Версия для печати

Как талибы в прошлый раз в Кабул вступили

Сейчас янки предали «своих людей» в Афганистане
Купинов Максим

Поразительно стремительная победа боевиков движения «Талибан» (террористическая организация, запрещенная в России) в Афганистане продемонстрировала, насколько глубоко равнодушны власть имущие в США к судьбам тех, кто им служил.
Понятна была озабоченность американцев в последние дни эвакуацией своих дипломатов, еще оставшихся военных, гражданского персонала. Президент США Джо Байден пригрозил талибам: «Любые действия с их стороны на территории Афганистана, которые поставят под угрозу персонал США или нашу миссию там, будут встречены быстрым и решительным военным ответом США».

Но ведь установленному после оккупации американцами и их союзниками режиму в Афганистане служило множество афганцев. Их-то кто спасать будет? Чиновников, военных, полицейских, медиков, учителей?


«Мы служили американским силам. Мы служили США и другим силам коалиции. Они должны заботиться о нас. Теперь наша очередь получать помощь. Мы помогли им, знаете ли, мы спасли их жизни. Мы были людьми, которые обеспечивали диалог между двумя культурами. Иначе без переводчиков они ничего не смогли бы сделать», – сказал бывший переводчик спецназа США Али, интервью с которым появилось в СМИ.


Что сейчас с такими людьми произойдет? Далеко не каждому удастся убежать в сопредельные страны. И что вообще ждет всех афганцев под властью талибов?


А ведь талибы не в первый раз в Кабул вступают. В прошлый раз они это сделали 26 сентября 1996 года. В книге «Украденное лицо. Моя юность прошла в Кабуле», подписанной Латифа Хашеми Шекеба, читаем о том, что она вместе с отцом и сестрой увидела в центре Кабула на следующий день: «Висят рядом - бывший президент Наджибулла, в национальной афганской одежде, и его брат в европейском костюме. Одного повесили на пластиковом шланге за подмышки, другого удавили таким же шлангом. Посиневшее лицо Наджибуллы покрыто запекшейся кровью, но узнаваемо: наверное, его сначала убили, а уж потом повесили; лицо его брата бледное, как воск, но не разбитое. В рот бывшему президенту талибы натолкали сигарет, карманы набили банкнотами - как свидетельство его продажности и алчности. Наджибуллу как будто рвет сигаретами. Это зрелище так отвратительно, так ужасно, что я начинаю рыдать от страха и отвращения… талибы размахивают кнутами - вернее, обрезками металлического провода, безжалостно хлещут направо и налево прохожих, чтобы заставить кабульцев смотреть на чудовищное зрелище. Сестра говорит, что к концу каждого такого самодельного орудия пытки приделана свинцовая оплетка. Не знаю, мне плохо видно».


Разумеется, убийствами «больших людей» талибы не ограничивались, их жертвой мог стать кто угодно, даже член семьи, до трагедии им искренне сочувствовавшей: «В начале зимы 1997 года, мы слышим с улицы истошный женский крик:
- Мой сын не виноват! Он не виноват!


Посмотрев в окно, я узнаю мать Аймаля, юноши из соседнего дома. Трое талибов бьют его прикладами своих автоматов, бьют жестоко, методично, стараясь попасть по ребрам.


Мы с Сорайей отскакиваем от окна в страхе, что нас заметят, но крики Аймаля разрывают нам душу. Потом наступает тишина: талибы ушли, внизу, на улице, несчастная мать рыдает над безжизненным телом сына. Приехавшие врачи бессильны: час спустя Аймаль умер».


Вот за что его убили: «Аймаль пригласил друзей посмотреть фильм, несмотря на действовавший запрет. Талибы ворвались в квартиру, застигнув «на месте преступления» шестерых подростков, которым было по пятнадцать и семнадцать лет. Они разбили телевизор, видеомагнитофон, разорвали пленку и выволокли всех на улицу. Там они спросили, чья была кассета, и Аймаль признался. В наказание они потребовали, чтобы юноши надавали друг другу пощечин, а для афганца это ужасно унизительно. Одному из мучителей показалось, что Аймаль бьет недостаточно сильно, он подошел к нему и сказал:


- Я покажу тебя, как это делается! - и начал избивать его, сначала кулаками, потом прикладом. Мать Аймаля попыталась вмешаться, талиб дал ей пощечину, потом толкнул на ограду из колючей проволоки, и они все вместе продолжили линчевание. Когда талибы входили в Кабул, семья Аймаля была в числе тех, кто кидал им под ноги цветы из окон. После случившейся трагедии мать погибшего юноши не перестает просить прощения у окружающих за свою ужасную ошибку. Она просто сошла с ума от горя. Никогда, даже в самом страшном сне, она не могла вообразить, что талибы хладнокровно убьют ее сына... Теперь она подбирает на улице камни и бросает их в проезжающие мимо машины. Ее много раз ловили и публично избивали, но она не успокаивается. Ей нечего терять».


Надо отметить, что и до взятия талибами Кабула нравы там особым гуманизмом не отличались: «Факультет Дауда (брат автора воспоминаний - М.К.) закрыли. Союзники Хекматияра, с которыми тогда сражался Ахмад Шах Масуд, использовали аудитории как казарму. Хекматияр проиграл, и, когда люди командующего Масуда захватили контроль над этой территорией, по радио передали призыв к студентам - прийти и убрать помещения, чтобы можно было возобновить занятия. Как-то утром Дауд отправился в университет вместе с другими студентами - все они пошли туда по доброй воле.
Когда брат вернулся, мама сразу поняла: что-то случилось. Дауд был смертельно бледен... не хотел ничего рассказывать».
Но в конце-концов, он рассказал о том, что увидел: «Женщину... Совершенно голую... Ее прибили к створкам дверей, ведущих на факультет... они... разрубили ее пополам... На каждой створке... висела половина... А дверь открывалась и закрывалась... Это было чудовищно».


Это творили еще не талибы, а те, кого на Западе много лет славили как «борцов с советской оккупацией»… Но талибы, безусловно, превзошли предшественников по масштабам убийств.


Как-то они сейчас себя поведут? Некоторые эксперты утверждают, что они «уже не те», «оцивилизовались» якобы. Хочется в это верить, конечно… Ближайшее время покажет, что талибы теперь из себя представляют и как поведут себя с побежденными врагами.


Максим Купинов

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц