Версия для печати

Изменники во власти

Кому и почему не нравится стратегия национальной безопасности Российской Федерации
Ильин Юрий Першуткин Сергей
Фото: google.com

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом президента России от 2 июля 2021 года № 400, – заметный шаг на пути дальнейшего укрепления обороноспособности и безопасности страны. Документ базируется на новейших тенденциях международного и внутриполитического развития, содержит совокупность долговременных оценок и задач. Но все ли аспекты национальной безопасности в нем, а главное – насколько эффективны механизмы его реализации?

Для ответа на этот вопрос по большому счету необходим социолого-правовой аудит ведомственных нормативно-правовых актов: отвечают ли они требованиям принятой стратегии. Необходимо также привести работу федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ) в соответствие с требованиями документа. Это не формальная задача, которая должна включать несколько составляющих:

  • укрупнение министерств РФ за счет возможного включения в их состав федеральных агентств и федеральных служб;
  • внеочередную аттестацию руководящих работников федеральных органов исполнительной власти;
  • создание подразделений стратегического планирования в наиболее крупных министерствах РФ.

Предпосылки к оптимизации

Почему это так необходимо именно сегодня? Решение продиктовано комплексом политико-управленческих обстоятельств, с которыми уже просто нельзя не считаться.

Во-первых, исчерпана либеральная модель развития государства и общества в связи с изменившейся ситуацией в мире и вокруг РФ. Что в свою очередь требует серьезного внимания к защите и укреплению суверенитета России.

Во-вторых, возникли новые задачи для консолидации российского общества, использования мобилизационных форматов деятельности науки и власти.

В-третьих, появились новые препятствия в реализации президентских инициатив, государственных программ и национальных проектов, что свидетельствует не только о системном кризисе ФОИВ, но и о некомпетентности, политизированности некоторых должностных лиц в руководстве страны. Наглядный пример – остающиеся на протяжении ряда лет неиспользованными крупные суммы (свыше триллиона рублей), выделенные для реализации национальных проектов.

Ситуация вокруг Стратегии национальной безопасности является принципиальной: кто кого? Или противники дискредитацией исходных принципов этого документа приостановят ее реализацию, или же разработчики стратегии и Совбез РФ потребуют безусловной реализации документа

Какие же меры необходимы для повышения эффективности работы ФОИВ? На наш взгляд, для этого требуется преобразовать ряд министерств и ведомств. В частности, Министерство промышленности и торговли – в Министерство промышленности и науки. Минпромнауки России функционировало с 2000 по 2004 год, осуществляя разработку и реализацию государственной промышленной, научно-технической и инновационной политики, определяя пути и методы ее эффективного регулирования. Но было ликвидировано под предлогом того, что на Западе наука сосредоточена в основном в университетах и что по этому образцу целесообразно перестроить научно-образовательную сферу в нашей стране. Полагаем, в России наука должна быть тесно увязана прежде всего с задачами промышленности, а не функционировать в составе Минобрнауки, где ей фактически отведена роли падчерицы. Ведь формирование научно-технического задела без максимального учета потребностей промышленности и задач создания перспективных отечественных «изделий» – пустая трата средств.

Министерство образования и науки и Министерство просвещения преобразовать в Министерство образования. За окном не 20–30-е годы ХХ века и в России не безграмотное население, поэтому нет смысла копировать инструменты и механизмы советского периода. Образованием и подготовкой кадров для экономики, других направлений жизни и деятельности страны должно заниматься единое министерство, иначе чехарда в подготовке кадров даже для одной отрасли экономики неизбежна, что мы сегодня и наблюдаем. Сейчас в вузах из-за нестыковки задач Минобрнауки и Минпросвета первые два года обучения студентов уходят на ликвидацию пробелов общеобразовательной школы.

Министерство финансов и экономического развития должно быть преобразовано в Министерство стратегического развития, экономики и финансов. С возложением на него функции куратора внешней торговли, которые сейчас принадлежат Минпромторгу. Минэкономики ранее занималось торговлей: Всероссийская академия внешней торговли (ВАВТ) до сих пор находится в ведении Минэкономразвития. Но сейчас Минфин и Минэкономразвития (МЭР) не дополняют, а регулярно дублируют функции друг друга, вынося при этом свои раздоры даже в СМИ. Всем памятен недавний пример, когда Минфин без согласования с МЭР предложил… сократить численность Вооруженных сил РФ, чем показал свою полную некомпетентность, незнание военно-политической обстановки.

И наконец, пора бы уже возродить Министерство оборонной промышленности, созданное еще в 1996 году. Но ликвидированное буквально через несколько месяцев – видимо, по требованию «заклятых друзей».

Политизация власти

Свежа в памяти некрасивая история с главой Минцифры Максутом Шадаевым (на одном из заседаний в Государственной думе ФС РФ), нескрываемые попытки политика «отщипнуть» полномочия у главы правительства, Госдумы, даже у президента России. Мы помним и то, как резко активизировалась министр культуры России Ольга Любимова, фактически отказавшаяся воплощать в жизнь обновленную Стратегию национальной безопасности и вставшая на защиту безнравственных режиссеров. Почему глава Минкульта решилась пойти на это – рассуждать можно долго. Важнее отметить среди характерных особенностей этой яркой представительницы нового поколения федеральных руководителей нравственный плюрализм и релятивизм в сознании и поступках, которые можно обнаружить на самых разных интернет-сайтах («Я вас не знаю. Идите на ***». Новый министр культуры носила майку с матерной цитатой).

Однако подлинная проблема не в том, как личности с двойным дном сегодня чудесным образом проникают в органы власти, а в том, что они чрезвычайно быстро продвигаются по карьерной лестнице. Сегодня сорокалетнюю главу Минкультуры, не побоявшуюся бросить вызов Общественному совету ведомства и даже Совету безопасности России, поддерживают крупнейший американский медиаресурс «Радио Свобода», а также малоизвестный, но набирающий активность «Конгресс интеллигенции против войны, самоизоляции России и реставрации социализма», созданный за рубежом.

Можно привести и более свежий пример с бывшим замминистра просвещения, а затем вице-президентом Сбербанка Мариной Раковой, обвиняемой в хищении 50 миллионов рублей. Или историю с бывшим главой Минэкономразвития РФ Алексеем Улюкаевым, отбывающим восьмилетний срок заключения.

Подобных примеров на высших ступеньках власти достаточно. Где гарантия, что такие люди при стечении обстоятельств и поддержке определенных сил не попытаются проникнуть и на более высокие посты в руководстве страны, вплоть до президентского?

Атаки на стратегию

Стратегический документ, касающийся всех направлений государственной политики, вызвал резонанс в научно-экспертных кругах общества, а также в оппозиции.

Торопливое внесение политико-нормативного предложения об аннулировании в общегражданских паспортах записи о семейном положении и наличии детей, стремление превратить паспорт гражданина РФ в никчемную пластиковую карточку, такую же, как десятки шопинговых карт в наших карманах, все это скрытые удары по идентичности молодого поколения, государственной семейной политике, но самое главное – по принципам обновленной Стратегии национальной безопасности, нацеленной на укрепление патриотизма, чувства гордости за страну.

Однако фронт и скрытый арсенал противодействия стратегии еще шире, глубже, опаснее. Мы видим, что важнейший стратегический документ пытаются представить как некий инструмент цензуры. Как идет закамуфлированная критика Указа президента России № 400 с помощью эзопова языка, словесной эквилибристики, смыслового жонглирования. Используются надуманные, бессмысленные понятия, например «нормативная идеология» для доказательства правомерности размытой и выхолощенной идеологии, а соответственно неприемлемости таких концентрированных идеологических документов, как Стратегия нацбезопасности. Налицо также стремление оградить безнравственность в сфере культуры и информационном пространстве страны от какой-либо критики общественности. Речь об интеграции внешних и внутренних атак, включая, с одной стороны, зарубежные радиоголоса и медиаресурсы, с другой – российские СМИ.

Что стоит за процессами формирования негативного отношения к Стратегии национальной безопасности? Прежде всего стремление приучить общественность и государственные органы к монополии на истину отдельных группировок и околокультурных тусовок. А также нескрываемые намеки на то, что идеология (тем более государственная) неприемлема. Просматривается борьба за общественное мнение, попытки расчистить информационно-культурное пространство для действий антивластных, зачастую антипутинских сил, а также откровенные информационно-психологические атаки на сторонников президента, в том числе председателя Общественного совета при Минкульте Михаила Лермонтова, предложившего проанализировать театральный репертуар и содержание постановок на предмет соответствия основным идеям и подходам, закрепленным в стратегии.

Несмотря на то, что негативные критические публикации в отношении Стратегии нацбезопасности пока единичны, тем не менее подан сигнал для информационной атаки. В том числе, как ни странно, спецпредставителем президента и министром культуры России. Наступление же фактически возглавил Михаил Швыдкой, которого в интернет-публикациях кто-то называет растлителем современной российской культуры и нескольких поколений творческой интеллигенции, поскольку так называемая культурная революция по Швыдкому на российских телеканалах сопровождалась и привела к фактической легализации матерной брани, провоцированию русофобии, а также культового преклонения перед западным (американским) образом жизни. Нельзя недооценивать его значимость и в качестве невидимого дирижера разноголосого антипутинского оркестра, серого кардинала оппозиционной группировки. Негативная реакция на Стратегию национальной безопасности – тому свидетельство. Ведущий популярных теле- и радиопрограмм Швыдкой формирует специальным образом их тематику, а соответственно политическую повестку дня.

Спецпредставитель президента России по международному культурному сотрудничеству, а в прошлые годы – генеральный директор ВГТРК и министр культуры, доктор искусствоведения, пользуясь особым расположением руководства ВГТРК, ИТАР-ТАСС, «Российской газеты», целенаправленно разрушал и разрушает эстетические, нравственные, правовые нормы в современном российском обществе. Умело оперируя противоречивыми фактами, домыслами, намеками (августовский материал 2021 года в «Российской газете», посвященный теме цензуры), он прямо поддержал министра культуры РФ Любимову, фактически объявившую войну председателю Общественного совета при Минкульте Михаилу Лермонтову. Что это, если не свидетельство скрытого наступления на Указ президента России № 400 от 2 июля 2021 года.

Ситуация вокруг Стратегии национальной безопасности является принципиальной: кто кого? Или противники с помощью дискредитации исходных политических и теоретических принципов этого документа приостановят ее реализацию (как это случилось с федеральным законом о стратегическом планировании, отправленным чиновниками в дальние ящики столов), или же разработчики стратегии и Совет безопасности России потребуют безусловной реализации Указа президента № 400, прекращения подковерных игр и скрытой его дискредитации.

Заказчики «цветной революции»

Какую роль в торпедировании указа может играть высший управленческий слой России? Вспомним, именно из состава высшего руководства СССР появился разрушитель Советского государства Борис Ельцин. Из аналогичных кругов выдвинулись на Украине Виктор Ющенко, Петр Порошенко, в Киргизии – Курманбек Бакиев и другие альтернативные лидеры.

В этих условиях аттестация российских министров, их заместителей, руководителей департаментов – неотложная задача, которую недопустимо откладывать на завтра. Из 80 тысяч граждан России, прошедших за последние 30 лет обучение и переподготовку за рубежом, свыше половины работают сейчас в федеральных и региональных органах власти, околовластных структурах, реализуя методические подходы и рекомендации Запада. Пришло время сказать вслух: политическая позиция определенной части руководителей федеральных органов власти и федеральных государственных служащих несовместима с президентским курсом, потребностями развития нашей страны. Вопросов здесь много.

Аттестационным комиссиям целесообразно выяснить: каковы результаты деятельности громадной и раздутой организационно-штатной структуры, сформированной в 2004 году вследствие образования федеральных агентств и служб? Оправдали себя эти структуры, особенно на фоне масштабной бюрократизации последних 15 лет? Может ли многоуровневая и избыточно детализированная контрольная деятельность заменить отсутствие организаторской работы, скажем, в сфере образования, где при падении образовательного уровня, перегрузке учителей и профессуры нарастают требования к документации, ужесточаются санкции за неисполнение бюрократических требований?

В ходе аттестации необходимо выявить знание Стратегии национальной безопасности РФ руководящим составом федеральных органов исполнительной власти, оценить соответствие планов и результатов деятельности общероссийских министерств критериям и требованиям Указа президента № 400.

Целесообразны не только оценка действующей власти и обсуждение нового будущего страны, но и выработка консолидированной позиции в отношении антивластных сил, предпринявших скрытую диверсионную атаку на важнейший стратегический документ.

Юрий Ильин,
действительный член Международной инженерной академии, полковник
Сергей Першуткин,
действительный член Академии военных наук РФ

Опубликовано в выпуске № 42 (905) за 2 ноября 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц