Версия для печати

Последний бой капитана Сакена

Подвиг ныне забытого потомками моряка всколыхнул всю Россию
Новиков Валерий
«Подвиг Христиана Остен-Сакена»

До сегодняшнего дня у большинства граждан нашего Отечества укоренилось убеждение о вредности наличия в России немалого количества немцев. Мол, они угнетали нашего гения Михайлу Ломоносова, извращали российскую историю, насаждали палочную дисциплину в армии и вообще были «пятой колонной». Миф поныне живуч и плодоносит.

Автор не имеет ни сил, ни намерений исследовать сию проблему во всей совокупности «немецкого вопроса» за последние столетия. Тем более что совсем «вчера» по историческим меркам, в ХХ столетии Российская империя и СССР пережили две кровопролитные войны с Германией. А посему взялся штрихами обрисовать портрет представителя одной фамилии выходцев из Фатерлянда, конкретно рода фон Сакенов.

Первые немцы появились на Руси еще в IX веке, в XV–XVI веках их количество настолько увеличилось, что во многих городах Европейской России появились целые кварталы, по-русски – немецкие слободы, в которых проживали купцы, медики, оружейники и прочие ремесленники. При царе Алексее Михайловиче (1645–1676) многие бюргеры охотно служили в русской пехоте, артиллерии и кавалерии, успешно трудились в Серебряной, Золотой и Оружейной палатах. По оценке русского историка Александра Пыпина (1833–1904), немцы чрезвычайно помогли России, ибо чужой авторитет не становился верой, а часто будил собственную мысль.

Со второй половины XVIII века представители остзейского, то есть балто-немецкого дворянства начали доминировать среди других иностранцев, ставших русскими подданными, часть из них оставалась в лютеранстве, а многие принимали православие. Манифестом Петра I от 1702 года была открыта широкая дорога в Россию для нового притока иностранных и прежде всего военных специалистов. По штату 1711 года лишь треть офицерского состава полка могла комплектоваться иностранцами. По факту же их удельный вес не превышал 13 процентов. Конечно же, изрядная доля остзейских дворян служила на российском флоте, в том числе Иоганн Рейнгольд фон Остен-Сакен (в миру – Христофор Иванович). Служил он добросовестно, не чураясь повседневной рутины и нежданных сражений, как большинство своих остзейских земляков. Родился в 1753 году в семье капитана русской армии Кристофа-Адольфа фон дер Остен-Сакена (мать – Мария-Юстина, урожденная фон Липгарт). В 1772-м окончил Морской кадетский корпус в Кронштадте и сразу же с эскадрой контр-адмирала Василия Чичагова убыл в Средиземное море на так называемую Архипелагскую эскадру адмирала Алексея Орлова. Там на линейном корабле «Чесма» участвовал в Патрасском сражении: два русских линейных корабля, два фрегата и три малых судна (224 орудия) за двое суток боев 26–27 ноября 1772 года уничтожили семь фрегатов (из восьми) и восемь шебек (из четырнадцати) турецкой эскадры (630 орудий), стоящих под крепостями Патрас и Лепанто.

Сегодня на морских картах Черного моря значится мыс Сакен в Днепро-Бугском лимане, на нем стоит Сакенский створный знак, в окрестностях 15 ноября 2013 года местными жителями установлен памятный знак о последнем бое русского офицера Христофора Ивановича фон Остен-Сакена

Вернувшись в Россию в 1775 году, фон Сакен продолжил службу на балтийском фрегате «Мария», в 1777-м произведен в лейтенанты, 1784-й стал для него годом производства в чин капитан-лейтенанта. В связи с угрозой новой войны с Турцией, не пожелавшей мириться с условиями Кючук-Кайнарджийского договора 1774 года (в Крыму России отошли Керчь, Ени-Кале, Азов и Кинбурн, русский флот невозбранно стал ходить через Босфор и Дарданеллы, Крымское ханство получило независимость и от Турции, и от России, турки обязались выплатить Петербургу 7,5 миллиона пиастров), российское правительство начало принимать меры усиления военного присутствия на Черноморском театре. Тем более что 19 апреля 1783 года императрицей Екатериной II подписан Манифест о присоединении Крымского полуострова и «острова Тамана и всей Кубанской стороны» и образовании Таврической области в составе Российской империи. В том числе принимались меры и кадрового укрепления. И в 1786 году капитан-лейтенант Сакен убыл на Черноморский флот. Русский посол в Турции Яков Булгаков, немало сделавший накануне второй турецкой войны для того, чтобы Крым стал российской провинцией, был заключен в Семибашенный замок, в котором вместе с сотрудниками посольства в Константинополе просидел 812 дней. Так что новая война с турками стояла на пороге.

И началась она 21 августа 1787 года с нападения 11 турецких галер и кирлангичей – небольших быстроходных парусно-гребных судов на фрегат «Скорый» (44 орудия) и бот «Битюг» (12 орудий), стоявших у Кинбурнской косы. 7 сентября императорским манифестом война Константинополю была объявлена. В ночь на 14 сентября турки попытались высадить под Кинбурном десант, но его отбили, османы потеряли 84-пушечный линейный корабль и еле смогли увести сильно поврежденный фрегат.

На Черноморском флоте новоиспеченному капитану 2-го ранга, пожалованному чином в 1787 году, пришлось исполнять новые и не совсем обычные для корабельного офицера обязанности. После непродолжительного командования галерой и военным транспортом на Днепровском лимане фон Сакен получил не очень понятное назначение советником интендантской экспедиции Черноморского адмиралтейского правления. Тут раскрылось еще одно его качество – талантливого и умелого администратора и организатора. В 1787 году по распоряжению Верховного главнокомандующего князя Потемкина-Таврического он отправлен со специальным заданием в Польшу. Фон Сакену надлежало в короткое время заготовить большую партию строевого леса, построить два десятка маломерных судов и срочно доставить все это в центр российского кораблестроения на Черном море – порт Херсон. Задача была решена блестяще: 18 вооруженных шлюпок и баркасов, 600 человек матросов и специалистов прибыли точно в срок к месту назначения.

Исключительная важность этой задачи объяснялась несчастными для российского флота обстоятельствами. Дело в том, что три линейных корабля и семь фрегатов, вышедших из Севастополя 31 августа, попали в сильнейший шторм. Фрегат «Крым» пропал без вести, линейный корабль «Мария Магдалина» без мачт и руля снесло к Босфору, где его захватили турки. И только к концу сентября уцелевшие, но с большими повреждениями корабли добрались до Севастополя. А воевать-то надо было, посему на москитный флот, созданный в том числе и усилиями Сакена, русское командование возлагало большие надежды и всячески стремилось к его укреплению. И тут как нельзя пригодились такие качества Христофора Ивановича, как распорядительность, исполнительность и настойчивость, то есть ставший уже притчей во языцех немецкий орднунг во что бы то ни стало.

После кратковременного командования отрядом ластовых судов (малотоннажные транспортные суда обеспечения боевых кораблей) зимой 1888 года Сакен по приказу командующего Севастопольской эскадрой контр-адмирала Николая Мордвинова назначен командиром дубель-шлюпки № 2 эскадры гребных судов Дунайского лимана под командованием принца Карла Генриха Нассау-Зигена. Дубель-шлюпка № 2 – двухмачтовое судно длиной 21 метр, имело 20 пар весел. Вооружение: один однопудовый единорог, одна двенадцатифунтовая пушка, четыре четырехфунтовые пушки, четыре фальконета. Экипаж – 52 человека.

Последний турецкий абордаж

18 мая к входу в Днепровский лиман подошел, по выражению прославленного полководца Александра Суворова, «басурманский флот» из двух эскадр. Одна из них, состоявшая из малых, в основном гребных судов (53 единицы), подошла к крепости Очаков, занятой сильным турецким гарнизоном. Вторая в составе больших парусных с крупнокалиберной артиллерией кораблей (45 вымпелов, в том числе 24 линейных корабля и больших фрегата) стала на якорь в 10–15 милях мористее от входа в лиман. «Могучая» эскадра Нассау-Зигена состояла из 51 вымпела (7 галер, 7 дубель-шлюпок, 7 плавбатарей, 22 военные лодки, 7 палубных ботов и 1 брандер). Русская корабельная эскадра под командованием американца Поля Джонса насчитывала два линейных корабля, четыре фрегата и восемь мелких судов. Силы были неравны, но русский дух крепок, что 20 мая и доказал всему миру русский офицер Рейнгольд фон Остен-Сакен.

Абстрагируясь от романтических повествований современных воспевателей героических подвигов российского императорского флота, привожу сухие факты «Боевой летописи русского флота» института истории Академии наук СССР, изданной в 1948 году Воениздатом. Сами понимаете, в те времена академический институт вольностей в трактовке исторических событий допускать не мог. Тем более что подзаголовок 492-страничного тома гласит: «Хроника важнейших событий военной истории русского флота с IX века по 1917 года».

Последний бой капитана Сакена

Итак, суть дела: «26 мая 1877 года (по старому стилю) ввиду прибывшего с моря и шедшего к Очакову значительного турецкого флота (более 50 крупных и мелких судов) и вероятности нападения его на Кинбурн находившиеся около последнего в дозоре две дубель-шлюпки получили приказание отойти к Глубокой пристани, в глубь лимана.

Несколько задержавшаяся с отходом дубель-шлюпка № 2 под командой капитана 2-го ранга Сакена (7 орудий, 52 человека экипажа) при движении в лиман подверглась преследованию 30 турецких галер и других мелких судов. Во время боя на погоне часть судов противника отстала, а 11 наиболее быстроходных галер нагнали дубель-шлюпку у устья реки Буг.

Убедившись в невозможности уйти от преследования, Сакен отпустил находившийся у него на буксире ялик с девятью матросами, приказав им уходить. Приблизившиеся суда противника бросились на абордаж. Дав залп по врагу и предвидя неизбежный захват своего судна турками, Сакен взорвал дубель-шлюпку, причем потопил четыре турецкие галеры. При взрыве погибли сам Сакен и весь находившийся на дубель-шлюпке экипаж в числе 43 человек».

Подвиг Сакена имел важные последствия: турки уже не рисковали сваливаться с русскими на абордаж, даже располагая численным превосходством.

Далее события приобрели довольно стандартный характер. 18 июня под Очаковом русские уничтожили пять линейных кораблей, семь малых судов (в том числе два фрегата), один линейный корабль был взят в плен, турки потеряли около шести тысяч человек, 1673 аскера пленены. Русские потери составили 18 человек убитыми и 57 ранеными. 1 июля русские галеры также в восьмичасовом бою уничтожили остатки «очаковской» эскадры турок – девять судов сожгли, четыре взяли в плен. Наша убыль составила 22 человека убитыми и 57 ранеными. Блокированный с моря Очаков взят 6 декабря штурмом войсками Суворова.

Награды, почести и слава

Все это было, но ненадолго. Начальники капитана Сакена – Суворов и Потемкин, извещенные о подвиге, незамедлительно доложили императрице. Екатерина, потрясенная жертвенным подвигом русского моряка, будучи женщиной чувствительной, повелела выделить малолетним сестрам погибшего героя (сам он к 35 годам еще не успел жениться) небольшое имение близ города Митавы (ныне Елгава). А также немалую пенсию до замужества, а тем, кто останется безмужней, – пожизненную. Велела бдить за их житьем-бытьем и воспитанием. Вскорости до нее дошли слухи о том, что самовластный и вороватый управляющий имением обижает сиротинок, держит их впроголодь, детки ходят в обносках, спят на соломе. Прибывший на место сержант Преображенского полка быстро разобрался с означенными безобразиями: на воротах имения повесил негодяя, назначил нового управляющего и доложил императрице.

Последний бой капитана Сакена

Да и то верно, в те времена отсутствовала практика посмертного награждения особо отличившихся, зато неукоснительно исполнялся принцип материального вспомоществования родственникам погибшего героя. Памятника Сакену не построили, но постарались его подвиг сохранить в памяти народной своими, присущими XVIII веку средствами. В церкви Морского кадетского корпуса установили мраморную доску в память о воспитаннике 1872 года, по указанию Екатерины была создана литография, и тысячи экземпляров рисунка, изображавшего Сакена, взрывающего свой корабль с басурманами на борту, разошлись по городам и весям громадной империи.

Можно твердо предположить, командир брига «Меркурий» капитан-лейтенант Казарский и командир крейсера «Варяг» капитан 1-го ранга Руднев знали о подвиге капитана Сакена, как, впрочем, и советские подводники Видяев и Гаджиев. У многих моряков российского императорского и советского флотов девиз оставался прежний: «Погибаю, но не сдаюсь!».

К столетию подвига морского офицера построили минный крейсер 2-го ранга «Капитан Сакен» водоизмещением 743 тонны, то есть по чину дубель-шлюпки, да и командир был не адмирал и не из графов. В 1909 году в состав российского императорского флота вошел второй корабль с таким же именем водоизмещением 802 тонны и тоже на Черноморском флоте. Его судьба оказалась печальной, воевал в Первую мировую: участвовал в набеговых операциях, нес дозорную службу, обстреливал береговые объекты, потопил турецкий пароход и три парусных транспорта, а затем его угнали белогвардейцы сначала в Стамбул, затем в Бизерту и в начале 30-х годов во Франции разобрали на металлолом.

Однако чудеса на Руси великой все же случаются. По сведениям Интернета, сегодня на морских картах Черного моря значится мыс Сакен в Днепро-Бугском лимане, на нем стоит Сакенский створный знак, в окрестностях 15 ноября 2013 года местными жителями установлен памятный знак о последнем бое русского офицера Христофора Ивановича фон Остен-Сакена. Православные жители украинского села Дмитривка на околице установили памятный знак.

В заключение хочется отметить то, что вызывает недоумение: почему-то и в советском, да и в нынешнем российском флоте о героическом подвиге командира корабля, взорвавшего себя вместе со вступившими на его борт врагами, судя по всему, ничего не знают. А ведь сегодня в отсутствие линкоров, авианосцев и прочих гигантов морей-океанов основная тяжесть борьбы на море лежит как раз на таких «малышах», как дубель-шлюпка № 2 Остен-Сакена. Достаточно вспомнить бенефис «Калибра» из каспийских камышей в 2015 году, да и дизельная ПЛ «Ростов-на-Дону», повторившая залп по террористам ИГ из-под воды, по габаритам никак не тянет на подводный крейсер стратегического назначения.

Хочется надеяться, что имя Ивана Христофоровича Остен-Сакена вернется на борт русского боевого корабля XXI века (ну хотя бы вдобавок к фамилиям великих футболистов и писателей).

Валерий Новиков,
капитан 1-го ранга в отставке

Опубликовано в выпуске № 42 (905) за 2 ноября 2021 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц