Версия для печати

Куда полетит Dark Eagle

В США завершился очередной этап испытаний гиперзвукового оружия
Кетонов Сергей

ВМС США объявили об успешных испытаниях твердотопливного ракетного двигателя второй ступени для своей программы гиперзвукового оружия CPS, что стало «важной вехой» на пути к развертыванию единой ракеты как для ВМФ, так и для армии. Испытания проходили 1 сентября на ракетном полигоне в Промонтори, штат Юта, в рамках разработки программы ВМС Conventional Prompt Strike (CPS, «Обычного быстрого удара») и армейской программы LRHW (гиперзвукового оружия дальнего действия). Испытания проводились в координации с Управлением программ стратегических систем ВМФ. Предыдущее испытание проводилось в мае и признано успешным.

«Это ознаменовало собой успешное испытание обеих ступеней вновь разработанного ракетного ускорителя, а также системы управления вектором тяги на твердотопливном ракетном двигателе», – говорится в заявлении ВМС, где также отмечалось, что «эти испытания являются жизненно важным шагом в разработке общей гиперзвуковой ракеты».

Гиперзвук по-американски

Двигатель является частью нового ракетного ускорителя, включенного в усилия Пентагона по созданию гиперзвуковой ракеты. И флот, и армия возьмут на вооружение единую ракету и адаптируют ее для запуска как с моря, так и суши. Еще один важный элемент программы – гиперзвуковой управляемый боевой блок Common Hypersonic Glide Body был успешно испытан в марте 2020 года. ВМС играет ведущую роль в разработке C-HGB, а армия возьмет на себя расходы на его производство.

Пентагон по программе обычного быстрого удара с начала 2000-х годов рассматривал разработку гиперзвукового оружия – ракеты, способной летать со скоростью более 5 Махов и дающей командованию вооруженных сил возможность поражать цели по всему миру за считаные минуты.

Согласно отчету Исследовательской службы конгресса от 25 августа, помимо CPS и армейской программы LRHW, ВВС стремятся использовать работу, проделанную Агентством перспективных исследовательских проектов Министерства обороны, для создания авиационного оружия быстрого реагирования AGM-183. Бюджетный запрос службы на 2022 финансовый год включает 161 миллион долларов на закупку 12 ракет ARRW. Программа ARRW – это усилие, которое служба выбрала для финансирования вместо оружия, которое планировалось разработать для использования C-HGB.

Успехи России и Китая в последние годы дали американским военным новый импульс для ускорения усилий по созданию гиперзвукового оружия. Руководство Пентагона предсказывает, что оно будет поставлено на вооружение в середине 2020-х годов

Но успехи России и Китая в последние годы дали военным новый импульс для ускорения усилий для создания единого гиперзвукового оружия. Руководство Пентагона предсказывает, что оно будет поставлено на вооружение в середине 2020-х годов. Несмотря на то, что программа CPS существует уже два десятилетия, только в прошлом году канцелярия министра обороны начала полномасштабное финансирование программы. Ракета получила собственное наименование Dark Eagle.

Система представляет универсальную твердотопливную БРСД, оснащенную универсальной маневрирующей боеголовкой с гиперзвуковой скоростью полета Common Hypersonic Glide Body (C-HGB) в модификации Block 1, способной развивать скорость более 3800 миль в час. Вес боевого блока – 800 фунтов (360 килограммов), что теоретически позволят разместить в нем любое ЯЗУ из имеющихся в арсенале США, от «легких», например, W-61 до «тяжелых», таких как W-88. Боеголовками C-HGB предполагается оснастить системы вооружений армии, ВВС и флота. Разработка выполнена на базе экспериментальной гиперзвуковой боевой части Advanced Hypersonic Weapon (AHW).

На испытаниях боевой блок достиг скорости 8,2 Маха. Ракета CPS – твердотопливная, двухступенчатая, длина – 10,44 метра, диаметр корпуса – 887 миллиметров. Стартовый вес – 16 300 фунтов (7400 килограммов). Максимальная дальность пуска – 1725 миль (2775 километров).

Ракета должна поступить на вооружение ПЛА типа Virginia SSN-802-811 и эсминцев типа Arleigh Burke DDG-51, причем ракеты получат корабли не только последних серий, но и изрядно изношенные Flight I. Так как новая ракета по массогабаритным параметрам не войдет в стандартную УВП Mark 41, для нее была разработана новая УВП VPM.

Кто получит суперракеты

Подводные лодки серии Block V, заложенные после 2019 года, будут иметь дополнительную среднюю секцию модуля полезной нагрузки Virginia (VPM), увеличивающую их общую длину. Модули VPM добавляются к четырем модулям VPT того же диаметра, но большей высоты, расположенные по средней линии с семью ракетами Tomahawk каждая. Это заменит некоторые возможности, утраченные при выводе из состава флота конверсионных ПЛАРК типа Ohio.

Первоначально планировалось восемь таких новых модулей с полезной, но позже от этого отказались в пользу установки четырех модулей общей длиной 70 футов (21 метр) между операционным и двигательным отсеками.

Куда полетит Dark Eagle

Модуль VPM может нести баллистические ракеты средней дальности CPS по четыре в каждой шахте, всего 16 ракет. Добавление модуля VPM увеличит стоимость каждой подводной лодки на 500 миллионов долларов (в ценах 2012 года). Дополнительные расходы будут компенсированы сокращением общей численности подводных лодок на четыре единицы. В более поздних отчетах говорится, что в качестве меры снижения затрат модули VPM будут нести только SLCM Tomahawk и, возможно, беспилотные подводные аппараты (UUV), в таком случае дополнительная стоимость сейчас оценивается в 360–380 миллионов долларов за лодку. Сообщается, что пусковые модули VPM будут аналогичны по конструкции тем, что установлены на ПЛАРК типа Огайо. В июле 2016 года General Dynamics получила 19 миллионов долларов на разработку VPM. В феврале 2017 года General Dynamics получила еще 126 миллионов долларов на строительство подводных лодок серии Block V, оснащенных системой VPM.

Модуль VPM разработан фирмой BWX Technologies (компания конструирует пусковые ракетные блоки для ПЛАРБ типа Columbia, на базе которых модуль VPM и создан), однако производство осуществляется BAE Systems.

К вопросу о разработке универсального модуля полезной нагрузки VPM (Virginia Payload Module) для АПЛ типа Virginia. Начиная с серии Block III (головная АПЛ – North Dakota SSN-784) на АПЛ типа Virginia вместо носовых 12 вертикальных пусковых установок КР «Томагавк» устанавливаются два вертикальных пусковых модуля VPT (Virginia Payload Tube – «труба для полезной нагрузки АПЛ типа Virginia). Хотя VPT и называется модулем полезной нагрузки, что подразумевает использование различных вариантов его оснащения, фактически он рассчитан только на размещение 6 КР «Томагавк».

По конструкции модули VPT, видимо, аналогичны пусковым модулям для КР, установленных на ПЛАРК типа Ohio. Начиная с серии Block V (головная АПЛ SSN-802, заложена в 2017 году), АПЛ оснастят, помимо 2 пусковых модулей VPT (12 КР), еще и дополнительным универсальным модулем полезной нагрузки VPM, который будет размещаться в средней части подводной лодки. Каждый модуль VPM может использоваться для размещения крылатых ракет или автономных подводных аппаратов.

Каждый модуль VPM включает 4 вертикальные пусковые шахты диаметром 2108 миллиметров (83 дюйма) и длиной 21 метр (70 футов), примерно аналогичных в модуле VPT. В них помещаются пусковые контейнеры увеличенной длины и имеющие семь ячеек диаметром 533 мм на размещение 7 КР «Томагавк». Таким образом, в модуле VPM помещается 28 крылатых ракет, а общий боекомплект АПЛ серии Virginia Block V составляет 40 крылатых ракет, размещенных в вертикальных модулях (VPT – 2х6 и VPM – 4х7), либо в шахты модулей VPM помещаются пусковые контейнеры, имеющие четыре ячейки диаметром 900 миллиметров на размещение четырех ракет CPS.

Всего в модулях VPM размещается до 16 гиперзвуковых ракет CPS. В 2013–2014 годах было объявлено, что за основу пусковых модулей для VPM будет положена конструкция пусковых шахт для БРПЛ Trident D5, разрабатываемых для ПЛАРБ нового поколения типа Columbia (программа Ohio Replacement).

«Ужасная идея» для флота

Добавление эсминцев Arleigh Burke к новой программе перевооружения стало новым штрихом, ранее не отмечавшимся ни в планах ВМС, ни в надбавках к оборонному бюджету на 2021 год.

Модернизация всех версий – известных как Flight I, II и III – эсминцев Arleigh Burke будет огромной проблемой для ВМС и верфей, которые уже с трудом успевают вовремя ремонтировать и переоборудовать корабли.

«Это ужасная идея по нескольким причинам», – заметил Брайан Кларк из Hudson Institute. Он объяснил: самым старым кораблям потребуется продлить срок службы, чтобы модернизация была оправданной, что, вероятно, позволит выжать из них еще десять лет или около того. Самые старые корабли, построенные в 1990-х годах, уже стоят дороже в обслуживании и эксплуатации, чем более новые Flight II и Flight III. «Они находятся в последнем десятилетии своего существования, и их эксплуатационные расходы и стоимость поддержки на 30 процентов выше, чем у Flight II», – сообщил Кларк.

Гиперзвуковые ракеты будут больше, чем ракеты, которые в настоящее время несут 67 эсминцев Arleigh Burke, требующие серьезного ремонта. Новейшие корабли серии Flight III – первые должны поступить на вооружение флота в 2024 году – также оптимизированы для защиты от баллистических ракет, а это означает, что добавление гиперзвукового оружия даст им новую сложную миссию.

В любом случае до появления гиперзвукового оружия пройдет некоторое время. Ранее в этом году вице-адмирал Джонни Вулф, директор программ стратегических систем ВМС, сообщил, что его служба планирует испытать первую гиперзвуковую ракету с подводной лодки к середине 2020-х годов, поскольку уже полным ходом идут работы по оснащению этим оружием подводных лодок типа «Вирджиния».

Ракета CPS разрабатывается в партнерстве с армией, армия покупает гиперзвуковой блок для обоих ведомств, а военно-морской флот покупает ракетоноситель. Армия планирует развернуть батарею из четырех пусковых установок по четыре ракеты на каждой в 2023 году, в то время как ВМС потребуется еще несколько лет, чтобы разработать более сложную технически морскую версию, предназначенную для пусков с борта подводных лодок типа «Вирджиния» из подводного положения.

Американские законодатели выразили заинтересованность в размещении обычного оружия быстрого глобального удара на надводных кораблях. В Законе о национальной обороне от 2021 года (NDAA) Подкомитет по стратегическим силам Комитета по вооруженным силам палаты представителей призвал ВМС изучить возможность размещения своей новой гиперзвуковой ракеты на борту трех эсминцев класса Zumwalt.

Поражает масштабность программы перевооружения. Новые гиперзвуковые ракеты получат 67 уже построенных эсминцев, 7 эсминцев, находящихся в постройке, и все лодки «Вирджиния» серии Block V, бортовые номера SSN-802-811, всего 10 лодок. Теоретически им понадобится 1280 ракет CPS Dark Eagle, но практически половина модулей VPM будет заполнена «Томагавками» Block V.

Опубликовано в выпуске № 36 (899) за 21 сентября 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц