Версия для печати

Идеологическое противостояние возвращается

Выступление президента России на площадке дискуссионного клуба «Валдай» обозначило возможность глобальных изменений в России
Сивков Константин
Фото: yandex.ru

21 октября 2021 года состоялось XVIII заседание международного дискуссионного клуба «Валдай». Тема этого заседания звучала весьма тревожно «Глобальная встряска-XXI: человек, ценности, государство». Всего на этом заседании было организовано 15 сессий по разным частным проблемам, которые проводились как с личным присутствием участников, так и в онлайн-режиме. Ключевым моментом можно назвать речь и последующие ответы на вопросы президента России Владимира Путина. В этом выступлении была сформулирована точка зрения на перспективы развития мировой цивилизации.

Что ожидает мир

Путин констатировал: «Кризис, с которым мы имеем дело, – концептуальный, даже цивилизационный. По сути это кризис подходов, принципов, определяющих само существование человека на Земле».

Президент фактически заявляет о готовности жесткой борьбы за ту модель глобального мира, которая в наибольшей мере устраивает российскую элиту: «Убежден, что за подлинные ценности нужно побороться, отстаивая их всеми силами». Это все было произнесено в самом начале его речи, что свидетельствует о том, что этим положениям Путин придает особое значение.

Действительно, развивающийся кризис имеет цивилизационный масштаб, поскольку охватывает все сферы жизнедеятельности человечества и соответственно изменения в обществе, направленные на устранение этого кризиса, должны будут охватить все аспекты жизни людей. То есть речь идет о построении качественно нового мирового порядка по всем основным аспектам, отличающимся от настоящего. Анализ дисбалансов и противоречий, породивших этот кризис, показывает, что они носят антагонистический характер и без существенного ущемления интересов тех или иных крупнейших геополитических субъектов этот кризис разрешен не будет.

Опыт разрешения двух подобных кризисов в начале и в середине XX века показывает, что оно проходило через мировые войны.

Капитализм себя исчерпал

Президент фактически обратился к анализу тех основных противоречий и негативных тенденций, которые породили этот кризис. И здесь прежде всего обращает на себя внимание тот факт, что Путин признал – существующая модель капитализма себя изжила и не позволяет найти выход из сложившихся противоречий.

Фактически это констатация того факта, что в условиях существующей социально-политической и экономической системы преодолеть развивающийся кризис невозможно – «в ее рамках нет больше выхода из клубка все более запутанных противоречий». Это революционное заявление.

Президент России фактически противопоставил себя набирающему обороты в западном мире процессу модификации человека и его сознания в интересах создания системы глобального эффективного тотального контроля над обществом со стороны очень узкой группы лиц

Никогда ранее на таком высоком международном уровне президент России не делал таких заявлений. Путин признает проводимый «реформаторами» политический курс на протяжении многих лет, прошедших с момента распада СССР, несостоятельным. Тем самым определяет необходимость пересмотра самих основ социально-политического устройства России, логичным следствием которого должно стать изменение конституционной формулировки, утверждающей Россию страной с рыночной экономикой.

Это означает отказ от классического капиталистического рынка и замену его какой-то иной фундаментальной основой экономических отношений. Естественно было бы ожидать, что президент хотя бы в общих чертах скажет о возможном направлении изменения экономической основы России, однако этого не произошло.

Правда, это можно найти в статье советника министра обороны России Андрея Ильницкого «Время Больших Решений», где он предлагает переходить на экономику мобилизационного типа на основе централизованного планирования с элементами протекционизма. Статья Ильницкого и выступление президента взаимосвязаны.

У меня, правда, при этом возникает естественный вопрос: а ответят ли за содеянное те, кто проводил «шоковую терапию» в постсоветской России, организовывал и вел другие социальные эксперименты над нашей страной в 90-е и последующие годы? Хотелось бы надеяться, что в своих последующих выступлениях наш президент прояснит эту проблему.

Надо отметить, что переход страны на иную экономическую основу есть не что иное, как революция, поскольку будет означать серьезную перестройку социально-политических и экономических отношений с изменением, порой весьма основательным, социальных ролей и статуса различных слоев общества.

Такая революция может быть осуществлена сверху плавно по четкому плану без серьезных социальных потрясений, как это происходило при Петре I и Александре II, а может начаться и снизу, как это было в 1917-м. Сам факт признания нашим президентом несостоятельности нынешней модели капитализма означает, что изменение социально-экономического строя и политической системы в нашей стране назрело.

Президент в своем выступлении сказал и о проблемах климата. Он отметил, что в таких условиях геополитическое соперничество в острой, военной форме чревато поражением всех – побежденный будет низвергнут, а победителю будет «нечем дышать или нечем утолить жажду». Однако климатические проблемы, если верить официально принятым взглядам на международном уровне, порождены экономической деятельностью человечества и это создает противоречие между ростом производства-потребления и имеющимися ресурсами, необходимыми для развития, возможностями экосистемы Земли.

Это еще одно важное противоречие, формирующее переживаемый цивилизационный кризис. Его разрешение возможно только за счет сокращения потребления. Возникает вопрос: как и за счет кого? Желание решить экологические проблемы, связанные со свертыванием производства или переходом на возобновляемые источники энергии (которые опираются на высокие технологии и намного более ресурсоемки, чем традиционные), за счет других стран, а не своей, становится еще одним фактором нарастания глобальной конфликтности в мире.

В бой вступает пандемия

Отметив, что пандемия еще раз поставила в качестве ключевого императив безопасности, Путин указал на необходимость переосмысления того, как «организована наша жизнь, как устроено наше жилище, как развивается или должны развиваться города, каковы приоритеты хозяйственного развития целых государств».

В статье Ильницкого говорится, что это переход к рассредоточенному расселению в малых городах со снижением роли и значения крупных мегаполисов. В этом же русле лежит неоднократно высказываемая министром обороны Сергеем Шойгу идея о постройке в Сибири четырех-пяти новых городов.

Отметив, что во всех странах мира наблюдается рост имущественного расслоения, особенно усилившийся на фоне пандемии, Путин отмечает гипертрофированную, резкую, порой агрессивную реакцию общества, молодежи на меры по борьбе с коронавирусом и далее констатирует, что инфекция стала только поводом: причины социального раздражения, недовольства намного глубже. С этим нельзя не согласиться.

Можно только добавить, что общественный протест против этих мер, в частности против вакцинации в ряде стран, порожден недоверием народов своим элитам. В Китае, где имеется социальное согласие и население видит реальную заботу руководства страны, сопровождающуюся жесткими мерами в отношении недобросовестных чиновников и преступников вне зависимости от должностного и социального положения, несмотря самые жесткие меры и буквально обязательную всеобщую вакцинацию, ничего подобного не наблюдается.

Тогда как в странах Европы и США протесты на почве вакцинации и антипандемийных мер лишь нарастают, что можно связать только с одним: народы этих стран утратили доверие к своим элитам и это чрезвычайно опасный симптом.

Путин также высветил еще один ключевой источник глобального кризиса – противоречие между «бедными» развивающимися странами и «богатыми» промышленно развитыми, которое усиливается за счет объективно существующих в силу географических особенностей диспропорций в распределении промышленных мощностей и сырья. Реально разрешение этого противоречия возможно только по одному из двух вариантов: либо установлением более справедливых глобальных товарно-денежных отношений, либо достижением контроля промышленно развитых стран над основными планетарными сырьевыми ресурсами путем установления их господства (в какой-либо форме) над странами – поставщиками сырья с фактическим уничтожением их суверенитета.

Не обошел Путин и вопрос технологической революции, обратив внимание прежде всего на развитие IT-сферы. В частности, искусственного интеллекта и информационных сетей, а также технологий, связанных с биологией. Он отметил, что достижения в этих областях приведут к исключительно масштабным изменениям в жизни людей. Президент России фактически противопоставил себя набирающему обороты в западном мире процессу модификации человека и его сознания в интересах создания системы глобального эффективного тотального контроля над обществом со стороны очень узкой группы лиц.

Правда, надо заметить, что такие же процессы идут и в России, пусть и не столь быстро, но с началом пандемии они существенно ускорились. К сожалению, пока эффективного противодействия этим тенденциям со стороны высших органов власти не наблюдается.

Государство – единственный субъект мировой политики

Путин особо подчеркнул, что только суверенные государства способны эффективно отвечать на вызовы времени и запросы граждан. В контексте этого Владимир Владимирович фактически отверг концепцию единых ценностей и «принципов общественно-политического устройства», универсальных для всех народов. Он заявил, что только опора на традиционные для каждого народа ценности позволит решить внутренние проблемы каждого отдельного государства и найти выход из глобального кризиса в целом. В качестве негативного примера он привел события в США и Европе, переживающих серьезные социально-культурные потрясения, связанные с принудительным отказом от традиционных духовных ценностей. Путин открыто объявил себя умеренным консерватором и тем самым противопоставил себя и связанную с ним идейно часть российской элиты глобалистам.

Если подвести итог выступлению президента на этом форуме, то можно констатировать, что он представил в компактном виде достаточно четкую картину того, каким желает видеть будущий мировой порядок российская элита. Россия заинтересована в многополюсном геополитическом мире, когда каждая из цивилизаций представлена достаточно самостоятельным и могущественным центром геополитической силы.

Россия заинтересована в установлении ненасильственного мира, когда применение военной и иной силы допускается только для защиты прав народов, в случаях, закрепленных в международно-правовых документах. Президент предъявил миру альтернативу тому проекту Нового Мирового Порядка, который от имени глобальных сил представил Клаус Шваб в своей книге «4-я технологическая революция» и в соответствующем докладе на Давосском экономическом форуме 2021 года. Это есть не что иное, как начало открытого идеологического противостояния, суть которого состоит в противопоставлении на глобальном уровне двух моделей мирового порядка. На социально-политическом уровне – это противопоставление традиционных духовных ценностей идеям либерально-фундаменталистского толка и соответствующих моделей устройства общества.

После такой четко заявленной идеологической позиции следует ожидать усиления давления на Россию со стороны Запада и глобальных структур, роста у наших границ военной напряженности. Пришло время предложить народу России идеологическую систему как духовную основу жизнедеятельности страны и каждого отдельного человека, что в условиях нарастающего противостояния России с Западом и его союзниками имеет исключительно важное значение. Но при этом надо помнить, что краеугольным камнем любой идеологии является понятие справедливости. Именно принятие или непринятие этого понятия, заложенное в идеологической системе, определяет, будет она воспринята народом и станет консолидирующей движущей силой или нет.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике

Опубликовано в выпуске № 43 (906) за 9 ноября 2021 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц