Версия для печати

Тонкости японского каннибализма

Россказни об ужасных мучениях самураев в советском плену опровергаются фактами, тогда как армия императора с пленными не церемонилась
Новиков Валерий
Фото: yandex.ru

По учетным данным Генштаба Красной армии, советскими войсками были захвачены и пленены в Китае (Маньчжурия), Корее, на Сахалине и Курильских островах 640 276 японских солдат и офицеров (в том числе 163 генерала). Из них к декабрю 1945 года командующими нашими Дальневосточными фронтами освобождены 65 245 человек, в основном это не японцы – бывшие солдаты и офицеры армии Маньчжоу-Го, китайцы, корейцы, маньчжурцы, монголы и другие военнослужащие и полицейские.

За время пребывания в советском плену по разным причинам умерли 62 068 человек (9,7 процента), в том числе 15 986 человек скончались во фронтовых госпиталях и медсанбатах (специально для пленных были развернуты 2 армейских госпиталя и 10 медико-санитарных батальонов).

Большая часть пленных японцев трудилась (за исключением генералов и старших офицеров) на ударных объектах первой послевоенной пятилетки в районах Сибири, Дальнего Востока и Средней Азии. Продуктовый паек был определен в 3500 калорий на человека в сутки, но не всегда и не во всех лагерях, но ниже 2500 калорий нигде не опускался.

Не имеют под собой объективных оснований ужастики о злонамеренном гноблении несчастных пленных японцев в советских лагерях – было так, как было и у советских граждан в послевоенной стране. Пример: с ноября 1945 года на непрофильных объектах «Дальстроя», расположенных, как иногда шутят в «солнечном Магадане» и «жаркой Якутии», трудились 3998 японских военнопленных. Средняя зарплата – 150 рублей в месяц, и жили они на всем готовом.

Каждый случай производственного травматизма тщательно расследовался, а при освобождении военнопленных (к сентябрю 1949 года из СССР вывезли всех подданных императора) каждый проходил медкомиссию и по акту передавался представителям японских властей.

При ратификации японским парламентом Сан-Францисского договора высший законодательный орган государства констатировал факт отказа Токио от островов всей Курильской гряды

Стоит сказать об отношении японцев к попавшим в плен нашим союзникам. Из 132 тысяч военнопленных домой смогли вернуться лишь 35,5 тысячи военнослужащих, то есть 26,9 процента от общего числа плененных. Остальных уморили, а часть просто съели победители.

Можно по-разному относиться к исследованиям англичанина Энтони Бивора, но тему войны на Тихом океане он исследовал очень полно и плотно. По его словам, каннибализм в японской армии расцветал пышным цветом. И это не были действия умалишенных солдат. Для некоторых японских генералов и адмиралов готовилось специальное блюдо – сукияки: вырезанная у живого человека печень с травами и приправами. По данным очевидцев, жаловали это блюдо генерал Есио Татибана и генералы его штаба.

А еще большой популярностью пользовалось мясо молоденьких новозеландских и австралийских медсестер. Именно поэтому персоналу военных полевых госпиталей австралийской армии приказом вменялось в обязанность убивать медицинских сестер, чтобы в плену их заживо не съели японцы.

Очень впечатляют фотографии освобожденных пленных – ходячие скелеты.

После окончания войны Токио не признал факты зверств в японской армии, да и на суде над военными преступниками генерала Татибана приговорили к смерти через повешение не за каннибализм, поскольку в международном праве попросту не было предусмотрено наказания за это. Его и еще четырех преступников, уличенных в этом, обвинили в препятствии к почетному захоронению.

К концу 1956 года из Советского Союза были репатриированы 577 567 человек, основную массу – более 400 тысяч – отправили на родные острова с 1947 по 1948 год. Смертность среди японских военнопленных составила семь процентов, среди немецких – около 15, да и то сказать, нордические арийцы попадали в плен после длительных боевых действий – раненые, больные, истощенные в «котлах».

Конечно же, сразу же нашлись знатоки международного права, обличители «живодера» Сталина и жалельщики несчастных японцев. Необходимо внести некоторые поправки в сентенции обличителей и обвинителей.

Во-первых, некоторые японские генералы и самураи мелкого калибра почему-то искренне не считали себя военнопленными, так как «были незаконно задержаны после капитуляции». Нахождение в японском плену английских и американских военнослужащих после капитуляции гарнизонов на Филиппинах и в Сингапуре отчего-то японцами не обсуждается. То есть налицо двойственность самурайской морали и воинской этики.

Во-вторых, незаконная (сверхнормативная?) задержка японских военнопленных до 1956 года, считают они, – нарушение Советским Союзом Гаагской (1907) и Женевской (1929) конвенций. Вроде бы все правильно, пленные должны освобождаться после акта об окончании войны. Но как известно всем, кроме обличителей-обвинителей, Соглашение о прекращении состояния войны СССР и Япония подписали только 19 октября 1956 года! А мирный договор между нашими странами до сих пор находится на стадии торгов вокруг принадлежности Курильских островов.

16 августа 1960 года на вершине горы Микэнояма возле города Нагоя торжественно открыли памятник семи главным японским военным преступникам, которых повесили по приговору Токийского трибунала в 1948 году. Тогдашний премьер-министр Японии Саито назвал их «погибшими героями». Интересно, причислены ли к лику героев генерал-лейтенант Есио Татибана, адмирал Мори и трое их сотрапезников.

Достаточно сказать, что Рузвельт и Черчилль без каких-либо возражений подписали 11 февраля 1945 года Соглашение трех держав по вопросам Дальнего Востока, в котором со всей определенностью было записано: «Претензии СССР должны быть, безусловно, удовлетворены после победы над Японией».

Что касается Японии, то обязательность для нее положений Ялтинского соглашения вытекает не только из принятой Токио Потсдамской декларации, но и из Сан-Францисского мирного договора 1951 года, в котором зафиксировано, что Япония признает все решения и договоры союзников Второй мировой войны, следовательно, и Ялтинское соглашение. Это говорилось и в неоднократных заявлениях представителей японского правительства. Так, при ратификации мирного договора в японском парламенте заведующий договорным департаментом МИДа Японии Кумао Нисимура 6 октября 1951 года заявил: «Поскольку Японии пришлось отказаться от суверенитета на Курильские острова, она утратила право голоса на окончательное решение вопроса об их принадлежности. Так как Япония по мирному договору согласилась отказаться от суверенитета над этими территориями, данный вопрос в той мере, в какой он имеет к ней отношение, является разрешенным». Он же 19 октября 1951 года на заседании специального комитета парламента Японии о ратификации Сан-Францисского мирного договора еще раз подчеркнул: «Территориальные пределы архипелага Тисима (Курильских островов), о которых говорится в договоре, включают в себя как Северные Тисима, так и Южные Тисима». Были и другие подобные официальные заявления. То есть при ратификации японским парламентом Сан-Францисского договора высший законодательный орган государства констатировал факт отказа Токио от островов всей Курильской гряды.

Потсдамская декларация (п. 12) предусматривала после урегулирования обстановки в Японии вывод всех иностранных войск с ее территории. Но США стремились сохранить там часть своих войск. Для прикрытия этого и надумываются проблемы «северных территорий».

Заключение в 1960 году направленного против СССР и КНР японо-американского «договора безопасности» еще более осложнило разрешение вопроса о линии прохождения границы между Японией и СССР, ибо, как справедливо подчеркивал профессор Анатолий Кошкин, в сложившейся на Дальнем Востоке военно-политической обстановке холодной войны любые территориальные уступки Японии способствовали бы расширению территории, используемой иностранными войсками. Столкнувшись с нежеланием японского правительства, за спиной которого стояли США, выполнять положения совместной декларации и расценив подписание японо-американского военного союза как враждебный акт, советское правительство заявило, что вопрос о территориальном урегулировании с Японией после Второй мировой войны уже решен соответствующими международными соглашениями.

Все последующие переговоры-саммиты-заявления-декларации есть следствие самурайского двуличия и наглости.

Валерий Новиков,
капитан 1-го ранга запаса

Опубликовано в выпуске № 37 (900) за 28 сентября 2021 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц