Версия для печати

О врагах и мучениках

Неправильное использование исламских терминов ведет к разобщению народов и конфессий
Ахмадуллин Вячеслав
Фото: ria.ru

Для нашего государства, в силу его истории, геополитического положения и демографии, строительство отношений с миром ислама имеет особое значение. По различным, зачастую противоречивым оценкам в России проживают от 4 до 20 миллионов мусульман. Их количество постоянно растет не только за счет рождаемости гражданами РФ, но и из-за притока в РФ мигрантов из стран, где ислам является традиционной религией. После развала СССР в образовательное пространство постсоветских государств хлынул поток литературы, который должен был размыть прежние ценности, извратить историю советского периода. Сегодня во многих постсоветских государствах она стала называться частью колониального этапа.

Но на этом специалисты Запада не остановились. Они попытались внести раскол в религиозное сознание народов России. Немалую роль в этом сыграли труды Сэмюэля Хантингтона, работавшего в 1970-х годах координатором отдела планирования Совета национальной безопасности США. К сожалению, его выводы о неизбежности конфликта между миром ислама и западной цивилизацией, в основе которого лежит христианство, стали популярны и в России.

Большую роль в достижении такого результата сыграли многочисленные публикации в СМИ и Интернете, выступления на радио и телевидении популярных журналистов и исследователей. Определенная негативная роль в этом процессе была сыграна военными обозревателями, а также военнослужащими, анализирующими в своих публикациях военные конфликты, вооруженные конфликты и различные войны, прежде всего на Северном Кавказе, в Закавказье, в Африке, на Среднем и Ближнем Востоке. Анализ таких публикаций показывает, что в них обильно используются исламские термины, но большинство авторов не понимают их сути. А некорректное их употребление наносит значительный ущерб межконфессиональному миру в России, дискредитирует базовые исламские понятия.

Как показывает история использования многих мусульманских терминов, их неверная трактовка и применение становятся привычными, а поэтому и опасными для межконфессионального мира и согласия. Новое наполнение таких терминов имеет негативный, противоположный исходному смысл, что позволяет им работать в качестве неверного алгоритма распознавания, когда «свой» – обязательно хороший, а «чужой», то есть мусульманин – без сомнения, плохой и опасный.

Потому нелишне будет пояснить, как возникли те или иные термины, которые сейчас многие используют не задумываясь.

Богословы «Талибана»

В годы Великой Отечественной войны решениями духовных управлений мусульман все мусульмане, отдавшие свою жизнь в борьбе с захватчиками, были объявлены шахидами

Мы проанализировали большое количество статей в популярных российских СМИ более чем за десять лет и выявили, что один из наиболее часто используемых мусульманских терминов – талиб. Это слово имеет вполне мирный перевод с пушту и арабского – студент, точнее – учащийся медресе. Безусловно, те, кто придумал для радикального движения «Талибан» (организация, запрещенная в РФ) такое название, учли, что его ядром были студенты, пусть и недоучившиеся. Значительное количество террористов, ставших в ряды этого движения, окончательно закрепили в общественном сознании негативное отношение к Афганистану и исламу как синонимам терроризма. Несомненно, люди, давшие название «Талибан» (это множественное число слова «талиб») террористическому движению, понимали, что оно само по себе рождает симпатии миллионов мусульман. Ведь существуют множество хадисов (рассказов о пророке Мухаммаде, дающие обоснования для принятия решения по поведению мусульман), в которых поощряется тяга человека к знаниям, например, «Стремление к знаниям – обязанность каждого мусульманина».

Шахиды Великой Отечественной

Еще одно слово, которое стало регулярно появляться в наших СМИ в середине 1990-х годов и часто используется сегодня, – шахид. С арабского языка переводится как мученик. Термин «шахид» напрямую связан с термином «шахада» – первое и важнейшее положение исламского символа веры. В краткой форме перевод шахады выглядит так: «Свидетельствую, что нет иного Бога, кроме Аллаха, и еще свидетельствую, что Мухаммад – посланник Аллаха». Произнесение шахады – главное условие принятия ислама. Первоначально шахидами называли воинов, павших в войне за идеалы ислама с шахадой на устах. Позже добавилось понимание о героической гибели за свободу Родины. Кроме того, шахидами являются те мусульмане, которые погибли от тяжелых болезней, и женщины, умершие во время беременности и родов. По мнению мусульман, шахиды попадают в рай, получают высокое положение среди умерших и почитается живущими.

В годы Великой Отечественной войны решениями духовных управлений мусульман все мусульмане, отдавшие свою жизнь в борьбе с захватчиками, были объявлены шахидами. А взрывающие себя террористы являются преступниками, но никоим образом не шахидами.

Джихад с самим собой

Безусловно, мы не можем обойти своим вниманием и термин «джихад», который сегодня у многих людей ассоциируется с демонстративными и жестокими сценами убийств, распространяемыми через СМИ и социальные сети. Но в действительности джихад (араб. старание, усердие, напряжение, приложение усилий, борьба) – в широком смысле слова борьба с собственными недостатками. Такую борьбу часто называют джихадом сердца, большим джихадом или великим джихадом. Джихад языка – смелые высказывания против несправедливости. Военные действия являются «джихадом меча» или малым джихадом. Под ним понимается борьба, в том числе вооруженная, против агрессоров, но без нарушения прав человека – убийства пленных, детей. Считается, что пророк Мухаммад после битвы у колодцев Бадр (624 г.) сказал: «Мы вернулись с малого джихада, чтобы приступить к джихаду великому». То есть он предложил вернуться к мирному строительству государства.

Некоторые исследователи интерпретируют джихад как войну мусульман против немусульман со ссылками на Коран. Мы полагаем, что наше государство сделало важный шаг для решения этой проблемы. Так, 23 ноября 2015 года был принят федеральный закон № 314-ФЗ «О внесении изменения в федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности»». Согласно этому закону Библия, Коран, Ганджур и Танах не являются объектом проверки на экстремизм.

Моджахед – не душман

Еще один термин, на который мы хотим обратить внимание, – моджахед, то есть участник джихада. В соответствии с исламской догматикой погибший моджахед становится шахидом. В сознании многих россиян это слово прочно ассоциируется с небритым, кровожадным террористом, несущим прямую угрозу цивилизованному миру. Такое понимание во многом является итогом знакомства со статьями авторов, анализирующих в своих публикациях вооруженные конфликты и различные войны в регионах с высокой долей мусульманского населения. При этом почти забыто слово, которым в Афганистане активно пользовались наши военнослужащие – душман, в переводе с языков фарси, дари и узбекского, то есть широко распространенных в Афганистане и в ряде сопредельных с ним государств, переводится как враг. Так это слово переводится и со многих языков народов России.

Как показывает анализ, террористы часто называют себя моджахедами исключительно для привлечения симпатий мусульман. Что в корне несправедливо. Но и в наших СМИ таких бандитов часто называют моджахедами: «Отряд специального назначения пересек границу Афганистана и своим ходом направился на юг страны, чтобы перекрыть каналы снабжения моджахедов оружием».

ИГ или ДАИШ

Пожалуй, самые используемые сегодня в СМИ слова, применяемые при описании и анализе ситуации на Ближнем Востоке, это ИГ (организация, запрещенная в России) и ИГИЛ (организация, запрещенная в России), а «Исламское государство» (организация, запрещенная в России), и совсем недавно «Исламское государство Ирака и Леванта» (Левант – территория, охватывающая Ливан, Сирию и Палестину). Именно эти названия заставляют вздрагивать миллионы людей на планете, способствуют внесению разобщения между народами и государствами.

Межрелигиозный совет России (МСР) 26 марта 2015 года провел заседание в здании Государственной думы. На нем было принято заявление, в котором была выражена надежда на то, что «российские СМИ солидаризируются с нашим мнением о нецелесообразности распространения аббревиатур ИГ и ИГИЛ, а также словосочетания «Исламское государство», дискредитирующих такие важнейшие понятия, как «государство» и «ислам»». МСР пояснил, что в арабском мире используется аббревиатура ДАИШ, потому что она «во всех неарабских языках не вызывает ассоциаций с понятиями «ислам» и «государство»». По мнению МСР, использование словосочетания «Исламское государство» потворствует террористам и «умножает медийный эффект от политико-лингвистической провокации». Со своей стороны добавим, что название «Исламское государство Ирака и Леванта», как и аббревиатура ИГИЛ, являются устаревшими и не раскрывают цель членов этой организации – распространить ее влияния за пределы региона, включающего Ирак и земли Леванта. Для этого в 2014 году руководство ИГИЛ сменило название организации на «Исламское государство», ИГ. Эта организация извращает гуманистические принципы ислама и наносит ему колоссальный вред, дискредитируя мусульман в глазах представителей других религий и атеистов, ломая сознание части мусульман. Заметим, что многие западные лидеры уже несколько лет используют именно термин ДАИШ, как и ряд российских СМИ, ориентированных на зарубежную аудиторию.

Сегодня Россия остро нуждается в гражданах, тонко чувствующих грань между миром ислама и миром экстремизма и терроризма, прикрывающегося исламскими лозунгами, понимающих, что мы граждане великой страны, получившие ее в наследство от наших предков, и обязаны передать нашим детям и внукам процветающее государство, в котором будут учитываться и уважаться все религиозные особенности.

Вячеслав Ахмадуллин,
старший научный сотрудник Московского исламского института, доктор исторических наук

Опубликовано в выпуске № 36 (899) за 21 сентября 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц