Версия для печати

Спецназ из «Утти»

Кто, как и к чему готовит финский спецназ
Ераносян Владимир
Фото: armedfigures.com

В Финляндии, стране, официально придерживающейся политики нейтралитета, по данным последних опросов общественного мнения, от 26 до 38 процентов респондентов выступают за возвращение утраченных в ходе двух войн с Советским Союзом (1939–1940 и 1941–1944) территорий. Правда, следует отметить, что от 52 до 62 процентов финнов против педалирования так называемого Карельского вопроса, поскольку обострение отношений с Россией как правопреемницей СССР может обойтись слишком дорого и привести к катастрофическим последствиям.

Заветам Маннергейма верны

Однако сторонников возвращения Карелии не так уж мало. Это весьма активное в политическом поле меньшинство считает, что Московский и Парижский договоры, подписанные соответственно в 1940 и 1947 годах, носили вынужденный характер. Безоговорочно признается только Тартуский мирный договор 14 октября 1920 года, подписанный в Эстонии, по которому Финляндии отошел незамерзающий порт Петсамо в Заполярье (ныне поселок городского типа Печенга Российской Федерации, где располагается восемь военных городков, включая военный госпиталь). Только этот документ, по мнению национал-реваншистов, а по большому счету маргиналов, является легитимным.

По этому договору морская граница в Финском заливе устанавливалась таким образом, что РСФСР лишалась выхода в международные воды. При этом Финляндия по Тартускому мирному договору обязывалась не содержать в своих территориальных водах в Северном Ледовитом океане авиацию и подводный флот, а военный надводный флот ограничивался судами береговой охраны.

Примечательно, что уже через год, 6 ноября 1921 года финны, нарушив Тартуский мирный договор, без объявления войны вторглись на территорию Карелии, отошедшей по договору к РСФСР – правда, безрезультатно.

В своей книге бывший посол Финляндии в России Хану Химанен «Запад или Восток – Финляндия и возвращение геополитики» призывает Хельсинки вступить в НАТО без предварительного референдума, учитывая напряженную обстановку в области безопасности

И вот спустя десятки лет и три войны, в двух из которых Финляндия так или иначе действовала в интересах Третьего рейха, в этой стране зазвучали реваншистские призывы. Оппозиция, глядя на постоянное муссирование темы вступления в Северо-Атлантический альянс в риксдаге – однопалатном парламенте Швеции, периодически выносит на обсуждение вопрос о присоединении к НАТО и Финляндии. К этому как Финляндию, так и Швецию призывает уже входящая в блок маленькая Эстония, причем на уровне официальных лиц, мотивируя свои призывы обеспечением безопасности и нивелированием угроз, исходящих от России. Шведы и финны, конечно, не рассматривают призывы эстонцев как побудительный мотив к изменению курса и вряд ли будут прислушиваться к фактически потерявшей субъектность стране. Однако настроения эти не возникли на ровном месте.

В этой связи стоит упомянуть книгу бывшего посла Финляндии в России Хану Химанена «Запад или Восток – Финляндия и возвращение геополитики». В ней известный дипломат призывает Хельсинки вступить в НАТО без предварительного референдума, учитывая напряженную обстановку в области безопасности, сложившуюся в Европе после «аннексии Россией Крыма» в 2014 году.

Химанен объясняет свою позицию близким сотрудничеством со Швецией и с НАТО в области обороны. Он полагает, что развитие событий в отношении присоединения или неприсоединения Финляндии к НАТО будет зависеть от парламента.

Это косвенное признание того, что финские политики в принятии ключевых политических решений зависят от позиции Швеции. Держа «финские двери открытыми для НАТО», Финляндия проводит политику в русле новоимперской политики Стокгольма, который в последнее время усилил двустороннюю военную кооперацию с Финляндией.

Скандинавская кооперация

Несмотря на то, что в распоряжении ВМФ России имеются силы и средства противодействия усиливающейся и фактически объединенной группировке скандинавских стран в Арктическом и Балтийском регионах, существуют и асимметричные действия. Норвежцы, шведы и финны готовы действовать для совместного ослабления России. Речь – о предоставлении Норвегией и Швецией инструкторов для подготовки военнослужащих ВСУ на линии соприкосновения в Донбассе, торговле продукцией военного назначения между Финляндией и Турцией, предоставлении скандинавских портов для размещения кораблей НАТО официально нейтральными Швецией и Финляндией. И усилением сил спецопераций Финляндии, так называемой глубинной разведки.

Нетрудно заметить спецификацию в различных направлениях, которую избрали для себя три скандинавских соседа. Норвегия осваивает строительство ледокольного патрульного флота, явно претендуя не только на исключительные экономические интересы на архипелаге Шпицберген, но и на освоение территорий, расположенных в непосредственной близости от Северного полюса, включая спорные подводные хребты. При этом предоставляет свою территорию для размещения американских РЛС. Швеция усиливает истребительную авиацию. Финляндия создает киберцентр и интенсивно готовит свой спецназ. Что же он собой представляет?

Центр по подготовке парашютистов, расположенный в городке Утти, на базе которого еще в 1997 году создали отдельный егерский полк специального назначения «Утти», в состав которого вошла вертолетная эскадрилья, хорошо известен в Финляндии.

Полк является элитным подразделением и попасть в него призывнику можно только на добровольной основе. Конкурс – три человека на место. Общая численность в мирное время – 500 человек (200 призывников и около 300 контрактников). Это два батальона – специальный егерский и вертолетный. Требования к новобранцам высокие, до 10 процентов курсантов отсеиваются после месячного курса начальной военной подготовки, когда призывники распределяются в два взвода – глубинной разведки, где бойцов готовят для действий за линией фронта, и специального назначения – взвод предназначен для борьбы с разведывательно-диверсионными группами противника в тылу, в том числе в городской местности.

Новобранцы изучают все виды стрелкового оружия, обучаются рукопашному бою по израильской методике «Крав Мага», совершают прыжки с парашютом, отрабатывают высадку из вертолета по тросу из положения зависания, а также посадочным способом.

Еще один немаловажный аспект тренировок. Они проходят курс морской подготовки, в том числе прыжки в воду с вертолета с предельно малой высоты без парашюта, действия на надувных лодках, байдарках, в гидрокомбинезонах вплавь, преодоление водных преград с помощью подручных средств.

Квалификационным рубежом, который дает право на ношение малинового берета с эмблемой подразделения, является выполнение пяти прыжков: двух дневных с оружием, одного ночного и двух с полным боекомплектом и снаряжением, в том числе на воду.

Большое внимание уделяется идеологической подготовке спецназовцев, которых учат на примерах подвигов военнослужащих четырех рот глубинной разведки, созданных во время Второй мировой войны. Эти «подвиги» спецназовцы Финляндии, действовавшие в интересах фашистской Германии, осуществляли на территории Советского Союза, где провели 275 операций в тылу Красной армии.

Группы глубинной разведки выполняли задачи на расстоянии до 300 километров за линией фронта, установив, в частности, своеобразный рекорд. Совершив диверсию в районе железной дороги Москва – Архангельск, они в течение почти двух месяцев оставались необнаруженными. Интересно, что в 1944 году, когда СССР теснил гитлеровцев на всех фронтах, финский спецназ действовал уже против немецких войск во время «Лапландской войны».

Специфические соседи

Финляндия – сосед, безусловно, специфический. Несмотря на заявления в добрососедских отношениях с Россией, вопрос вступления в НАТО по-прежнему обсуждается в финском парламенте, а военное сотрудничество нейтральных на словах Швеции и Финляндии наращивается.

Здесь нужно учесть, что обе страны имеют значительный период общей истории и общие позиции в политической и военной областях в Арктическом и Балтийском регионах. Шведский язык – один из государственных в Финляндии. Традицию общей военной истории в рамках многовековой общей государственности до 1809 года и общего врага – России тоже определяет вектор сегодняшнего развития этого военно-политического тандема.

Надо напомнить, что в Зимнюю войну 1940 года шведы пришли на помощь финнам, поставляя оружие и добровольцев. Посредником между СССР и Финляндией для достижения последней соглашения о перемирии на почетных условиях также была Швеция.

Сегодня на официальном уровне утверждается, что оборонного альянса между Швецией и Финляндией как такового не существует. Однако военно-техническая кооперация двух стран и детальный обзор планируемых мер свидетельствуют об обратном. Военный союз де-факто существует, и программа этого военного сотрудничества предполагает возможность встраивания будущих совместных подразделений Финляндии и Швеции в военную систему НАТО. И эти очевидные факты Россия не может не учитывать при оценке угроз в Арктическом регионе.

Владимир Ераносян,
капитан 1-го ранга запаса

Опубликовано в выпуске № 37 (900) за 28 сентября 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц