Версия для печати

Флаг «Талибана» над Кабулом

Гражданская война в Афганистане завершилась победой исламской оппозиции. Что дальше?
Иванов Станислав
Фото: google.com

Можно констатировать, что власть в Кабуле перешла в руки движения «Талибан». Некоторые политики и политологи продолжают стращать обывателей созданием нового «Исламского халифата», выходом талибов на границы постсоветского пространства, их возможным вторжением в страны Центральной Азии, активизацией сил международного терроризма в регионе и другими ужасами. Якобы террористы всех мастей, сотни тысяч беженцев и тонны афганских наркотиков хлынут через плохо охраняемые границы Афганистана в страны ЦА и далее в Россию. Хотелось бы несколько снизить накал подобных опасений.

И напомнить, что «Талибан» – чисто афганское оппозиционное движение с радикальными исламистскими взглядами суннитского толка, но без претензий на экспансию в регионе или на завоевание мирового господства. В отличие от «Аль-Каиды» и «Исламского государства» (запрещены в РФ), «ученики» не провозглашают джихад (войну с неверными) по всему миру. Более того, они стремятся довольно жестко пресекать на контролируемых ими территориях деятельность любых иностранных исламистских группировок. Безусловно, ДТ, как и многие другие исламистские организации, неоднородно по составу и взглядам. Если официальные лидеры талибов стараются дистанцироваться от ИГ и «Аль-Каиды» и пошли на заключение с США мирного соглашения в столице Катара – городе Дохе, то отдельные радикально настроенные группировки считают эти действия предательством и призывают продолжить борьбу с остатками западного влияния в стране. Именно на последних делают ставку функционеры ИГ, чтобы превратить Афганистан в очаг терроризма. Умеренным талибам предстоит длительная борьба за чистоту своих рядов и легализацию в глазах мирового сообщества. Пока большинство западных и других государств заняли выжидательную по отношению к новым властям позицию и не спешат их признавать.

Следует отметить, что лидеры ДТ извлекли определенные уроки из событий 1996 года, когда они впервые пришли к власти. Теперь стараются избегать напрасных человеческих жертв, не отмечается и случаев мракобесия или уничтожения памятников мирового значения. Если раньше «Талибан» опирался в основном на пуштунские племена и афганских беженцев в пакистанском приграничье, то сейчас весьма активно работает и взаимодействует со всеми национальными меньшинствами страны – узбеками, таджиками, туркменами, киргизами.

События в Афганистане при всей скоротечности и драматичности пока проходят довольно мирно, их можно считать чисто внутриафганским делом без какого-либо иностранного вмешательства

Авторитет и влияние талибов среди сельского населения и отдельных городов Афганистана оказались гораздо выше влияния свергнутых официальных властей. Провинциальные афганские правители и элиты пытаются договариваться с лидерами движения, военнослужащие и другие силовики избегают вооруженных столкновений с отрядами ДТ. Некоторые подразделения разоружаются и расходятся по домам, другие переходят на сторону талибов или укрываются в соседних странах в качестве беженцев.

Справедливости ради следует отметить, что отдельные очаги сопротивления талибам все же сохраняются. Так бывший вице-президент страны Амрулла Салех в союзе с сыном известного лидера афганских таджиков Ахмада Шаха Масуда пытается создать антиталибский фронт в Панджшерском ущелье. Кое-где возникают стихийные акции протеста и неповиновения местного населения власти талибов.

События в Афганистане при всей скоротечности и драматичности пока проходят довольно мирно, их можно считать чисто внутриафганским делом без какого-либо иностранного вмешательства. Следует уважать выбор народа и дать возможность самим афганцам определиться с новым правительством и режимом. Талибы пока не представляют какой-либо угрозы России или ее союзникам в Центральной Азии. Посольство РФ в Кабуле пока работает с соблюдением необходимых мер предосторожности.

Даже миф о возможном росте наркотической угрозы с афганского направления не выдерживает критики. Производители опиатов и наркоторговцы будут по-прежнему удовлетворять спрос потребителей этой группы наркотиков в странах Центральной Азии, России и на постсоветском пространстве. Часть товара будет и дальше следовать транзитом через Россию, Украину, Молдавию и Белоруссию в Восточную Европу. Возможная смена власти в Кабуле скорее всего никак не повлияет на объемы производства и поставок через границы соседних государств афганских наркотиков. Это прежде всего социальная проблема в странах – потребителях опиатов и самым тесным образом связана с уровнем коррупции в их властных и силовых структурах. Вряд ли можно ожидать, что талибы с первых дней развернут широкую кампанию против крестьян, выращивающих мак или производителей наркотиков. Не исключено, что в последующем «Талибан» может ужесточить контроль границ Афганистана для наркокурьеров, как это имеет место в Иране.

Сложение полномочий президентом Ашрафом Гани 15 августа 2021 года и его бегство с ближайшим окружением из страны открыло дорогу к мирному переходу власти. Таким образом, создались условия к завершению многолетней гражданской войны в этой стране. Многое будет зависеть от последующих шагов и действий лидеров талибов внутри страны и на международной арене. Пока трудно предсказать дальнейший ход событий.

Не исключено, что совсем скоро правительство «учеников» в Афганистане запросит в Москве агреман на своего дипломатического представителя (посла) в Российской Федерации и в других иностранных государствах. Китайское руководство уже заявляет о возможности признания власти этого движения, очевидно, что Пакистан, Турция, Саудовская Аравия и другие монархии Персидского залива тоже могут пойти на такой шаг.

Станислав Иванов,
ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук

Опубликовано в выпуске № 32 (895) за 24 августа 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц