1942 года. Для выполнения этой амбициозной задачи под Ленинград перебрасывалась 11-я армия под командованием Эриха фон Манштейна, успешно завершившая штурм Севастополя. Армия и ее командующий как нельзя лучше подходили для решения этой задачи – они уже имели опыт штурма мощной крепости. Под Ленинград перевозилась и тяжелая артиллерия армии Манштейна, в частности знаменитые сверхмощные мортиры «Карл» и «Гамма». VIII авиакорпус, имевший опыт поддержки 11-й армии с воздуха, также перебрасывался под Ленинград.


Получал Манштейн и козырную карту, которой у него под Севастополем еще не было – танки «Тигр».


Алексей Исаев в работе «Когда внезапности уже не было. История ВОВ, которую мы не знали» пишет: «Ранним утром 23 августа первые четыре серийных «тигра» погрузили на железнодорожные платформы и отправили на фронт. Гитлер сосредоточивал для удара по Ленинграду не только лучшего своего военачальника, лучшую артиллерию и войска. Штурм Ленинграда должен был стать испытательным полигоном для новейшей бронетехники».


Так что решение Гитлера усилить сосредоточенные под Ленинградом лучшие войска с лучшей артиллерией и лучшим военачальником во главе еще и новыми тяжелыми танками выглядит вполне взвешенным и разумным. «Бить так бить» - девиз того же Гудериана. Почему же Гитлеру нельзя было этот принцип использовать? Бить, так бить, используя новые тяжелые танки, заодно и испытывая их во фронтовых условиях.


Другое дело, что командование Красной Армии внесло свои коррективы в планы противника. Ведь до штурма Ленинграда в 1942 году дело так и не дошло. Вместо штурма войскам группы армии «Север» пришлось противостоять попыткам войск Ленинградского и Волховского фронтов наконец-то прорвать блокаду Ленинграда. И «Тигры» поневоле пришлось использовать вовсе не так, как Гитлер замышлял. Ну не эвакуировать же их было с фронта, в самом деле. Вот и стал в результате один из них в начале 1943 года трофеем советских войск…


Максим Кустов

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц