Версия для печати

Сумерки самодержавия

О России, династии Романовых прошлых и нынешних
Ходаков Игорь
Фото: Twitter.com

О свадьбе испанского подданного Георгия Романова, а по сути Гогенцоллерна уже сказано вдоль и поперек. Правда, все больше по горячим следам и на эмоциях. Оно и понятно: почетный караул на частном мероприятии, который не может себе позволить даже не среднестатистический по своему социальному положению гражданин. Закрытый на время венчания Исаакиевский собор, что также привилегия далеко не для всех. Не вяжущийся, мягко говоря, с традиционно военным для аристократа облик «великого» князя, который и по-русски толком не разговаривает, равно как и прочие преференции для очень странных – о некоторых из них я еще скажу пару слов – господ, не мог, согласитесь, не возмутить здоровую часть общества.

«Мы простили русский народ…»

К слову сказать, мама жениха – тоже княгиня и тоже, разумеется, «великая», Мария Романова, отвечая на вопрос в одном из интервью: «За четыреста лет династии дом Романовых должен просить прощения за что-либо?», блеснув «познаниями» в российской истории, соблаговолила изречь: «Мы простили русский народ, который допустил некоторые важные ошибки, возможно, мы также в какие-то моменты их допускали».

Слово «возможно» здесь ключевое. И приведенная сентенция в устах главы императорского дома – право же, рука не поднимается два последних слова написать с большой буквы – свидетельствует о ее восприятии собственно Романовых и некогда пребывавших в их подданстве народов в парадигме: барин – холопы.

Но оставим нынешних господ «аристократов» в покое. Пока оставим. И покамест предлагаю вкратце обсудить роль Романовых по линии взбудоражившего общественность нынешнего виновника торжества в эмиграции с 1920-х и до конца Второй мировой.

Князь лукавый

Правда, начну не с непосредственных предков Георгия. Ибо после революции и еще в процессе Гражданской войны наиболее авторитетной фигурой в стане Романовых был внук Николая I великий князь Николай Николаевич Младший, весьма почитаемый, что монархистами прошлого, что – настоящего. Диво, что Русская православная церковь за границей его не канонизировала.

Хотя помешанный на спиритизме, ничего не смысливший в делах внутренней политики, но активно вмешивавшийся в них, склонный к экзальтации и театральным жестам, этот человек служил зримым примером деградации самодержавия и некоторой части дома Романовых. В том числе и с его подачи в августейшую семью оказался введен Григорий Распутин, правда, потом Николай Николаевич вдрызг с ним рассорился и даже обещал повестить, коли тот явится в Ставку в бытность великого князя главкомом русских войск в Первую мировую.

Луи де Бурбон – президент фонда генерала Франко, то есть организации в честь фашиста и де-факто военного преступника, чьи солдаты принимали участие в блокаде Ленинграда. В этой связи его присутствие на венчании в городе-герое выглядит, с моей точки зрения, оскорбительно

Несколько отвлекаясь от темы, замечу, что в семье последнего царя привечали разного рода полуграмотных и даже неграмотных странников, в том числе и с сомнительной репутацией. Взять хотя бы Матрону Петербургскую и Митю Козельского. И то, что в отношении «встречи» Иосифа Сталина и Матроны Московской является безусловным и нелепым фейком, для Николая II и Александры Федоровны было вполне себе прозой жизни, лишний раз свидетельствующей о сумерках самодержавия.

Но вернемся к Николаю Николаевичу. Итак, в Первую мировую он принял командование над русскими войсками. Увы, более неудачной фигуры и придумать было трудно. Но для Николая II, надо полагать, при назначении на столь важную должность наиважнейшим виделся принцип родственных связей, а не компетенции. Об отсутствии оных свидетельствует история, рассказанная, если не ошибаюсь, генерал-лейтенантом Антоном Деникиным. В бытность командования великим князем войсками Петербургского военного округа офицеры его штаба подготовили военную игру, которую тот отменил по причине состоявшейся в тот же день страстно им любимой псовой охоты.

И неудивительно, что во многом этому человеку русская армия обязана Великим отступлением 1915-го, о котором, впрочем, надо говорить отдельно. После него терпение даже флегматичного императора иссякло, и великий князь отправился наместником на Кавказ, где в командование военными действиями уже не вмешивался – благо, у него под рукой оказался действительно выдающийся полководец генерал инфантерии Николай Юденич.

После крушения монархии бывший главком некоторое время пробыл в России, а в марте 1919-го убыл в эмиграцию. Надо отдать великому князю должное: у него хватило ума не участвовать в мышиной возне с притязаниями политических пигмеев из дома Романовых на несуществующий трон. Формально он возглавлял Русский общевоинский союз. Фактическим же его руководителем стал генерал-лейтенант барон Петр Врангель. Николай Николаевич мирно умер в 1929 году во Франции.

«Царь» Кирюха и «царица» Виктория Мелита

А вот дедушка молодожена Георгия Кирилл Владимирович страсть как хотел поцарствовать. Пусть также номинально, пусть не всеми признанный, но царствовать. По поводу «не всеми признанный»: супруга покойного императора Александра III Мария Федоровна и ее дочь Ксения Александровна и слышать не желали о претензиях Кирилла на несуществующий трон.

Небезынтересная деталь из биографии «царя» Кирилла: в правление Николая II он пребывал в конфликтных с монархом отношениях. Ибо женился без его соизволения, что запрещалось. Да и Церковь, строго говоря, не должна была венчать Кирилла с его избранницей – англо-прусской принцессой Викторией Мелитой, приходившейся ему двоюродной сестрой, поскольку подобные браки между православными были запрещены согласно 54-му правилу Трулльского собора, состоявшегося в 691 году.

Даже далекие от истории люди краем уха слышали историю о том, как командовавший Гвардейским экипажем Кирилл явился 2 марта 1917 года с царскими вензелями на погонах и красным бантом на груди к Таврическому дворцу и лично отрапортовал возглавившему Временный комитет Государственной думы Михаилу Родзянко о переходе и его, великого князя лично, и вверенной ему части в распоряжение новой власти. Данный факт вызвал осуждение в монархической среде. Впрочем, императора в те революционные дни не поддержал практически никто из вчера еще обласканных им сановников и родственников. Дни самодержавия были сочтены.

Через некоторое время Кирилл перебрался в обретшую независимость Финляндию, где подбивал будущего союзника бесноватого фюрера и еще одного любимца нынешних монархистов и власовцев Густава Маннергейма к агрессии протии советской России. Не вышло. Кирилл махнул рукой и отправился в Швейцарию – благо, денег у него хватало.

Потом переехал в Германию, где и провозгласил себя императором. Тут стоит несколько слов сказать о супруге Кирилла – Виктории Федоровне. Точнее – даже не о ней, а о ее двоюродном брате, приютившем изгнанников, герцоге Карле Эдуарде Саксен Кобург-Готском, весьма симпатизировавшем нацистам и вступившем в НСДАП. Гитлер ценил герцога и поставил его во главе Немецкого Красного Креста, а также сделал обергруппенфюрером.

Разве мог Кирилл не воспользоваться подобными связями и не включиться в борьбу с большевизмом, пускай и под эгидой вчерашнего врага Родины? И в 1922 году вместе с упомянутым родственником восторженно встречал Гитлера в Кобурге. А Виктория Федоровна – та вообще была без ума от вождя германских нацистов. Чудные у Георгия были бабушка с дедушкой, правда?

Все бы для них хорошо, но вышла неувязочка: Веймарская республика признала Советский Союз и установила с ним дипломатические отношения. Соответственно и пребывание на ее территории «императора», даже опереточного, виделось Берлину нежелательным. Кирилл перебрался во Францию, где ему нравилось значительно меньше. Впрочем, про милую его сердцу Германию «всемилостивейший государь» не забывал, оказывая, по мнению ряда исследователей, помощь откровенно фашистской организации «Ауфбау» («Возрождение»).

Ее представителем в Германии был другой будущий нацистский прихвостень – генерал от кавалерии Василий Бискупский. Существует легенда – именно легенда, не более того, согласно которой после провала Пивного путча Гитлер скрывался на квартире именно Бискупского. Разумеется, бравый генерал признавал Кирилла царем. А то – лестно ведь быть представителем самого «государя» в Германии.

Выше я сказал про легенду, теперь про реальные дела Бискупского и «царя» Кирилла: «Осенью 1923 года, – пишет историк Александр Серегин, – в разгар подготовки национал-социалистического путча в Мюнхене В. В. Бискупский наращивал усилия по объединению финансовых средств НСДАП и великокняжеской семьи. В сентябре 1923 года он инициировал встречу великой княгини Виктории Федоровны с генералом Людендорфом, Гитлером и Шейбнер-Рихтером, в ходе которой было принято решение о создании Фонда взаимного финансирования за восстановление монархий в Германии и России, при этом Виктория Федоровна внесла в фонд 500 тысяч рейхсмарок. Бискупский был назначен контролером фонда с русской стороны».

Буквально пару слов касательно упомянутого в цитате Людвига Шойбнер-Рихтера. И да, обратите также внимание на роль Виктории Федоровны в деле финансовой поддержки зарождавшегося нацизма. Скорее даже в ней, нежели в Кирилле Владимировиче, следует видеть связующее звено между русскими монархистами и немецкими нацистами. Как вам: Романовы финансируют Гитлера? Справедливости ради так поступали далеко не все представители семьи. Но именно так – предки нынешнего виновника торжества в Исаакиевском соборе.

Так вот, этот самый Шойбнер-Рихтер, происходивший из остзейских немцев, и был основателем упомянутого «Возрождения». Он последовательно выступал за объединение русских монархистов и германских нацистов и, как видим, находил здесь всецелую поддержку со стороны «царя» Кирилла и его супруги – в особенности последней.

Фашисты настолько ценили этого господина, что подумывали сделать его министром иностранных дел в своем будущем правительстве. И кто знает, как бы сложилась карьера остзейского немца, если бы не сразившая его во время Пивного путча пуля. Гитлер искренне сожалел о гибели несостоявшегося министра. Он так и сказал: «Невосполнимая потеря для нас, его никто и никогда не сможет заменить. Все заменимы, но только не он». Неудивительно, что в том числе и ему бесноватый фюрер посвятил первый том «Майн кампф».

В прекрасной компании оказались «царь» Кирилл и его «царица»! Оторопь берет от одной мысли, во что бы они превратили Россию, окажись на троне. Умерли же они соответственно в 1938 и 1936 годах. Так может с их смертью порвалась позорная нить, связывающая Романовых с фашистской нечистью? Отнюдь.

«Освободитель» России

26 июня 1941-го. Первая неделя войны. Советский Союз мобилизует все свои силы для отпора врагу. Еще героически держится непокоренная Брестская крепость, идут кровопролитные бои за Минск, в разгаре встречное танковое сражение в районе Дубно – Луцк – Броды, только-только отгремела битва под Расейняем. Именно в упомянутый выше день Николай Гастелло направил свой горящий самолет на колонну вражеской техники.

А в тихом и обласканном солнцем французском Сен-Бриаке за подписью великого князя Владимира Кирилловича выходит воззвание: «В этот грозный час, когда Германией и почти всеми народами Европы объявлен крестовый поход против большевизма-коммунизма, который поработил и угнетает народы России в течение двадцати четырех лет, я обращаюсь ко всем верным и преданным сынам нашей Родины с призывом: способствовать по мере сил и возможностей свержению большевистской власти и освобождению нашего Отечества от страшного ига коммунизма».

Мерзавец. Это единственное слово, которое приходит на ум при прочтении данных строк. Правда, царем он себя не назвал, скромненько обозначив статус собственной персоны – я с вашего позволения опять всю эту напыщенную титулатуру напишу с маленькой буквы, ибо, по моему личному убеждению, их носитель того и заслуживает: глава российского императорского дома.

В 1944-м Владимир перебрался в Германию, а когда спустя год Советская армия вколачивала последние гвозди в гроб тысячелетнего рейха, поспешил скрыться в Лихтенштейне. Глава справедливо опасался выдачи в СССР. Но даже в нейтральном княжестве этого господина не пожелали принять, пришлось ему перебираться в Испанию – к фашисту генералиссимусу Франсиско Франко, не представшему перед правосудием в Нюрнберге только по причине начала холодной войны, ибо он оказался нужен США и их сателлитам.

Это обстоятельство спасло и Владимира Кирилловича, прожившего долгую жизнь и умершего в 1992 году во время турне по США. Его останки были доставлены в Россию. Отпевание совершил лично покойный ныне патриарх Алексий II, нашедший немало теплых слов в адрес человека, поставившего свою подпись под упомянутым выше чудовищным обращением в первые дни войны. Подобное лично для меня как христианина сколь прискорбно, столь и тревожно в плане выражаемых частью православного и явно плохо знакомого с некоторыми страницами истории сообщества симпатий к очень сомнительным идеям и их носителям.

Новый двор «наследника» Георгия

А вот теперь о странных господах, почтивших своим присутствием свадьбу Георгия. Так, шафером жениха, державшим над его головой венец, был Константин Малофеев, возглавлявший телеканал «Царьград». Политолог Вероника Крашенинникова приводит слова этого человека, произнесенные им в 2017-м: «Мы должны восстановить империю, великое государство с великой миссией, в котором хорошо будет жить всем. Только империя во главе с монархом – царем, помазанником Божиим может быть действительным гарантом суверенитета России».

Как подобная сентенция соотносится с нынешним конституционным строем, я сказать не берусь. На мой взгляд, Малофеев – это своего рода Навальный. Только с другой стороны. Но убежден, что реализация идей – по сути маргинальных – того и другого приведут только к крушению российской государственности.

В прошлом главный редактор малофеевского «Царьграда», также приглашенный на свадьбу, – Александр Дугин. Личность несравненно более яркая и известная, нежели Малофеев. Александр Гельевич – тут ничего не скажешь – действительно неординарен, интересен, умен и харизматичен. Бесспорно, интеллектуал, прекрасно владеющий русским языком, полиглот, глава им же созданного Евразийского движения, поэт, автор и исполнитель собственных песен. Раньше частый участник различных ток-шоу на тему геополитики. Больше того, уже немолодому Дугину удалось снискать популярность у некоторой, путь и небольшой части молодых интеллектуалов, присоединившихся к его движению. Подобное удается, мягко говоря, далеко не каждому политику.

Так вот, восхождение этого человека началось с увлечения идеями Южинского кружка: подпольного и без всякого преувеличения шизоидного объединения во главе с писателем Юрием Мамлеевым, являвшимся автором отвратительнейшего бреда – романа «Шатуны», весьма высоко ценившегося в мире советского андеграунда.

Но в 1974 году Мамлеев убыл за рубеж и кружок возглавил дугинский кумир – Евгений Головин, создавший «Черный орден SS» и написавший гимн для него. Я не стану эту мерзость цитировать. Ибо мои близкие, как и ваши, уважаемые читатели, сражались и погибали на полях Великой Отечественной, уничтожая нацистскую нечисть. Как видим – уничтожили не всю.

Дугину было лет восемнадцать, когда он присоединился к Головину и быстро включился в работу, в частности стал переводить на русский язык труды почитаемого им итальянского фашиста Юлиуса Эволы. Впрочем, Александр Гельевич называет Эволу более корректно – традиционалистом. Однако от перемены слагаемых сумма не меняется.

В девяностые Дугин издавал журнал «Элементы» и один из его сотрудников взял в Мадриде интервью у Леона Дегреля – недобитого бельгийского эсэсовца, сбежавшего после Второй мировой во всю ту же франкистскую Испанию. Беседа состоялась незадолго до смерти Дегреля, до конца своих дней тот оставался убежденным фашистом и своего рода персонифицированным злом.

В том интервью нацист изрек, что после вторжения в СССР он быстро убедился: русские мужественны и должны на равных войти в состав рейха. Вот, наверное, интервьюер этим лестным для него словам порадовался-то. А еще бельгиец назвал Гитлера величайшим человеком истории, романтиком и идеалистом. Да и сам бесноватый фюрер как-то сказал, награждая Дегреля Железным крестом: «У меня нет сына. Но если бы он был, я бы хотел, чтобы он был таким же, как вы». Что тут добавить?

Сейчас Дугин респектабелен, несколько лет назад читал весьма интересные лекции в МГУ на тему геополитики. Не скрою, до недавнего времени я и сам был под обаянием его творчества, тем более что никаких сентенций с восхвалением там Эволы или Головина Дугин в университетских лекциях себе не позволял. И я все пытался найти в его позднейших работах критику Головина, Южинского кружка. Не нашел. И это на фоне позиционирования Дугиным себя как христианина-единоверца.

Присутствие этого человека на свадьбе в Исаакиевском лично для меня – своего рода манифест наступающего исподволь фашизма, только замаскированного под консерватизм и традиционализм. И мне бы не хотелось, чтобы Церковь, моя Церковь принимала в этой наступающей Вальпургиевой ночи участие.

Ибо идеи столь часто упоминаемой Дугиным консервативной революции в 1920-е были сформулированы в Веймарской республике и именно на их фундаменте, как справедливо подчеркивает Крашенинникова, строился Третий рейх. И вот данные идеи набирают популярность в России. С моей точки зрения, шагом к их реализации и стала свадьба в Исаакиевском соборе, несмотря на заявления о ее аполитичности со стороны некоторых участников торжества.

Но давайте под занавес несколько слов еще о парочке гостей на церемонии венчания. Зураб Чавчавадзе, чья жена – Елена Чавчавадзе является автором низкопробных, с точки зрения отражения исторической действительности, нескольких серий документального фильма, созданного совместно с псведоисториком Валерием Шамбаровым «Революция. Западня для России». Оба они авторы столь же низкопробной книги. Впрочем, что еще ждать от непрофессионалов?

Предки Зураба Михайловича, как и Георгия, также связаны с нацистами. Одну из родственниц, бывшую, по словам Крашенинниковой, секретаршей предателя Власова, Ирину в начале 2005-го Зураб Михайлович приглашал на перезахоронение генерал-лейтенанта Антона Деникина и философа Ивана Ильина.

Ну и, наконец, друг Георгия Романова, почтивший его свадьбу своим присутствием, Луи де Бурбон – президент фонда генерала Франко, то есть организации в честь фашиста и де-факто военного преступника, чьи солдаты принимали участие в блокаде Ленинграда. В этой связи его присутствие на венчании в городе-герое выглядит, с моей точки зрения, оскорбительно.

Ну и в завершение. Описанные здесь идеи, на мой взгляд, исподволь проникают в военно-патриотическое движение, встречают поддержку со стороны части сегодняшних курсантов – будущих офицеров. Собственно, те, кто напяливает на себя маску традиционалистов, уже сегодня пытаются завоевать сердца военных, о чем косвенно свидетельствует почетный караул на свадьбе. И я считаю: нам не стоит недооценивать опасность возрождения фашизма на российской земле, который может скрываться под маской монархизма и, подчеркну еще раз, традиционализма.

Игорь Ходаков,
кандидат исторических наук

Опубликовано в выпуске № 43 (906) за 9 ноября 2021 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Игорь Ходаков
Игорь Ходаков
16 ноября 2021
Спасибо
Аватар пользователя Игорь Ходаков
Игорь Ходаков
16 ноября 2021
Спасибо
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц