Версия для печати

Без фронта и флангов

Ворошилову не удалось воплотить в жизнь здравые идеи по организации партизанской борьбы
Стрелец Михаил
Командный состав партизанской бригады им. Молотова

Начальный период Великой Отечественной войны совпадает со становлением партизанского движения на территории Союза Советских Социалистических Республик. С того момента прошло 80 лет, но до сих пор многие воспринимают партизан исключительно по художественным фильмам, а значит – очень схематично. Давайте попробуем разобраться в этом явлении внимательнее.

Начнем с ликбеза, связанного с путаницей, которая присутствует во многих публикациях. В советское время бойцов сопротивления однозначно квалифицировали как борцов с немецко-фашистскими захватчиками методами партизанских войн. Этот же подход характерен и для работ немалой части постсоветских авторов. Уязвимость такой квалификации прослеживалась по следующим позициям.

Во-первых, против СССР воевала не только Германия, но и союзники Третьего рейха. Советские партизаны сражались и с коллаборационистами, и боевиками националистических формирований. Во-вторых, немцы никогда не были единственным этносом, населявшим Германию. Поэтому следует говорить не немецкие, а германские. В-третьих, не все германцы были фашистами. Такая оценка вполне применима и к солдатам вермахта, оккупировавшим значительную часть территории СССР.

На рубеже двадцатого и двадцать первого веков в постсоветской историографии появилось выражение «участник антигерманского Сопротивления», в котором учитывались вторая и третья позиции, но никак не бралась в расчет первая.

Советских партизан можно квалифицировать как подконтрольный советским властным структурам сегмент движения Сопротивления, который боролся на временно оккупированной территории партизанскими методами с германскими агрессорами и их сателлитами, а также с коллаборационистами и националистическими вооруженными формированиями в период Великой Отечественной войны (1941–1945).

К войне оказались не готовы

Было ли наше Отечество готово к борьбе с врагом партизанскими методами, когда случилось черное воскресенье 22 июня 1941 года? Нет оснований однозначно сказать да. На самом верху отсутствовала продуманная стратегия партизанской войны. Там считали, что РККА всегда будет воевать малой кровью на чужой территории и никогда не будет воевать на своей. Не было никаких представлений об управлении партизанским движением, подготовке кадров будущих партизан, не формировались необходимые запасы амуниции, вооружений, военной техники.

Конечно, катастрофическая реальность потребовала оперативных решений со стороны руководства СССР. Уже в первый военный месяц были обнародованы три разных документа, обязательных для исполнения. Первый от 29 июня 1941 года – директива Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) № 624 «Партийным и советским организациям прифронтовых областей». Здесь руководители партии и правительства обозначили видение задач, которые следовало решать народным мстителям. 15 июля 1941 года последовала директива Ставки Верховного главнокомандования. Через три дня ЦК ВКП(б) принимает постановление «Об организации борьбы в тылу германских войск». Эти документы появлялись в первые недели становления партизанского движения.

Первый партизанский бой в истории не только Великой Отечественной, но и всей Второй мировой войны произошел под Пинском 28 июня 1941 года. С этого боя началась героическая история партизанского отряда Василия Захаровича Коржа

Когда этот процесс в основном завершился, Сталин подписал приказ НКО СССР от 5 сентября 1942 года № 00189 «О задачах партизанского движения», в котором сформулированы наиболее значимые направления действий движения Сопротивления на временно оккупированной врагом территории. Эти, несомненно, глубоко патриотические документы объективно способствовали развитию советского партизанского движения вширь.

Но нередко встречались вещи, которые не укладывались в голове, не согласовывались с нормальной логикой и здравым смыслом. В шкале приоритетов на первое место были поставлены прямые столкновения с германцами и их сателлитами. Неизбежно получалось противоборство между несоизмеримыми величинами. Регулярная армия гитлеровцев располагала танками и самолетами, хорошо зарекомендовавшими себя во время военных кампаний вермахта в Западной Европе. Многие подразделения получили реальный боевой опыт. А чем тогда располагали партизаны? Стрелковым оружием, да и того катастрофически не хватало в первые месяцы войны. Поставки оружия и мин народным мстителям в первые полгода были в разы меньше реальных потребностей. Акцент на прямые столкновения делался в то время, когда имела место чрезвычайная потребность в диверсионных действиях на важных для врага коммуникациях. По логике вещей – это самое главное, чем должны были заниматься партизаны в создавшихся условиях. Не будет лишним обратиться к хорошо известной истине: эффективность партизанских действий определяется степенью дезорганизации тыла противника. Авторы директивы СВГК буквально зациклились на том, что по тылам следует совершать кавалерийские рейды. Они считали, что именно так можно обеспечить высокую степень указанной дезорганизации. И что из этого вышло? По большому счету ничего. Удачных кавалерийских рейдов оказалось на порядки меньше, чем неудачных. Ни в одном из перечисленных документов не придавалось большого значения фактору радиосвязи в действиях партизанских сил. И как итог – весьма неудовлетворительная связь. Здесь наличествовали две проблемы: первая – кадровая, вторая – материально-техническая. Подготовленных радистов катастрофически не хватало, точно таким же было положение с радиостанциями.

Рост партизанских сил

Первый партизанский бой в истории не только Великой Отечественной, но и всей Второй мировой войны произошел под Пинском 28 июня 1941 года. С этого боя началась героическая история партизанского отряда Василия Захаровича Коржа. Партизанские формирования создавались местными подпольными органами, заброшенными в тыл чекистами, воинами, вырвавшимися из окружения. Большую работу при организации партизанского движения проводили армейские политорганы.

Постепенно росла численность партизанских отрядов, формировалась организационная структура партизанского сегмента движения Сопротивления. Покажем это на примере Белорусской Советской Социалистической Республики. Надо сказать, что это является типичным для всего партизанского движения на временно оккупированной территории СССР.

Возьмем следующие контрольные точки: 30 июня, 31 июля, 31 августа, 30 ноября 1941 года. По первой контрольной точке имеем четыре отряда, по второй – 35, по третьей – 231, по четвертой – 354. Среднестатистический партизанский отряд, относившийся к третьей точке, насчитывал 60 бойцов и состоял из трех отделений. Конечно, самое главное – между первой и третьей точками партизанские отряды впервые заявляют о себе так и таким образом, что оккупационные власти вынуждены отвечать.

К лету 1942 года резко возросло значение отряда как формы организации народных мстителей. Отныне речь шла о базовых боевых единицах движения, которые были уже далеко не те, что в конце лета 1941-го. Среднестатистический отряд лета 1942 года выглядел так. Количество бойцов – 240. Четыре роты. В каждой по 60 партизан. Рота делится на три взвода. Во взводе 20 бойцов. Важно, что в 1942-м заметно усилилась тенденция к укрупнению отрядов. Поэтому неудивительно, что их стало меньше. С первой половины 1942 года отряды начали объединяться в бригады. На 1 августа имелось 56 таких бригад. Среднестатистическая бригада состояла из четырех таких отрядов. Во второй половине бригады стали так разрастаться, что в верхах решили ввести еще более высокую форму объединения партизанских сил – соединение. Стартовала история зональных и областных партизанских соединений. На момент завершения процесса становления партизанского движения в БССР таких соединений было немного. Возникновение их основной части датируется 1943 годом. Между четвертой и пятой точками народных мстителей сражалось с германцами в три раза больше: их было 12 тысяч.

Когда подошли к концу семнадцать месяцев, в течение которых происходило становление партизанского движения в БССР, без малого 60 тысяч партизан воевали в 417 отрядах. Командование могло смело брать в расчет 150 тысяч партизанских резервов. 329 партизанских отрядов имели возможность получать радиограммы с Большой земли. Примерно на пять отрядов приходилась одна радиостанция, всего их было 68. Поставки с Большой земли стали более объемными, но все же в разы уступали потребностям народных мстителей.

Конечно, у каждого субъекта СССР, непосредственно вовлеченного в войну, была своя специфика партизанского сегмента. По масштабам развертывания просоветского партизанского движения лидировала Белоруссия, на втором месте была Украина, на третьем – Россия, далее шли Карело-Финская ССР, Молдавия, Литва, Латвия и Эстония. Эти масштабы были детерминированы рядом факторов. Следует учитывать факторы геостратегические, идеологические, политические, военные, демографические, физико-географические.

В республиках, занявших места с шестого по восьмое, были весьма сильны антисоветские настроения. По состоянию на 22 июня 1941 года советизация здесь была слишком далека от завершения. А вот по удельному весу коллаборационистов в общей массе взрослого населения они явно опережают остальные пять субъектов советской федерации.

УССР лидировала по количеству идеологически чуждых советской власти партизанских отрядов. Их активно чтут в современной незалежной, охваченной декоммунизацией. Этот процесс притупляет память о советских народных мстителях.

Если внимательно посмотреть на карту тогдашней РСФСР, то окажется, что действия партизан развертывались на территориях, общее суммарное выражение которых во много раз меньше всей площади республики. И не везде из зон оккупации со стороны агрессоров можно констатировать такую борьбу народных мстителей, которая держала бы противника в постоянном напряжении, приводила бы к освобождению существенных по площади территорий. Вот именно это можно записать в актив партизанам, действовавшим в Брянской, Белгородской, Орловской, Курской, Новгородской, Ленинградской, Псковской, Смоленской областях, а также в Крыму. Только один пример. Когда время приближалось к середине 1942 года, появилась Брянская партизанская республика. Благодаря чему? Освобождению от гитлеровцев территории, сопоставимой с площадью современной Черногории.

Белорусский ученый Алексей Литвин справедливо отмечает: «В Беларуси в отличие от Украины в 1941 году специальных групп по руководству партизанской борьбой в структуре партийных органов не создавалось». Почему? Все точки над і были расставлены в специальном разъяснении, сделанном Пантелеймоном Кондратьевичем Пономаренко, в 1938–1947 годах возглавлявшим белорусскую республиканскую партийную организацию. Без малого полвека назад он заявил: «Центральный комитет Коммунистической партии большевиков Белоруссии исходил из того, что никакая группа не сможет выполнить эту задачу так, как это может сделать аппарат ЦК, который владеет знанием кадров и связан с обкомами и райкомами оккупированных областей. Направлять работу должно руководство ЦК непосредственно, не перекладывая это дело на менее ответственных и менее влиятельных в партийной организации Белоруссии отдельных людей».

В Карело-Финской ССР первые партизанские отряды неразрывно связаны с истребительными батальонами. Во втором полугодии драматического, трагического и героического сорок первого от дислокации этих боевых единиц было рукой подать до фронта. Мы здесь имеем первый в истории Великой Отечественной войны опыт совместных оборонительных боев боевых единиц и народных мстителей, и воинов РККА. И так продолжалось все указанное время. Затем партизаны сделали акцент на напоминающие хождение по лезвию рейды на территорию Карелии, входившую в зону финской оккупации.

У Молдавии и России не было своих республиканских штабов партизанского движения. Руководство партизанами Карело-Финской ССР осуществлял Карело-Финский штаб партизанского движения на Карельском фронте. Остальные субъекты советской федерации имели свои республиканские штабы партизанского движения. Их появлению предшествовало создание 30 мая 1942 года Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) при Ставке ВГК. Его возглавил Пантелеймон Пономаренко.

Автор полностью присоединяется к белорусскому ученому Эммануилу Иоффе, который так описывал деятельность этой структуры: «ЦШПД устанавливал прочную связь с партизанскими формированиями, координировал их деятельность, организовывал взаимодействие партизанских сил с войсками Красной армии, обобщал и распространял опыт партизанской борьбы, снабжал партизанские формирования и антифашистское подполье оружием, боеприпасами, медикаментами, готовил партизанские кадры».

Концепция Ворошилова

Конечно, эффективность управления партизанскими силами в масштабах всего оккупированного врагом пространства определялась формулированием жизнеспособных концептуальных основ. И осенью 1942 года была сформулирована именно такая концепция за авторством члена политбюро ЦК ВКП(б), первого и единственного главкома партизанского движения СССР Климента Ворошилова. В этой должности он состоял с 6 сентября 1942-го по 13 ноября 1942-го – столько времени официально просуществовал этот пост. Эти 69 дней и ночей вместили прежде всего создание концепции, которая реально работала до финальной точки истории партизанского движения. Маршалу удалось найти оптимальную модель структурированности ЦШПД. Были определены базовые подразделения Центрального штаба, которые возглавили опытные военачальники со стратегическим мышлением. Каждого главком подбирал лично и ни в ком не ошибся. Держал руку на пульсе, когда решался вопрос о путях совершенствования подготовки именно тех партизанских кадров, по специальностям которых ощущался острый дефицит. Благодаря главкому изменилась организационная структура партизанских формирований. Есть его прямая заслуга в том, что стало меньше нареканий народных мстителей насчет материально-технического обеспечения, авиация начала гораздо чаще летать к партизанам в тыл врага.

Разумеется, все 69 дней и ночей начальник ЦШПД Пономаренко подчинялся непосредственно Ворошилову. Судя по результатам, которых достиг Климент Ефремович, такое подчинение было вполне оправданным.

Были ли веские основания для упразднения должности главнокомандующего партизанским движением? Никаких. Партизанское движение только выиграло, если бы этого не произошло. В таком случае Ворошилов довел бы до логического конца ряд идей, сформулированных им в бытность главкома. Все серьезные военные историки едины в том, что ворошиловское видение организации, подготовки, ведения партизанских действий представляло собой поистине революционный проект. Появлялся бы совершенно новый сегмент действий РККА в оперативном и даже стратегическом масштабе. Ворошилов был первым в СССР, кто инициировал формирование в тылу врага регулярной партизанской армии. Что бы это дало? Война закончилась бы раньше. Победа досталась бы меньшей ценой. Когда маршал формулировал данную идею, в рядах народных мстителей находились, по разным подсчетам, от 530 до 720 тысяч бойцов. В это время активно складывались предпосылки для превращения партизанского движения в фактор военно-стратегического порядка. Это ключевой признак его зрелости.

После упразднения указанного поста произошло переподчинение ЦШПД. Отныне возглавляемая Пономаренко структура непосредственно подчинялась Ставке ВГК. Будучи крупным партийным функционером, начальник ЦШПД постоянно подчеркивал, в каком качестве происходило это подчинение. В соответствующем постановлении, подписанном Сталиным, фигурировало выражение «военно-оперативный орган Всесоюзной Коммунистической партии большевиков».

Таким образом, становление партизанского движения в СССР представляло собой многоплановый процесс. Здесь прослеживались неоднозначные решения на самом верху, постоянно проявлялись региональные различия. Это становление было достигнуто прежде всего благодаря мужеству, героизму, стойкости народных мстителей.

Опубликовано в выпуске № 40 (903) за 19 октября 2021 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц