Версия для печати

Токио ждет реванша

Уроки Второй мировой войны в Японии трактуют на свой манер
Новиков Валерий
Фото: livejournal.com

Немного предыстории: в годы затвора до начала эры Мэйдзи японцы в основном воевали между собой, эпизодически пытаясь прищемить ближних соседей. В 1592–1598 годах Страна восходящего солнца попыталась покорить Корею, развязав так называемую Имджинскую войну, погибли около миллиона корейцев и примерно 30 тысяч китайцев. В качестве ритуального подарка правителям были отправлены сотни бочек с засоленными носами и ушами казненных корейцев и китайцев.

Амбиции «желтого карлика»

После успешной войны с Китаем (1894–1895) Япония «освободила Корею от китайского вассалитета», получила «в вечное владение» Тайвань, Пескадорские острова, южную часть Ляодунского полуострова и порты Порт-Артур и Дальний, контрибуцию в 200 миллионов лян (7,5 тонны серебра) и в разгар длительных торжеств пережила жесткий ответ европейцев. Ценнейший плод победы – Ляодун под давлением России, Германии и Франции пришлось вернуть Китаю. Вот тогда-то родился новый вид японского патриотизма – гайсин сетан (нехватка возмездия), возмездия прежде всего Российской империи. Это впоследствии и привело к войне с Россией в 1904–1905 годах.

Милитаризация охватила все стороны жизни Японии: образование, культуру, промышленность, финансы. К началу XX века окончательно сформировался новый, исключительно японский военно-экономический феномен – дзайбацу, семейно-клановые вертикально и горизонтально интегрированные структуры, включающие ключевые предприятия промышленности, собственные банки, страховые и торговые компании. После войны 1894–1895 годов капитализация монополий дзайбацу за 10 лет увеличилась почти в два раза. Именно эти немногочисленные мощнейшие объединения стали двигателем и выгодоприобретателем всех войн Японской империи XX века.

Первые очень большие прибыли были получены в результате войны против России 1904–1905 годов:

  • на «законных» основаниях Япония утвердилась на континенте – Корея стала протекторатом, а в 1910 году – колонией;
  • у России отхвачена половина Сахалина, аннексирована южная ветка КВЖД (около 730 километров);
  • у Китая – Ляодунский полуостров и гавани Порт-Артур и Дальний.
Меч реванша куется Токио в дипломатической и пропагандистской кузницах, в цехах современных дзайбацу, в редакциях СМИ, шлифуется в школьных и университетских аудиториях

Потери этой войны – 230 тысяч раненых и убитых, коллапсирующая экономика (военные расходы – свыше 1,72 миллиарда иен, госдолг возрос с 23 до 70 процентов ВВП – 2,4 миллиарда иен, пять иностранных займов на 800 миллионов иен) совершенно не испугали ни правительство, ни дзайбацу. Приобретенные колоссальные природные богатства, миллионы гектаров плодородных земель, неисчерпаемый рынок дешевой рабсилы перевесили все издержки. По итогам войны только в 1906 году в Японии возникло 180 новых промышленных и других акционерных компаний, большинство со временем превратились в дзайбацу второго поколения, которые и стали ярыми сторонниками экспансионистской политики. Преобладающее влияние военных оказалось определяющим фактором в развитии японского государства на весь XX век.

Полномасштабная колонизация Кореи в 1910 году и экономическое освоение Маньчжурии позволили совершить мощный экономический рывок:

  • к 1910 году территория империи увеличилась на 76, население – на 66 процентов;
  • становой хребет промышленности – металлургическое производство возросло к 1913 году почти в 10 раз (с 24 тысяч тонн до 228 тысяч);
  • за 14 лет капитал японских монополий, вложенный в Китай и Маньчжурию, увеличился в 220 раз.

Конечно же, эти достижения очень сильно стимулировали очередные экспансионистские аппетиты японской элиты.

В ходе Первой мировой войны японцы без особых усилий и потерь (всего две тысячи убитых) сумели забрать у немцев Циндао и Тяньцзинь, весь Шаньдунский полуостров на материке, Маршалловы, Мариинские и Каролинские острова, остров Бугенвиль, Папуа – Новую Гвинею, Германское Самоа и прочую «мелочовку» в Тихом океане, увеличив национальное богатство на четверть.

Стоимость промпродукции за годы войны увеличилась в пять раз, стали и чугуна – в два раза, машиностроения и химпрома к 1919 году – в семь раз, японский экспорт в государства ЮВА – в четыре раза, торговый флот вырос почти на 50 процентов, военный флот к 1920 году стал третьим в мире, численность рабочих возросла в 1,7 раза. Бешено развивалось судостроение (экспорт во Францию – 12 эсминцев в 1917-м, в Англию – торговые суда дедвейтом 77,5 тысячи тонн, для США построено судов общим водоизмещением 371 тысяча тонн). Золотой запас страны разбух в семь раз (в том числе за счет русского «царского» золота).

В то же время Россия потеряла 15,7 миллиона человек – 2,8 миллиона составили безвозвратные потери в армии, экономический ущерб – 60 миллиардов тогдашних долларов США. Почти не воюя, Япония сумела нарастить такие внушительные военно-экономические мускулы, что ее признали одним из серьезнейших игроков на мировой арене.

Гиена Азии

Однако из-за непосильных налогов в 1918 году «рисовые бунты» с участием 350 тысяч человек охватили две трети территории Японии. Для их подавления привлекались не только полицейские силы, но и армейские части. Но это никоим образом не понизило градус мечтаний милитаристской верхушки о новых завоеваниях в Юго-Восточной Азии.

Сильно обогатившись на военных поставках своему союзнику – России в ходе Первой мировой войны, японцы не упустили возможности воспользоваться еще одним «даром небес» – в Российской империи вспыхнули революция и Гражданская война. Наш Дальний Восток показался токийским бонзам бесхозным, и к маю 1918 года вместе с американцами, англичанами и французами 11 японских дивизий начали «спасать» чехословаков и осуществлять «восстановление порядка» на русском Дальнем Востоке.

Факты массовых казней и тотального грабежа известны в России всем, кроме почитателей сакуры, хризантем и Фудзиямы, до сих пор представляющих в блогах себе и френдам Японию белой и пушистой.

Многовековое воспитание населения в духе воинствующего национализма, победы японского оружия в начале ХХ века, укрепившие идеи превосходства «нации Ямато», позволили сформировать у населения страны готовность «сразиться с врагами». К 30-м годам прошлого столетия таковыми объявили Советский Союз и Китай.

С 1931 года японцы начали боевые действия против Китая (18–19 сентября – «Мукденский инцидент»), с июля 1937-го разразилась полномасштабная война. О степени жестокости японцев свидетельствует такой факт: за 5 дней декабря 1937 года они вырезали 200 тысяч жителей Нанкина.

Токио ждет реванша
Фото: yandex.ru

Япония бешеными темпами готовилась к войне: военное производство за 1935–1938 годы увеличилось более чем в три раза, расходы на вооруженные силы – в пять раз и в 1938–1939 финансовом году достигли 6,8 миллиарда иен.

С 1936 по июль 1938 года японцы 231 раз нарушали границу СССР, спровоцировали 35 крупных вооруженных столкновений и осуществили 40 вторжений самолетов. Бои у озера Хасан продолжались с 29 июля по 11 августа 1938-го, японцы ушли на исходные рубежи, потеряв 650 военнослужащих убитыми и около 2,5 тысячи ранеными, РККА – 759 убитыми и умершими от ран красноармейцев, 2,75 тысячи человек получили ранения.

Серьезная война с японцами произошла на реке Халхин-Гол в Монголии 11 мая – 16 сентября 1939-го. С обеих сторон в боях участвовали 132 тысячи солдат и офицеров, более тысячи орудий и минометов, свыше тысячи танков и бронемашин, около 1,3 тысячи самолетов. Убыль в рядах «Сынов Ямато» убитыми, ранеными и пропавшими без вести составила 61 тысячу человек.

Советские потери – 18,5 тысячи военнослужащих убитыми и ранеными, 253 танка и 207 самолетов.

Кроме военного поражения, японцы тут же получили серьезнейший морально-дипломатический удар – Сталин 23 августа того же 1939 года заключил так называемый пакт Молотова – Риббентропа, что сильно поколебало веру Токио в надежность Берлина как партнера по Тройственному союзу. Полученный урок император Хирохито, его министры и генералы-адмиралы хорошо усвоили и, кроме пакостей, ничего особо серьезного до 1945 года Москве не чинили: самолеты Японии 433 раза вторгались в воздушное пространство СССР, сухопутные войска более 770 раз нарушали границу, военные корабли задержали 178 и потопили 18 советских судов. То есть привычно подличали из-за угла.

Мечты токийских мудрецов

К масштабной войне японцы готовились постоянно, военную инфраструктуру в Корее и Китае строили и группировку войск на материке наращивали (Квантунская армия имела от 200 тысяч в 1938-м до 713 тысяч военнослужащих в августе 1945-го). Всего же вооруженные силы Японии в конце 1941 года насчитывали 2,4 миллиона солдат и офицеров.

К декабрю японцы были готовы к войне на южном направлении. ВМС имели 10 современных авианосцев (575 палубных самолетов), 10 линейных кораблей, 18 тяжелых крейсеров, 20 легких крейсеров, 112 эсминцев, 65 подводных лодок. Только за 1941 год японцы построили на верфях 48 боевых кораблей водоизмещением свыше 200 тысяч тонн (в 1940-м – 27 кораблей водоизмещением около 68 тысяч тонн), за 1940–1941 годы переоборудовали под военные перевозки 522 торговых судна. Танкерный флот имел суда общим водоизмещением 380 тысяч тонн.

Флот Ямато превосходил любые другие флоты на Тихом океане. Палубные истребители «Зеро» и торпедоносцы «Кейт» оставались лучшими в мире до 1944 года, как и торпеды типа «95 мод. 2». На Тайване, во Французском Индокитае и на ряде островов Тихого океана введены в строй 15 военно-морских баз.

За считаные месяцы японцы сумели малой кровью создать Великую Восточноазиатскую сферу процветания, то есть воплотить лозунг «Азия для азиатов!». Под дланью Японии на территории 4 200 000 квадратных километров «процветали» порядка 464 миллионов человек. Желтый блицкриг был не менее впечатляющим, чем коричневый: 15 февраля 1942-го пал Сингапур, пленены 80 тысяч английских, австралийских, индийских солдат, 7 мая капитулировали американские войска на Филиппинах – в плену оказались 100 тысяч джи-ай.

11 декабря 1941 года Япония, Германия и Италия подписали соглашение о совместном ведении войны. 18 января 1942-го три хищника конкретизировали действия против СССР. Японии «отходили» территории Дальнего Востока и Сибири от Тихого океана до Омска. И только провал блицкрига под Москвой и катастрофа вермахта под Сталинградом предотвратили нападение Японии на нашу страну.

Заполучив 12 колоний и создав ряд квазигосударств, в том числе такой экзот, как «Вьетнамская империя», дойдя до Индии и Австралии, токийский «желтый карлик» заглотил больше, чем мог проглотить… Но пришел 1945 год. Совокупная мощь союзников, прежде всего США, сломила героизм воинов Ямато. И тут японцы обратились к Сталину с просьбой о помощи в переговорах с американцами. А до этого? До марта 1944-го в Токио высокомерно отказывались выполнять обязательства Договора о ненападении от 13 апреля 1941 года. В ходе переговоров о ликвидации угольных и нефтяных концессий на Сахалине в феврале 1943-го японцы, соглашаясь на ликвидацию концессий, потребовали компенсировать неполученную прибыль вплоть до 1970 года. И еще захотели, чтобы СССР еще 10 лет поставлял Японии по 200 тысяч тонн нефти и 100 тысяч тонн угля ежегодно. Хотелки не сбылись, как и не сбылись мечтания токийских мудрецов поучаствовать в миротворческой миссии между СССР и Германией.

В июле 1944 года, когда в ходе операции «Багратион» Красная армия вышла на довоенную границу СССР, в Токио окончательно пришли в сознание – «Гитлер капут», а в сентябре родился план переговоров с Советским Союзом для продления Пакта о ненападении и привлечения СССР как посредника в переговорах о перемирии с США и Англией.

Японцы соглашались на ряд уступок, в том числе открыть пролив Цугару, отказаться от договора о рыболовстве, уступить Сахалин и Курилы, а также еще по нескольким менее существенным позициям.

Все эти дипломатические судороги происходили на фоне непрекращающихся военных провокаций и подготовки планов войны против СССР и ведущейся войны против Китая.

Будет шанс – они готовы

Приведенные фрагменты политики и практики японских верхов на протяжении нескольких столетий являются, на мой взгляд, той исторической базой, на которой должны строиться оценки места Японии во Второй мировой войне. Веками Япония вела войны, обусловленные политическими, экономическими и расово-идеологическими факторами. Этот вывод в полной мере соответствует реалиям Второй мировой. Алчность, помноженная на подлость, лицемерие и постоянное завышение своих возможностей, без учета неизбежных рисков принесла японскому народу колоссальные беды.

По данным японского ученого Такусиро Хаттори, людские потери составили 2 600 000 человек (без учета жертв атомных бомбардировок – их около 200 тысяч), в том числе 1 858 811 погибших и пропавших без вести военнослужащих, 94 515 воинов-инвалидов, более 658 тысяч погибших гражданских лиц, 682 боевых корабля различных классов (а общий тоннаж всех потерянных судов – около шести миллионов тонн), разрушено три миллиона домов, 50 тысяч километров железных дорог, уничтожено 34 процента предприятий. Суточное потребление продуктов питания на душу населения составило в 1945-м 1793 калории против 2105 калорий в 1941 году.

Япония лишилась возможности грабить старые и вновь захваченные колонии. А посему пришлось стать на колени перед главным победителем – Америкой и немножко, ненадолго забыть о претензиях к своему ближнему вековечному врагу – России. То есть этот урок не пошел впрок.

Однако «ястребиный» блок в многочисленных послевоенных правительствах Японии последовательно и уверенно наращивал военно-экономическую мощь страны. В том числе с помощью американских денег. Еще не заросли травой могилы американских солдат на Иводзиме, Гвадалканале, Окинаве и других островах Тихого океана, как правительство США в 1951–1956 годах для восстановления боевой мощи Японии оказало помощь в 723 миллиона долларов. Вскоре Токио начал обкатывать так называемые силы самообороны в локальных войнах своего сюзерена в Корее, Вьетнаме, на Ближнем Востоке (логистика, тыловое обеспечение, стажировки офицеров). Дзайбацу никуда не делись, сегодня японский ВПК является одним из ведущих в мире. ВС Японии, лицемерно именующиеся силами самообороны, сегодня насчитывают порядка 310 тысяч человек в сухопутных войсках (плюс 46 тысяч – постоянный резерв и 6 тысяч – экстренный) и ВВС, более 1500 единиц ЛА, около 1000 танков, порядка двух тысяч БТР и БМП, примерно 1700 единиц ствольной артиллерии и свыше 1100 минометов, около 1600 ПТРК, около 100 реактивных установок залпового огня, 350 ЗРК и около 400 ПЗРК, а также порядка сотни противокорабельных ракетных комплексов (в том числе типа «Хитонисики» с увеличенным до 900 километров радиусом действия, в перспективе – до 1500 километров).

«Обороняясь» от КНР и КНДР, японские полководцы почему-то до трети войск разместили на северном острове Хоккайдо (до Сахалина – 43, до Кунашира – 16, до острова Танфильева – 7,5 километра).

Сегодня мощный ВПК Японии способен большими тиражами производить практически все виды современных вооружений для СВ, ВВС и ВМС:

  • новейшие ПЛ типа «Тэйгэй» оснащены мощными литий-ионными аккумуляторными батареями, увеличенная емкость которых позволяет этим неатомным лодкам в два-три раза дольше находиться под водой, нежели «дизелям» с кислотными батареями (к концу 20-х годов планируется заиметь таких 28 единиц);
  • с 2020 года ведутся переговоры с Индонезией о строительстве для индонезийских ВМС двух фрегатов УРО тип «30FFM» полностью японского проекта (стоимостью около 500 миллионов долларов), для собственных нужд планируется построить 22 таких корабля;
  • авиаконцерны Японии с 50-х годов выпустили более 500 боевых реактивных самолетов собственной конструкции;
  • в 2020 году в ВВС страны созданы подразделения космических операций.

Милитаризация Японии идет не только по линии развития сил самообороны, но и в политической сфере. По-прежнему в силе претензии к Китаю, Корее, России, Вьетнаму относительно «возврата территорий»; в Токио стремятся избавиться от статьи 9 конституции, запрещающей стране иметь вооруженные силы; поддержка санкций против России; создание баз за рубежом.

И еще штрих к миролюбивой политике Японии. В 2007 году тогдашний премьер-министр Синдзо Абэ объявил, что конституция Японии не запрещает владение ядерным оружием. То есть урок сверхмилитаризации в Токио не усвоен.

Япония всегда ждала и эффективно использовала смуты в странах-противниках. С СССР она ловко использовала «мягкий» метод дипломатического давления в 1956 году, в период кризиса Варшавского договора (выступления в Польше, мятеж в Венгрии), англо-французская агрессия против Египта, усиливающиеся трения в политическом руководстве СССР (что и привело к свержению «антипартийной» группы Маленкова в июне 1957-го). В обстановке внешней и внутренней турбулентности борец «за мир во всем мире» Никита Хрущев и пошел на подписание пресловутой Декларации 19 октября 1956 года с обещанием возвращения Токио островов Хабомаи и Шикотан.

Абстрагируясь от оценки последующих действий сторон, замечу, что практически все комментаторы упускают благородный жест советского правительства отказаться от репарационных претензий. Никакие завлекательные обещания «добрососедского» бытия и экономических преференций не смогут погасить пламя японской мечты о «возврате северных территорий». Эту самурайскую песню уступками «не задушишь, не убьешь». Память о походе до Байкала, владычестве на Сахалине, Курилах и Камчатке в японском истеблишменте вечна, как Фудзияма и сакура. Это одна из констант японского менталитета. Меч реванша куется и в дипломатической, и в пропагандистской кузницах, в цехах современных дзайбацу, в редакциях СМИ, шлифуется в школьных и университетских аудиториях.

Набирает обороты и приближается к финалу в мире и в Японии в частности кампания пересмотра итогов Второй мировой войны. В мае сего года палата представителей японского парламента практически единогласно приняла знаковый закон – проект о проведении общенационального референдума об изменении конституции в части отмены 9-й статьи, которая декларирует «отказ японского народа на вечные времена от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров». Вторую часть данной статьи японцы с помощью США давным-давно похерили, создав полноценные армию и флот.

Чуть пошатнется что-либо в России – и Япония не устоит перед соблазном силой оружия вернуть «свои северные территории». Это аксиома многовековой японской политики.

Валерий Новиков,
капитан 1-го ранга в запасе
 

Опубликовано в выпуске № 35 (898) за 14 сентября 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц