Версия для печати

Косово je Srbija

Шансы на успех операции Белграда в Косове достаточно высоки
Ходаков Игорь
Коллаж Андрея Седых

Очередное и, в общем-то, вполне прогнозируемое обострение обстановки на Балканах заставляет вспомнить о выдержанных в нацистском духе натовских бомбардировках Югославии 1999 года, о нанесенном Виктором Черномырдиным весьма существенном ущербе имиджу России, для Белграда обернувшемся потерей Косова и образованием там криминально-террористического анклава под патронатом Соединенных Штатов и их сателлитов.

Впрочем, для последних участие в большой геополитической игре заокеанского сюзерена сродни некогда совершенному Европой самоубийству посредством Первой мировой, только в данном случае формирование бандитского рассадника в подбрюшье Старого Света заставляет сравнить Запад с пьяницей, шаг за шагом, но верно разрушающим собственную печень дешевым алкоголем и напрочь отказывающимся от лечения.

Четыре вопроса Белграду и миру

В связи с этим возникает по меньшей мере четыре вопроса. Первый: готов ли Белград провести наконец контртеррористическую операцию на собственной территории? Ибо рассчитывать на умиротворение осевших в Приштине бандитов невоенным путем довольно наивно. Больше того: по мере ослабления Европы и наводнения ее ближневосточными и африканскими мигрантами аппетиты обосновавшегося в Косове албанского криминала будут только расти.

Да, внешне криминалитет пытается выглядеть респектабельно, а его главари уже сменили камуфляжи на отутюженные строгие костюмы. Но как известно, от перестановки слагаемых сумма не меняется. К тому же упомянутые мигранты – конкуренты, что может стать прологом к активизации криминальных войн, не способствующих спокойствию на улицах европейских городов.

Белград сделал выводы из трагических для него событий двадцатилетней давности и стремительно, насколько позволяют политическая конъюнктура и внутренние ресурсы, наращивает военный потенциал, превращаясь в ведущую балканскую державу

Второй вопрос: каково на современном этапе соотношение сил – речь о сербской армии и незаконных вооруженных формированиях косоваров?

Третий: возможно ли повторение натовских бомбардировок и как поведут себя оккупационные войска альянса при проведении сербами операции освобождения родины, причем той ее части, которая наделена ими сакральным смыслом – Косова поля? Ну и, наконец, каковы будут геополитические последствия освобождения края?

Позволю себе отвечать не по порядку – собственно все вопросы одинаковы по степени своей важности – и начать с рассмотрения третьего, ибо считаю ответ на него наиболее очевидным. В настоящее время Сербии не стоит опасаться натовских авиаударов: геополитическая ситуация принципиально иная, что на исходе минувшего тысячелетия.

Мир уже не однополярный, равно как и очевидна деморализация американских военных после бегства из Афганистана и нежелание натовских солдат проливать кровь на непонятной для них войне. Я уже не говорю о полной неготовности западного общества получать похоронки с Балкан да и вообще откуда бы то ни было, о чем уже писал («Частное дело Диких гусей»).

Соответственно в освобожденном от террористов Косове крупнейшая база США за пределами страны «Кемп-Бондстил» превратится в подобие «Гуантанамо» на Кубе. Разумеется, Вашингтон не уберется оттуда, но реально препятствовать разоружению или изгнанию местных бандформирований военным путем также не станет, ограничившись привычными для него угрозами и санкциями. Однако ущерб от оных может быть нивелирован все более расширяющимся сотрудничеством Белграда с Пекином, не говоря уже о Москве, но об этом – ниже.

Фронда Парижа и Берлина

Следует также принять во внимание если и не раскол в рядах Североатлантического альянса, то некоторую фронду против сюзерена со стороны Франции, которая после известных событий как раз может поддержать Белград и в пику США с Великобританией, ни в грош не ставящих геополитические интересы Парижа, и в силу внутренней заинтересованности.

Ибо именно албанцы, по данным французских спецслужб, снабдили оружием устроивших бойню в Париже террористов в 2015-м и играют ведущую роль в криминальных структурах не только Пятой республики, но и Европы в целом. И спектр их противоправной деятельности весьма широк: помимо оружейной торговли, албанцы, по данным Интерпола, контролируют 90 процентов рынка героина в Европе, крышуют бордели и прочие незаконные промыслы.

Впору браться за голову и вопрошать: зачем оказавшееся во власти бандитов Косово еще вчера тихому и респектабельному Старому Свету нужно-то? Или правящая элита в ряде стран имеет процент с криминальной деятельности, курируемой косоварами? Вряд ли. Хотя…

Косово je Srbija
Фото: Twitter.com

Надежда на интеграцию вчерашних террористов в мирную жизнь и цивилизационные структуры Запада? В начале этого века – может быть. Но на современном этапе подобные чаяния выглядят крайне нелепо. Выгоду от наличия на юге Европы террористического анклава имеют только Соединенные Штаты, превратившие косоваров в цепь, с помощью которой они держат своих сателлитов на привязи. Но ситуация меняется.

В Германии после выборов не до Косова, и есть основания полагать: немцы с французами пусть и не декларативно, но будут только рады возвращению в край законной власти. Открыто против Вашингтона не выступят, поскольку их фронда имеет определенные границы, обусловленные де-факто неполным суверенитетом данных стран: с Берлином здесь все понятно, а что касается Пятой республики, то после позорной для нее истории с «Мистралями» рассуждения о ее независимости на международной арене просто смешны. Хотя Эммануэль Макрон и пытается исправить ситуацию.

Да и немцы: несопоставимое с экономической мощью ничтожное влияние в большой геополитической игре не может не заставлять их предпринимать шаги, направленные на изменение ситуации в свою пользу. Самостоятельно это вряд ли получится, а вот в тандеме с Францией – вполне.

И негласная поддержка ими Сербии может стать важным ключом к консолидации двух государств в их попытке ослабить диктат США. В конце концов сильная Сербия – своего рода кирпич в фундамент новой Европы – той, о которой в свое время мечтал ее последний паладин Шарль де Голль, и возвращение к геополитическим идеям, которое ныне декларирует Макрон.

Так или иначе, но даже если в Пентагоне предложат воспрепятствовать возвращению сербами Косова, то не найдут действенной поддержки в Берлине и Париже. А без них Брюссель не даст санкции на повторение бомбардировок, ограничившись политическими заявлениями, причем, мне думается, довольно вялыми.

Анкара косоварам товарищ

Более жесткую позицию скорее всего займет Турция, которая поспешит вступиться за «угнетаемое» мусульманское население Косова. Но именно на том же декларативном уровне. Ибо концентрация Анкарой усилий по продвижению идей пантюркизма и неоосманизма в Закавказье, Северной Африке и Средней Азии, стремление укрепиться в оккупированных ее войсками районах Сирии, равно как и акцент на реализацию амбициозного проекта строительства собственного авианосца, а также требующая серьезных интеллектуальных и финансовых вложений космическая программа не позволят Турции осуществить действенное вмешательство еще и в балканские дела. Для этого у турок попросту не хватит ресурсов, а идти на открытую конфронтацию с Россией и Китаем, думаю, будет уже слишком даже для импульсивного и скорого на громкие политические заявления Реджепа Эрдогана.

Пекин сможет ущемить Вашингтон на Балканах

Теперь перейдем к ответу на четвертый вопрос. С реакцией США и их сателлитов более или менее понятно. Китай же, полагаю, сохранит сдержанно-благожелательное по отношению к сербам спокойствие. Напомню, что он наряду с Россией не признал независимость Косова. Нужно также принимать во внимание экономические интересы Пекина на Балканах в целом и в Сербии в частности.

Разумеется, при их реализации Поднебесная заинтересована в стабильности на полуострове. Достаточно сказать, что в период с 2007 по 2019 год Сербия получила инвестиций от Китая на сумму около четырех миллиардов долларов. Это значительно больше его вложений в другие балканские страны.

Пекин также намерен построить метро в Белграде, заняться реконструкцией и модернизацией железных дорог вблизи границы Сербии и Северной Македонии, построить железную дорогу Белград – Будапешт, создать совместный сербско-китайский индустриальный парк в Смедерево.

Именно Поднебесная уже построила второй мост в Белграде через Дунай, на открытии которого присутствовал премьер Госсовета КНР Китая Ли Кэцян. Соответственно даже гипотетическая возможность бомбардировок Сербии тождественна вторжению в сферу геополитических и экономических интересов Китая и России в данной стране. Нет, Вашингтон бы с радостью все там снова разбомбил, но вынужден, скрепя сердце, считаться с новыми реалиями.

Да, Соединенные Штаты готовятся к военному противостоянию с Китаем, но отнюдь не на Балканах, а в Азиатско-Тихоокеанском регионе. И создание AUKUS тому свидетельство. Вне сомнений, контртеррористическая операция на какое-то время приведет к дестабилизации обстановки в регионе, но эскалация конфликта будет носить временный характер, поскольку без действенной поддержки США бандформирования не смогут эффективно и долго противостоять регулярной армии.

А мирному населению в Косове, включая урбанизированных албанцев, по большому счету важно сохранение прежнего уровня жизни – все равно под каким флагом. Не думаю, что оно обеими руками за ведение долгой и изнурительной, полной лишений партизанской войны без перспектив на победу. Кроме того, полагаю, Белград предоставит широкую автономию краю с сохранением лояльных ему и не связанных с криминалом полицейских структур, состоящих из косоваров, дарованием албанскому статуса второго государственного на территории края, допустит формирование органов самоуправления.

Одним словом, проблема интеграции Косова – подчеркну еще раз – на правах широкой автономии мне представляется вполне решаемой и даже единственно верной в рамках нынешних геополитических реалий. И главное – это будет выгодно всем трем ведущим игрокам в Европе: Евросоюзу, России и Китаю.

Проблемы Европы и Косова

При пассивной же позиции Белграда стабильности в регионе не будет еще очень долго вследствие наличия в нем упомянутого криминального рассадника, равно как и вследствие увеличения потока беженцев из Ближнего Востока и стран Магриба, часть которого, несомненно, осядет в Косове. Временно, конечно. Ибо гораздо комфортнее жить в тех же Германии и Франции.

Но именно в Косове для многих молодых людей открывается возможность в достаточно безопасных для себя условиях пройти минимум военной подготовки с целью последующего участия в сулящей легкие деньги криминальной жизни на тесных просторах Старого Света. Да, по поводу военной подготовки бандитов: соответствующих лагерей в Косове, как отмечает эксперт Антон Мардасов, не менее пяти. И это только известных. Немало для края.

Словом, возвращение сербами законного контроля над Косово будет иметь только положительные для Запада последствия. Разве что оно породит кризис правящих элит из-за признания ими независимости самопровозглашенной республики. Ну что ж, на смену старым элитам придут новые, что, собственно, происходит на современном этапе. Николя Саркози – при нем Франция признала независимость террористического анклава – недавно вообще получил тюремный срок.

Понятно, что это никакого отношения к Косово не имеет, но может быть принято во внимание Парижем при возвращении Белградом контроля над частью собственной территории. То же самое касается и Германии, нынешняя политическая элита которой может назвать признание независимости края ошибкой Ангелы Меркель.

В конце концов безусловным политическим промахом признавших независимость Косова правящих элит западных стран стала допущенная ими неверная оценка расклада сил в Европе на первую четверть наступившего столетия. Хотя дать ее не представляло серьезного интеллектуального труда. Ибо уже тогда все более возрастал круг экономических интересов Китая в Европе, в частности на Балканах, а также началось возвращение России в политическую жизнь на международной арене.

За год до признания Косова прозвучала мюнхенская речь российского руководителя, а в самом 2008-м тогдашний председатель КНР Ху Цзиньтао подписал в Афинах план инвестиций в Пирей. В результате Поднебесная приобрела тридцатилетнюю концессию на эксплуатацию двух его терминалов. Уже тогда на Западе должны были понять: данным шагом Пекин отворят для себя балканские ворота, за которыми он меньше всего заинтересован в существовании криминального анклава, представляющего угрозу для его проектов. Однако этот сигнал о конце однополярного мира в столицах западных стран предпочли игнорировать, что и выразилось в попытке легитимировать власть осевших в Приштине бандитов.

Есть ли смысл в диалоге с ЕС?

Теперь перейдем к первому вопросу. На декларативном уровне, да, в ходе недавнего телефонного разговора с Йенсом Столтенбергом Александр Вучич заявил о готовности Белграда ввести войска в Косово, если НАТО не остановит геноцид сербского населения. Очевидно, что реакция Брюсселя на подобное заявление будет носить косметический характер, столь же очевидна пассивность немногочисленного (около пяти тысяч военнослужащих) натовского контингента. Впрочем, пока сербы проявляют готовность к диалогу, но что интересно – без участия США. Именно без них состоялось последнее урегулирование в Брюсселе, точнее – даже не урегулирование, а локализация конфликта.

Однако на современном этапе ЕС представляет собой достаточно аморфную организацию, на противоречиях которой Белград мог бы вполне сыграть, аргументируя контртеррористическую операцию в Косове чуждостью созданного там криминального анклава интересам самого Евросоюза, с чем здравые умы в Брюсселе да и в Европе в целом вряд ли станут спорить. К таковым я причислил бы чешского президента Милоша Земана, негативно относящегося к созданному в Приштине режиму. В конце концов ну не вяжется самопровозглашенная республика с европейскими ценностями, да и с исламскими в их классическом понимании тоже. Однако есть но.

По мнению ряда экспертов, Белграду могут всучить своего рода подачку: позволить занять своими войсками населенную сербами часть Косова (собственно, об этом Вучич договаривался с косовским бандитом и «президентом» Хашимом Тачи, ныне пребывающем в гаагской тюрьме), после чего втянуть в НАТО и заставить признать независимость края.

Вообще многие эксперты и рядовые граждане Сербии скептически относятся к попыткам Вучича усидеть на двух стульях – между Западом и Востоком. Но я бы не спешил критиковать президента. В конце концов политика – это искусство возможного. И я допускаю, что нынешний сербский руководитель формирует условия, которые позволят его армии освободить Косово, а политическому истеблишменту Старого Света максимально безболезненно принять и признать это.

Ибо второй путь – смириться с потерей священного для исторической памяти сербов края – выглядит тупиковым. И любой политик в Белграде прекрасно понимает, что соответствующим решением он обречет себя на позор и в глазах современников, и в памяти потомков. Подобный шаг со стороны руководителя страны гипотетически возможен, но только на фоне существенной трансформации ментальных структур сербов в сторону нивелирования их исторической памяти. При внешней европеизации жизни, затронувшей еще Югославию, я думаю, для сербов Косово поле, равно как и их национальная гордость, все еще остается не пустым звуком, что должны принимать во внимание даже прозападные политики в стране, каковым Вучич все-таки не является.

Полагаю, он или его преемник способны на операцию освобождения края. Я думаю, соответствующее давление Вучич испытывает со стороны части высокопоставленных военных, стремящихся, уверен, отомстить за нанесенное им унижение в 1999 году. Правда, подобные настроения скорее свойственны старшему поколению офицеров и генералов, служивших еще в ЮНА.

Некоторая часть молодых сербских офицеров стажировалась на Западе по американской программе обучения иностранного военного персонала – IMET, а также по линии разработанной Брюсселем программы DEEP, позволяющей взаимодействующим с альянсом странам повысить квалификацию своих офицеров. Вопрос: не станут ли прошедшие такое обучение сербские офицеры своего рода оппозицией планам возвращения Косова в состав Сербии?

Опора на Пекин и Москву

Ну и наконец: если же сербы решатся на военную операцию против бандформирований, то каковы их шанс на успех? По оценке ряда экспертов – достаточно велики. Белград сделал надлежащие выводы из трагических для него событий двадцатилетней давности и стремительно, насколько позволяют изменчивая политическая конъюнктура и внутренние ресурсы, наращивает военный потенциал, превращаясь в ведущую балканскую державу. Причем, как и во времена социализма, сербы пытаются развивать собственный ВПК, наладив производство отечественных бронеавтомобилей «Милош» и бронетранспортеров «Лазарь-3».

Но главная составляющая их возрождающейся военной мощи – сотрудничество с Россией, что нашло выражение в закупке Сербией российских ЗРПК «Панцирь С-1», получении в дар многоцелевых истребителей МиГ-29, прошедших модернизацию и способных эффективно действовать по наземным целям, равно как и приобретение военно-транспортных вертолетов Ми-35 и многоцелевых Ми-17. Сербы продолжат модернизировать созданный еще в восьмидесятые на базе Т-72 собственный М-84.

Наращивает активность на сербском рынке вооружений и Китай, не ограничивающийся сотрудничеством с Белградом только в гражданской сфере. В частности, Поднебесная поставила сербам ЗРК HQ-22 (экспортный вариант: FK-3), ударные беспилотники СН-92А с радиусом действий 250 километров и способностью поражать наземные цели с помощью ракет с лазерным наведением. На современном этапе при помощи китайских специалистов сербы занялись созданием собственного беспилотника «Пегаз».

Что же могут противопоставить регулярным и оснащенным современным вооружением войскам контролирующие Косово криминальные структуры? Из ВВС и бронетанковых войск – ничего. Из боевой техники – легкие бронеавтомобили турецкого производства Cobra и американского – Humvee. Правда, незаконные вооруженные формирования собираются в ближайшей перспективе обзавестись вертолетным парком и даже согласно просочившейся СМИ информации приобрести немецкие танки Leopard-2.

Конечно, это не изменит существенным образом баланс сил, но взятый Приштиной курс на наращивание вооружений ведет только к одному – эскалации напряженности в регионе. А провозглашенная террористами «армия» является ружьем, которое, с точки зрения глав бандформирований, должно, несомненно, выстрелить. Соответственно это представляет дополнительный аргумент в пользу проведения контртеррористической операции.

В завершение повторю то, о чем писал: даже при внешней респектабельности и попытках легализации контролирующие Косово албанские криминальные структуры не изменят своей сущности, не откажутся от лагерей подготовки террористов, контроля над оборотом оружия и наркотиков, похищения людей. И чем раньше сербы восстановят контроль над собственной территорией, тем скорее на Балканы придет подлинный мир, гарантом которого станут Россия и Китай.

Игорь Ходаков,
кандидат исторических наук

Опубликовано в выпуске № 41 (904) за 26 октября 2021 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц