Версия для печати

Архитектор вьетнамской победы

Генерал Во Нгуен Зяп воевал с французами и американцами не числом, а умением
Ходаков Игорь
Фото: YouTube.com

Да, именно эти вынесенные в заглавие статьи и адресованные Ван Нгуен Зяпу слова произнес на военном параде в Сайгоне премьер-министр Демократической Республики Вьетнам Фам Вам Донг. На дворе стоял 1975 год. Вьетнамская Народная армия только-только освободила юг страны от американских марионеток. А двумя годами ранее заставила убраться со своей земли полудеморализованные, в значительной степени подсевшие на наркотики, отметившиеся равной фашистской жестокостью войска Соединенных Штатов.

Наследникам не дожившего до освобождения Родины Хо Ши Мина было чем городиться. Более чем за тридцатилетний период войны с двумя мощнейшими мировыми державами достигнута победа. Она стала результатом усилий всего вьетнамского народа, долгие годы возглавляемого Хо Ши Мином. Его верным соратником и был Зяп, занявший достойное место среди выдающихся полководцев ушедшего столетия и ставший исключением из правил.

Исключенный из правил

Дело в том, что, да, не имевший профильного образования и не принадлежавший к военной корпорации – скажем, к рыцарству – человек благодаря таланту мог сделать блестящую карьеру в армии средневековой или Нового времени, не говоря уже о более раннем периоде истории. Но начиная со второй половины XIX столетия, а особенно в веке минувшем, подобное стало практически невозможно. Уже для командования батальоном требовалась специальная подготовка, основанная на систематическом военном образовании.

Но это, повторю, правило. И Зяп стал в нем исключением. Ибо он – единственный из выдающихся полководцев XX века, успешно сражавшийся с регулярными армиями ведущих мировых держав, обладавших мощнейшими вооруженными силами.

Итак, этот человек родился 25 августа 1911 года в деревне Локтхуи уезда Летхуи провинции Куангбинь, входившей в состав захваченного Французской империй во второй половине XIX века Индокитая. Впрочем, надо понимать, что данное обобщенное название по сути своей неверно. Зяп появился именно во Вьетнаме, на земле которого уже примерно в XXVIII веке до Рождества Христова согласно преданию существовала развитая цивилизация – государство Ситькуи. Это, на мой взгляд, очень важная деталь, с одной стороны, для понимания биографии как военачальника, с другой – в качестве объяснения стойкости вьетнамцев в борьбе с западными варварами. А то, что они были варварами, к тому же чудовищно жестокими, – фактов предостаточно и вряд ли с этим кто-то станет спорить.

Операцию, известную как битва при Дьен-Бьен-фу, он провел блестяще, во многом потому, что захватил господствующие над французскими укреплениями высоты

Словом, если следовать терминологии Карла Юнга, вьетнамцы на уровне архетипа сознания мыслили себя частью древнейшей цивилизации и находиться под протекторатом у разрушавших ее основы колонизаторов для них было унизительно – по меньшей мере для патриотически настроенной образованной элиты. Соответственно начало ею борьбы за независимость становилось вопросом времени.

О семье будущего революционера и полководца известно немного – разве что богатств она не нажила. Тем не менее когда Зяпу исполнилось четырнадцать, он поступил в Государственный лицей, расположенный в городе Хюэ – столице марионеточного, а по сути практически полностью подчиненного французским колонизаторам государства Вьетнам. Походя замечу, что в лицее учился и Хо Ши Мин, с трудами которого там же Зяп и ознакомился. Вообще учеба революционно настроенной вьетнамской молодежи в столь престижном заведении не должна вызывать удивление: там давали добротное европейское, но свободное от французского идеологического влияния образование.

Учеба, впрочем, у молодого человека не заладилась. Точнее не так: с ней он вполне справлялся, но его активное участие в студенческом движении привело к исключению из лицея в 1927 году. Зяп не пал духом и с головой окунулся в полную опасности подпольную революционную деятельность. Как это часто случалось, она завершилась арестом и непременным атрибутом в жизни любого революционера – тюремным заключением.

После освобождения будущий генерал продолжил борьбу с захватчиками. При этом ему удалось и окончить лицей, и получить диплом юриста в Ханойском университете. В данном случае лояльность колонизаторов по отношению к Зяпу и вообще к выступавшей против них молодежи объясняется отнюдь не якобы свойственным завоевателям человеколюбием, а причинами вполне прозаичными. Французы хотели воспитать местную и лояльную элиту и на революционную деятельность некоторых студентов до поры до времени готовы были смотреть сквозь пальцы: мол, перебесятся в молодости, пофрондируют и остепенятся, превратившись в респектабельных буржуа и чиновников колониальной администрации. Как показала история – ошиблись.

Ученик «маленького капрала»

Но вернемся к Зяпу: несмотря на диплом юриста на руках, отнюдь не правоведение, а военное дело – сначала, видимо, военная история – стали подлинной его страстью, предопределившей жизненный путь. В центре внимания будущего полководца оказалась личность Бонапарта, биографию и военные кампании которого он изучил досконально. Именно благодаря этому Зяп и получил свое прозвище Генерал, когда после университета преподавал историю в одном из лицеев Ханоя.

Разумеется, на уроках он делал акцент на военной составляющей происходивших в прошлом событий; и уж когда дело доходило до Наполеоновских войн, мог легко, вспоминал один из его учеников, набросать на доске план любой кампании своего кумира, чем приводил класс в полное изумление. Не премину, несколько отвлекаясь от темы, заметить: таким и должен быть подлинный школьный учитель истории, равно как и учитель вообще, а не транслятором содержащейся в учебнике информации, к тому же зачастую идеологически ангажированной, неполной, а то и попросту неверной.

Однако круг чтения молодого человека не ограничился только посвященной военной тематике трудами. Нет, столь же активно он изучал работы по коммунизму и революционному движению, корпел над книгами по политэкономии. Это позже сослужило ему хорошую службу, ибо Хо Ши Мин не отделял в борьбе с колонизаторами политико-экономическую составляющую от военной.

Архитектор вьетнамской победы
Фото: biographyicon.com

Важно вехой на жизненном пути Зяпа стал 1940-й: вступление в Компартию – по другим данным, он вступил в нее несколькими годами ранее – и личное знакомство с Хо Ши Мином, для чего молодой человек совершил свое первое путешествие за границу, приехав в Китай, объятый пламенем одновременно и гражданской войны, и противостояния японской агрессии. Визит за рубеж был отчасти вынужденным, поскольку годом раньше колонизаторы запретили деятельность компартии что во Вьетнаме, что во Франции. Последняя, как известно, летом 1940-го капитулировала после понесенного от нацистов поражения, и перед Хо Ши Мином и его соратниками встала задача активизировать борьбу с захватчиками.

Мы точно не знаем, сколько Зяп пробыл за границей. Судя по всему, там будущий полководец ознакомился уже на практике с азами военного дела. И примерно в году 1941-м он получил от Хо Ши Мина задание вернуться во Вьетнам для создания боевой организации, в задачу которой входила борьба с подчиненными профашистскому режиму Виши колонизаторами. Были у Зяпа и личные мотивы для возвращения: французы арестовали и казнили – есть основания предполагать, что с крайней жестокостью – его жену-коммунистку Минь Тай, с которой он познакомился в тюрьме. Его маленькая дочь умерла.

Во Вьетнаме Зяп прежде, нежели проявить талант полководца, показал себя хорошим организатором, занимаясь формированием партизанских отрядов, в скором времени перешедших к активным действиям против захватчиков. Те, видимо, деморализованные неожиданным поражением в метрополии, отвечали вяло. Это позволило частям во главе с Зяпом постепенно продвигаться на юг страны. В 1944 году на конференции командиров партизанских отрядов он убедил последних начать восстание против колонизаторов – военные ресурсы французов были крайне ограниченны, что не позволяло им вести полномасштабные боевые действия на столь отдаленном расстоянии от метрополии, к тому же полностью оккупированной фашистами в 1943-м.

Однако более опытный в революционной борьбе Хо Ши Мин не одобрил намерение своего младшего товарища – для полномасштабного восстания время еще не пришло и не стоило ставить под удар в тот период незначительные повстанческие силы. При этом Зяпу было поручено начать формирование подразделений пропаганды и освобождения Вьетнама, которые стали фундаментом Народной армии.

Французы, как я уже отметил, не имели возможности реально воспрепятствовать этому, к тому же в марте 1945-го японцы оккупировали Вьетнам. Понятно, что они представляли собой более серьезного противника, нежели прежние колонизаторы. Однако новым оккупантам меньше всего хотелось вступать в активные боевые действия с партизанами – в тот год империя Восходящего солнца катилась к своему неминуемому поражению. В Токио решили свести на нет национально-освободительное движение во Вьетнаме, объявив его независимость – разумеется, под фактическим японским протекторатом.

Только вот коммунисты не собирались мириться с господством самураев, начав против них партизанскую борьбу, и в августе тем пришлось убраться из страны – конечно, прежде всего в силу общего поражения, понесенного ими от частей Советской армии, сделавшей дальнейшее сопротивление Японии союзникам бессмысленным. В том же месяце партизаны под командованием Зяпа освободили север Вьетнама.

Поход по тропе Хо Ши Мина

Тогда же Хо Ши Мин создал и возглавил Национальный комитет освобождения, в котором Зяп стал министром внутренних дел. Важно отметить: на военно-политическом горизонте освобожденного севера страны не было реальной по сплоченности и мощи вооруженных сил альтернативы коммунистам. Да и внешних противников тоже какое-то время не было: японцы ушли, а французы еще не вернулись. Это позволило Хо Ши Мину провозгласить 2 августа 1945 года образование Демократической Республики Вьетнам.

Однако в Париже довольно быстро пришли в себя и принялись подпирать рушащиеся стены обветшавшей колониальной империи, в сентябре 1945-го направив на юг Вьетнама войска и заняв Сайгон, где уже располагались британцы: согласно решению Потсдамской конференции именно они приняли капитуляцию развернутых в Индокитае японских войск. И на исходе 1946 году колонизаторы, создав марионеточное государство на юге – так называемую республику Кохинхина, развернули против ДРВ боевые действия, рассчитывая на быструю и легкую победу над «дикарями».

На первых порах успех действительно сопутствовал захватчикам, сумевшим в 1947 году оккупировать Ханой. Но на стороне вьетнамцев был не только военный талант Зяпа, организаторские способности Хо Ши Мина, но и природа – порядка 80 процентов территории страны покрыты джунглями, затруднявшими колонизаторам ведение боевых действий и ограничивавшими применение бронетехники и авиации. Зяп блестяще использовал преимущества местности, сочетая тактику засад и стремительных, неожиданных для противника атак, и одновременно совершенствовал свои войска, адаптируя их к театру боевых действий.

В чем это выражалось? Армия делилась на три структуры. Первая – так называемые Главные силы, состоявшие из хорошо обученных регулярных частей. Далее шли Местные силы – своего рода ополчение, формировавшееся по территориальному принципу. И наконец, Партизанские силы, создававшиеся в деревнях и представлявшие собой отряды самообороны.

Одна из причин поражения французов во Вьетнаме, повторю еще раз, – недооценка противника. Как писал автор, пожалуй, наиболее полного труда, если следовать утвердившейся в западной историографии терминологии, о Первой и Второй индокитайским войнам, генерал-лейтенант Филипп Дэвидсон, французы «отказывались называть Зяпа генералом, а если и упоминали его воинское звание, то только иронически».

Неудачи и победы

За свое презрение к противнику захватчики поплатились сполна. Сначала Зяп нанес поражение бригадному генералу Жану Этьену Валлюи, намеревавшемуся решить дело одной операцией Lea: несколько тактических групп, включая элитное подразделение парашютистов, должны были проникнуть в тыл партизан и нанести удар с разных направлений.

Операция с треском провалилась, подразделения, призванные разбить Зяпа, с трудом избежали собственного разгрома. Валлюи провел еще несколько операций и все они закончились провалом. Во многом потому, что и он, и его преемники при планировании и проведении операций мыслили категориями Европейского ТВД. Зяп это прекрасно понимал и блестяще использовал просчеты противника, не давая себя окружить и превращая на пути захватчиков каждый куст в реальную или мнимую опасность для них.

На смену Валлюи колонизаторы отправили корпусного генерала Роже Блэзо. Тогда же с инициативой урегулирования ситуации во Вьетнаме выступил начальник Генерального штаба Французской армии корпусной генерал Жорж Ревер, коего Дэвидсон характеризовал не только как военачальника, но и как политика. Уровень его политических решений иллюстрируется двумя факторами: обращением за помощью к США и попыткой формирования боеспособной южновьетнамской армии. Обе идеи следует признать мертворожденными. Ибо в Вашингтоне не выражали заинтересованности в сохранении дряхлой Французской империи, а попытка создать армию из марионеток – дело гиблое, как ее не вооружай, не обучай и не экипируй. Собственно, война вьетнамского народа с американскими империалистами продемонстрировала это со всей очевидностью.

Впрочем, было у Ревера и здравое предложение: сесть с представителями вьетнамского народа за стол переговоров, к чему в Париже оказались совершенно не готовы: призрак некогда одной из сильнейших колониальных империй, словно наркотик, мешал французскими политикам посмотреть трезвыми взглядом на реальность.

В общем, к Реверу не прислушались, Блэзо же себя никак не проявил и ему на смену прислали корпусного генерала Марселя Карпантье. Именно против вверенных ему войск Зяп и провел свое первое наступление, спланированное и осуществленное им в 1950-м. Годом раньше произошло событие, изменившее расклад сил в регионе, – победа коммунистов в Китае. Пекин помогал Хо Ши Мину оружием и боеприпасами. Да и военно-политическое положение ДРВ улучшилось. Само же грамотно организованное наступление завершилось поражением колонизаторов, среди которых были и вчерашние эсэсовцы.

Окрыленный Зяп начал решающее наступление на противника. Однако в 1951–1952 годах его постигла неудача. Имя ей – лучший французский военачальник того времени, не напрасно удостоенный чести от имени своей страны подписать капитуляцию Германии 8 мая 1945 года, генерал армии Жан де Латр де Тассиньи. Стоит подчеркнуть: успех был достигнут неприятелем не только благодаря дарованиям его командующего, но и применению напалма, от которого прежде всего страдали мирные жители. Плюс к этому Зяп недооценил действия авиации противника и поддержку его войск со стороны военно-морского флота.

Что ж, поражение – хороший учитель, если делать из него надлежащие выводы. Вьетнамский полководец их сделал. И следующую операцию, известную как битва при Дьен-Бьен-фу, он провел блестяще, во многом потому, что захватил господствующие над французскими укреплениями высоты, равно как и в целом обеспечив преимущество в артиллерии, снабдив ее необходимым количеством боеприпасов, доставку которых из-за плохо проходимой местности французы считали невозможной. Правда, в этом сражении противником Зяпа был не де Тассиньи, а корпусной генерал Анри Наварр, что никак не обесценивает победу вьетнамского полководца.

Наварр был опытным военачальником, в задачу которого, правда, не входило навязывание противнику сражения при Дьен-Бьен-Фу – это именно его инициатива, стратегическим результатом которой стало прекращение господства французов на севере Вьетнама. Однако продолжало существовать согласно Женевским соглашениям 1954 года разделение страны на собственно ДРВ и Южный Вьетнам. Насквозь коррумпированное правительство последнего было нежизнеспособным и после ухода французов держалось только на американской помощи.

Вашингтонские «ковры» для Вьетнама

В результате в Южном Вьетнаме началась партизанская борьба за воссоединение страны. В Вашингтоне понимали: без их поддержки прогнивший сайгонский режим падет в считаные дни и решили спасти его силой собственного оружия и акциями устрашения мирного населения посредством бомбардировок, которые по совокупности сброшенного на головы женщин стариков и детей смертоносного груза превзошли действия авиации США во Второй мировой.

Заслуживающие второго Нюрнберга преступления американской военщины были совершены в основном под командованием генерала Уильяма Уэстморленда. Он стал главным противником для Зяпа. Правда, его дарования полководца выразились в упомянутых чудовищных по своей жестокости бомбардировках мирных населенных пунктов, о чем пишет благоволивший к нему Дэвидсон, а также в стремлении к войне на истощение и наращивании военного присутствия США во Вьетнаме. То есть генерал не был способен воевать по-суворовски – умением, а решил задавить неприятеля числом и техническим превосходством.

Уэстморленд постоянно сообщал в Белый дом о близком истощении противника, предрекая скорую победу, но в 1965–1966 годах потерпел по сути стратегическое поражение от южновьетнамских партизан, действия которых координировались в том числе и Зяпом. Раздосадованные американские политики и генералы подумывали применить тактическое ядерное оружие против непокорных вьетнамцев, посмевших бороться за свободу. И только страх перед реакцией СССР остановил их от этого шага.

А тут еще на беду Уэстморленда вооружаемая и обучаемая его подчиненными южновьетнамская армия явила склонность к массовому дезертирству. Тогда бравый генерал приступил к практике зачистки территории по примеру фашистских айнзатцгрупп – операция «Феникс». Мирных жителей каратели поубивали много, но партизан разбить снова не смогли.

В 1968-м Зяп едва не повторил то, что осуществил под Дьен-Бьен-Фу, окружив американскую базу в Кхесане, представлявшую собой реальную угрозу «Тропе Хо Ши Мина» и успешно отбив попытки ее деблокады. Уэстморленд и здесь «блеснул», приказав бомбить джунгли вокруг базы с помощью… стратегических бомбардировщиков В-52.

В том же году ВНА предприняла спланированное Зяпом крупномасштабное наступление в так называемый новогодний праздник Тет. Дэвидсон назвал его провалом. Да, разгрома противника добиться не удалось. Но потери американцев составили около 15 тысяч человек да и сами бои велись с переменным успехом, что вызвало за океаном шок и стало отправной точкой к сворачиванию агрессии. Последнее является, несомненно, заслугой вьетнамского военачальника. Весеннее наступление 1975 года планировал уже не он, но без его более ранних успехов оно вряд ли стало бы возможным.

Во Нгуен Зяп прожил долгую и насыщенную события жизнь, посвященную своему народу и его вооруженным силам. Он умер, перешагнув столетний рубеж, 4 октября 2013 года.

Игорь Ходаков,
кандидат исторических наук
 

Опубликовано в выпуске № 32 (895) за 24 августа 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц