Версия для печати

Лишние на балу консерваторов

Почему уникальный стрелковый комплекс не может пробить себе дорогу
Кузнецов Александр
Фото: 360tv.ru

Разработка, изготовление, модернизация оружия (боеприпасов) в нашей стране физическим и юридическим лицам, не имеющим лицензии на вышеуказанные работы, категорически запрещена и преследуется в уголовном порядке. Закон есть закон. Но как обычному конструктору добиться встречи с ответственным за это направление работы высокопоставленным чиновником? Донести до соответствующей инстанции существо вопроса, пробить независимую экспертизу? У нас в стране, судя по всему, сделать это практически невозможно.

На слово изобретателю верить, естественно, никто не должен. А если есть практически все необходимое для демонстрации изделия, начиная с опытного образца и бизнес-плана, доклад с расчетами и чертежами, конструкторская документация с научно-техническим и экономическим и повременным обоснованием?

В конце концов, сейчас большинство предприятий занимаются новыми разработками в инициативном порядке. За них взимаются значительно меньшие налоги, да и кураторов, совладельцев у разработки существенно меньше, как и бюрократических проволочек. Но в сфере разработчиков стрелковых вооружений отраслевая «шаблонность» и конструкторско-бюрократический консерватизм создают хорошо завуалированную, никем не контролируемую ширму. Она надежно прикрывает действия некоторых чиновников, направленные против государственной интеллектуальной собственности. Увы, ничем иным, как диверсией замедленного действия, это не назовешь.

Те самые иные принципы

Статистика и практика реальных боевых действий в Великой Отечественной войне, Афганистане, Чечне показывает, что для поражения одной единицы живой силы противника расходовалось от 1500 до 2500 патронов. Проект «СКАТ» предусматривает полную замену автоматического стрелкового оружия, такого как штурмовые винтовки, автоматы всех типов, пистолеты. Хотя пулеметы, а также снайперские винтовки, особенно крупного калибра, на поле боя будут по-прежнему выполнять свои специфические задачи. Все остальное останется за универсальным, автоматическим, безынерционным стрелковым комплексом, которому для поражения цели практически не потребуется автоматический темп огня за редким исключением.

Тем более что работное время (промежуток времени с момента обнаружения цели до первого выстрела) у него в три раза меньше, чем у АК-74, а масса секундного залпа в 5,5–6 раз выше. Одно мотострелковое отделение залпом за четыре секунды способно накрыть территорию в три футбольных поля, потратив всего 200 патронов, с плотностью не менее одного поражающего элемента на квадратный метр. Каждый выстрел несет 36 поражающих элементов в точку, максимально близко расположенную к цели, с последующим разлетом в стороны посредством разрывного заряда.

Одно мотострелковое отделение залпом за четыре секунды способно накрыть территорию в три футбольных поля, потратив всего 200 патронов, с плотностью поражения не менее одного поражающего элемента на каждый квадратный метр

Работа предлагаемого мной проекта универсальной системы стрелкового оружия сплошного поражения «СКАТ» основана на иных физических принципах, нежели все известные классические системы. В чем же его принципиальное отличие?

Современные системы стрелкового оружия основаны на физическом принципе работы энергии давления пороховых газов, обеспечивающих ускорение пули в канале ствола и работу кинематической схемы. У СКАТ внутри баллистического процесса выстрела энергия давления пороховых газов расходуется только на ускорение пули по всей длине канала ствола, не считая потерь на трение, упругую деформацию деталей и пластичную деформацию пули, нагрев металлических элементов, работающих в зоне высоких температур и давлений. «СКАТ» по энергетическим потерям, образно говоря, сродни непревзойденной трехлинейной винтовке Мосина.

Работа энергии динамического удара пороховых газов в данной системе начинается в период промежуточного этапа процесса выстрела. При этом они выполняют работу по полной компенсации инерционных сил импульса отдачи, возвращая оружие в первоначальное (исходное) положение, полностью гасят звук выстрела и работу механизмов затвора.

Как известно, при сгорании порохового заряда выделяется колоссальная энергия. До 27 процентов ее расходуется на ускорение пули в канале ствола и порождает отдачу оружия. До 25 процентов – на преодоление сил трения, нагревание и упругую деформацию металлических деталей, работающих в зоне высоких температур и давления, пластичную деформацию пули при прохождении через нарезы канала ствола. Остальные почти 50 процентов выбрасываются в атмосферу с высокой температурой и колоссальным давлением в виде ударной волны звука выстрела, спектров инфракрасного и ультрафиолетового излучения.

В оружии системы «СКАТ» эти 50 процентов энергии благодаря оригинальному техническому решению и специфической схеме стрелкового комплекса выполняют работу по полной компенсации инерционных сил. Получается 27 процентов энергии отдачи против 50 процентов энергии, компенсирующей ее.

У «СКАТ» нет никаких видимых предохранителей, которые необходимо включать и выключать, нет переводчиков огня на одиночный, короткими очередями или автоматический огонь. Спусковой крючок с двумя позициями, при нажатии которого на определенный угол происходит одиночный выстрел, при дальнейшем нажатии – автоматическое ведение огня. По окончании патронов затвор остается в открытом положении, и с присоединением снаряженного магазина оружие автоматически становится на боевой взвод.

В результате чего мы получаем:

  • полную компенсацию инерционных сил импульса отдачи;
  • возвращение оружия в первоначальное (исходное) статистическое положение;
  • обеспечиваем энергией механизмы кинематической схемы;
  • полностью гасим звук выстрела и работы затвора;
  • закрываем спектры ультрафиолетового и инфракрасного излучения (свет и тепло).

Оружие, которое способно эффективно выполнять практически любые поставленные задачи, имеет полное право называться стрелковым комплексом, заменяющим собой подавляющее большинство других видов и типов специального вооружения. Подобных универсальных систем сплошного поражения до настоящего времени не разрабатывалось нигде.

Оно способно выполнять задачи практически любой сложности вплоть до эффективного уничтожения дронов, даже выведения из строя бронированной техники, включая роботизированные бронемашины, движущиеся по запрограммированным маршрутным картам. Как это происходит? Дело в том, что на любой БМП (БТР) установлено несколько десятков оптико-электронных приборов. Выполнены они из высокопрочных и закаленных органических стекол. За три секунды «СКАТ» отправит по бронемашине 1600 закаленных стальных поражающих элементов, что составляет плотность поражения более пяти попаданий на каждый квадратный дециметр поверхности и гарантированно выведет из строя оптико-электронное оборудование. Как следствие, ослепшая машина вынужденно остановится на поле боя.

Перед «СКАТ» теряют свою актуальность существующие и вновь разрабатываемые бронежилеты, так как 60 процентов открытых (незащищенных) частей тела вполне достаточно, чтобы вывести из строя противника.

Подобных универсальных систем стрелкового оружия до настоящего времени не разрабатывалось нигде. Что означает термин «сплошное поражение»?

Каждая граната (ручная, подствольная и т.п.) не имеет перед собой задачу попасть в конкретную точку. Она поражает площадь с противником, имея при этом зону сплошного поражения, в которой никто не остается без повреждений той или иной степени тяжести. Радиус этих зон может быть до нескольких десятков метров. У стрелкового комплекса «СКАТ» есть ряд боеприпасов, которые в полной мере соотносят его с высокоточным оружием сплошного поражения, поскольку могут работать не просто по площадям, но и конкретным точкам на них в автоматическом режиме, без звука и трассирующего следа.

Старая, добрая шрапнель «СКАТ» работает как осколочная граната, а попасть даже одиночным выстрелом в проем окна с расстояния 100–200 метров не представляет сложности.

Вот краткий перечень используемых боеприпасов:

  • термобаррические и объемно-детонирующие;
  • гравитационного действия (флешетты);
  • безрикошетные, инерционные;
  • травматические, не летальные;
  • сигнальные (ракетницы, светошумовые);
  • шрапнель;
  • многопульные.

Все они не имеют демаскирующих свойств, не оставляют трассирующего следа. Более того, изделие «СКАТ» в 2,5–3 раза более технологично и существенно менее трудо- и энергозатратно, нежели существующие виды и типы автоматического оружия.

Экспертные заключения

«СКАТ» – гладкоствольное оружие 12-го калибра с диаметром ствола 18,2 миллиметра, усиленным пороховым зарядом типа «Магнум». Технология, поражающие элементы и специфика снаряжения патронов пока не раскрывается. Но можно привести такие сравнительные характеристики. Патрон АК-74 5,45х39 имеет дульную энергию порядка 1500 Дж, патрон НАТО 5,56х45 – 2000 Дж, патрон «СКАТ» – более 4800 Дж, а также массу секундного залпа в 5,5–6,0 раз выше, чем у АК-74 и натовской винтовки М-16.

Специалисты зададут вопрос: даже самые лучшие гладкоствольные дробовики стреляют на 50 метров, в лучшем случае на 100, и то с огромной натяжкой. «СКАТ» способен вести эффективный огонь на дистанции 500 метров и более. Для достижения высоких баллистических характеристик боеприпаса необходимо выдержать четыре основных параметра: снаряд должен иметь высокую поперечную нагрузку; высокую начальную скорость; близкий к эталонному баллистический коэффициент; высокую продольную устойчивость и стабилизацию в полете. Все эти параметры в «СКАТ» соблюдены в полной мере.

Безусловно, автор не стучится в глухую стену. Есть официальные положительные экспертные заключения технических комиссий. В частности, таких фирм, как ОАО «Вятско-Полянский машиностроительный завод «Молот»; государственное учреждение НПО «Специальная техника и связь» (ГУ НПО «СТиС» МВД); государственное учреждение «Научно-исследовательское объединение «НИИСТ» МВД РФ; ФСО РФ служба инженерно-технического обеспечения управления вооружения МОУ, Институт инженерной физики, ряда других. Положительное заключение дали испытания на стенде в ЦНИИТОЧМАШ. Есть четыре патента на изобретение «СКАТ».

А вот с силовиками и некоторыми узкоспециализированными оружейными фирмами, как говорится, взаимопонимания достичь не удалось. Например, с Министерством обороны, 3-м ЦНИИ МО РФ, Ижевским механическим заводом, концерном «Калашников», ЦКИБ СОО.

За годы хождения по мукам понял, что существенно более рентабельная и во много раз более эффективная продукция может принести только головную боль некоторым чиновникам. Зачем, например, кардинально менять что-то в том же автомате Калашникова. Приделал новое навесное оборудование, изменил внешний вид, и уже получился АК-19.

Главная проблема изготовления действительно новых, революционных разработок нередко заключается в консерватизме и инертности мышления наших высокопоставленных чиновников, которые не хотят брать на себя риски продвижения неизвестной разработки.

У таких инстанций заготовлены два ответа: «для проведения работ над проектом необходимы деньги, выделяемые Департаментом обеспечения Гособоронзаказа (ДОГОЗ), и вы (частное лицо) добейтесь их получения». Или «добейтесь снижения плановых годовых заказов в финансовых структурах МО РФ», что также совершенно невозможно. ДОГОЗ же отвечает: «Пока не будет доказанных и защищенных заказов от воинских частей и силовых министерств, выделить средства для НИР и ОКР не можем». А строевые части, силовые ведомства не могут заказать «то, не знаю что», поскольку не имеют ни малейшего представления не только о ТТХ «СКАТ», но даже самого его названия не слышали.

Брать на себя ответственность институты, строевые части, министерства и силовые структуры не хотят, так как пользоваться устаревшими, тюнингованными, но проверенными временем изделиями – беспроигрышный вариант, не влияющий на их репутацию. Тем не менее многие из них дают понять, если будет звонок или отмашка сверху, они рассмотрят новое оружие, поскольку ответственность за неизвестную новую разработку будет снята.

«Черная метка»

Что в такой ситуации делать? Во-первых, необходимо, чтобы наши высокопоставленные чиновники, влияющие на техническую политику в силовых структурах РФ, смогли получить реальную техническую информацию о существовании и ТТХ проекта «СКАТ». В идеальном случае – из первых рук от разработчика проекта. Иначе у посредников вновь появляется соблазн завладеть рабочей технической документацией, не поставленной на учет в ДОГОЗ.

Без этого реальному проекту «СКАТ» (как и другим частным разработкам) в России грозит «черная метка» якобы неэффективного и бесперспективного проекта. Примеров достаточно.

Во-вторых, Министерство обороны должно назначить действительно независимую экспертную комиссию по определению реальной эффективности и работоспособности изделия «СКАТ» с обязательным заслушиванием доклада разработчика проекта.

В-третьих, для повышения эффективности работы конструкторов и технологов в трудовое законодательство желательно ввести нормы лучших зарубежных работодателей. Там каждый технический специалист обязан ежегодно защищать патент на полезную модель и каждые три года – на изобретение. В противном случае трудовой договор с ним расторгается. Это хорошая гарантия от проходимцев.

Свою недальновидную техническую политику чиновники КБ стрелковых вооружений прикрывают давно затасканной фразой и статистикой о том, что на мировом рынке стрелковых вооружений у нас прочный паритет с другими производителями. Но всегда почему-то забывают слова президента, что «в вооружениях нас ничья не устраивает, нам нужно только доминирование». Такое тотальное доминирование над конкурентами нам могла бы с лихвой обеспечить система новейшего стрелкового оружия седьмого поколения, к каковой относится «СКАТ».

Увы, в усилиях по сдерживанию этой разработки объединились несколько профильных предприятий. В результате технические разработки, у которых в той или иной степени просматривается рациональное зерно, но не поставленные на учет в официальный список реестра ДОГОЗ, оказываются за границей. Хотя нам зачастую говорят, что, мол, за рубежом подобных разработок не ведется, значит, и нам нет смысла трудиться на этом направлении. Такая вот странная логика.

Но ведущий конструктор авиационной техники Павел Сухой не раз подчеркивал, что «сегодня мы должны делать то, о чем наши конкуренты начнут думать завтра». 73 процента всех мировых изобретений, работающих за границей, имеют российские корни. И лишь 1,5 процента находят свое практическое применение в Российской Федерации. Это официальная статистика. При этом нигде не упоминаются термины «конструкторско-технологический терроризм», «интеллектуальная диверсия». Многое просто списывается на якобы профессиональную некомпетентность наших разработчиков. Отсюда невостребованность результатов их труда.

Скрытый саботаж

Существующая практика и подход ряда наших КБ стрелковых вооружений к умышленному и целенаправленному сдерживанию новейших авторских разработок – не что иное, как скрытый саботаж указов президента России, завуалированное посягательство на государственную интеллектуальную собственность, что на руку нашим зарубежным конкурентам.

Наши КБ стрелковых вооружений очень внимательно следят за подбором кадров ИТР и служащих, принимая на работу только своих, которые не будут задавать неудобные вопросы, вникать во внутрикорпоративную экономическую политику. На должности научных сотрудников и конструкторов подбирают молодых специалистов из учебных заведений и постепенно вводят в курс дела строго в рамках, соответствующих занимаемым должностям. От особо любопытных незамедлительно освобождаются, плодя тем самым интеллектуальную серость.

Вывод: опытные, но «чужие» специалисты со своими разработками в коллектив категорически не допускаются под любыми предлогами, а молодежь обучают и передают ей практические навыки старые кадры с хорошими, но устаревшими знаниями и опытом середины прошлого века. Отсюда застой в действительно новых и революционных разработках стрелкового оружия, который с лихвой демонстративно компенсируется красочным тюнингом существующих, но морально устаревших, некогда действительно передовых базовых изделий.

Александр Кузнецов,
разработчик стрелкового комплекса «СКАТ», заместитель главного конструктора оборонного предприятия Министерства специального строительства

Опубликовано в выпуске № 29 (892) за 3 августа 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц