Версия для печати

Штыковые бои сибиряков – секрет их побед над немцами

Здоровенный и длинный пруссак нелепо размахивал в стороны тесаком
Купинов Максим

Хотя во время Первой мировой войны роль и значение рукопашного боя заметно снизились, возросла значимость артиллерийского и стрелкового оружия, штыковые бои все же имели место, особенно на начальном этапе войны – в 1914 году. В таких боях русская пехота обычно превосходила врага. Особенно страшны для врага были рукопашные бои с сибирскими стрелками.


В боях с японцами в 1904-1905 годах сибирские стрелки показали, помимо хорошей огневой подготовки, умение блестяще действовать штыками. Против немцев и австрийцев в 1914 году в рукопашной они действовали столь же успешно.


Вот как казачий офицер Леонид Викторович Саянский описал их действия в своем дневнике: «Четверо суток, как пьяные в дверь, ломились немцы в узкий перешеек суши между болотистых берегов реки Бобра. И четверо суток запирали своими телами этот перешеек наши железные стрелки. Они еще в Артуре научились этой каменной неподвижности, о которую разбивались вдребезги полки и бригады рослых немцев. Но эта неподвижность не была мертвой, и часто, когда выхлынувшие из своих окопов волны серых немецких шинелей начинали хлестать по брустверам наших окопов, — скуластые, с уверенными зоркими глазами сибиряки неожиданно кидались в такую мощную контратаку, что через четверть часа кипевший свалкой и движением промежуток между ихними и нашими окопами — стихал, весь устланный разбитыми и распоротыми телами. В этих атаках все дерущиеся убедились в исключительной способности нашего солдата — драться грудь на грудь штыком».


Дело было не только в храбрости стрелков: «В то время как здоровенный и длинный пруссак нелепо размахивал в стороны тесаком — штыком, обращая его в рубящее оружие, — наш маленький коренастый и скуластый, даже не стрелок — «стрелочек», — угрем проскальзывал под сверкающим кругом этого тесака и ловким, хладнокровным взмахом вгонял свой четырехгранный штык — стилет в незащищенную грудь немца. Также коротко выдергивал и, оставив обалдевшее, падающее тело, кидался к другому, ловким взмахом приклада отбивая удар сбоку. В ежедневных штыковых боях все шло в ход. Давали друг другу подножки, хватали за горло и валили под себя, били по кричащим ртам обломками дерева и рукоятками револьверов. И шатаясь как пьяные, с невидящими от горячего, красного тумана глазами снова ложились в сырые окопы и ждали новой атаки».


Иногда стрелки устраивали ложные атаки: «Бывало, когда немцы, подготовляя атаку, уже очень сильно начинали заливать нас свинцом, развивая ураганный огонь, стрелки не выдерживали и как камнями швырялись во внезапную атаку. А так как до вражеских окопов было близко, то немцы мгновенно прекращали огонь, чтобы успеть привинтить штыки для встречи наших. А наши, напугав и прекратив ненавистный и жуткий огонь немцев, снова ложились в свои окопы, потешаясь над поневоле притихшими немцами. А те ругались и снимали штыки, чтоб продолжать огонь. На всякого мудреца — довольно простоты! Немцы, приготовившие на изумление и страх всему миру свои чудовищные, знаменитые мортиры в шестнадцать дюймов, упустили из виду совершенно, что их штык негоден для боя. Одетый на винтовку, он мешает стрелять, а снятый — заставляет опасаться внезапной атаки противника».


В утверждении о том, что немецкий штык негоден для боя, есть, конечно, некоторое преувеличение. Дело было в том, что немцы пристреливали свои винтовки без штыка, русские – со штыком. С точки зрения готовности к рукопашному бою русский способ был рациональнее, но стрелять было удобнее без штыка...


Максим Купинов

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц