Версия для печати

Без эйфории, но с оптимизмом

Пулин Геннадий
Отношения России и Североатлантического альянса, похоже, выходят на новый уровень, и это шаг вперед, а не назад. Верных признаков тому много. Наблюдатели, в частности, обратили внимание, что новый генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен начал карьеру в нынешней должности с самостоятельного выступления, посвященного едва ли не всецело одной конкретной стране.
Отношения России и Североатлантического альянса, похоже, выходят на новый уровень, и это шаг вперед, а не назад. Верных признаков тому много. Наблюдатели, в частности, обратили внимание, что новый генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен начал карьеру в нынешней должности с самостоятельного выступления, посвященного едва ли не всецело одной конкретной стране.
{{direct}}

Акцент в ходе этого выступления, как известно, был сделан на российско-натовских отношениях. И тут нужно анализировать не только содержание, но и сам факт этого выступления, и то, как оно было обставлено. «Оно тоже имеет свой, далеко не тайный смысл», – считает постоянный представитель РФ при НАТО Дмитрий Рогозин.

На минувшей неделе перед отъездом на посольское заседание Совета Россия – НАТО он встретился с журналистами и рассказал о своем видении перспектив взаимоотношений РФ с альянсом.

В частности, говоря о том, возможно ли возобновление сотрудничества России и НАТО в сфере ПРО театра военных действий, Рогозин отметил, что решение Москвы будет во многом зависеть от желания европейских союзников НАТО строить такую систему вместе с Россией. Постпред РФ напомнил, что ранее между Россией и НАТО существовал проект, предусматривающий сотрудничество в сфере тактической ПРО.

Кроме того, в начале прошлого года в Германии прошли совместные компьютерные учения специалистов РФ и НАТО в сфере тактической ПРО. «И эти учения показали, что российские системы и аналогичные системы западных стран сопрягаются, более того, дают кумулятивный, мультиплицирующий эффект, укрепляющий надежность защиты наших воинских контингентов», – отметил Рогозин.

В Москве, подчеркнул он, выступают против того, чтобы европейская система ПРО становилась частью ПРО США, и в зависимости от этого будут решать вопрос о целесообразности сотрудничества с НАТО в сфере ПРО. При этом Россия хочет получить гарантии того, что новая система ПРО США не будет направлена против российского ракетно-ядерного потенциала. «Если эта система приобретает мобильный характер, то где гарантии, что эта мобильная штука – лодка, катамаран, крейсер или линкор с установленной системой ПРО, с ракетными перехватчиками – что эта система не приплывет к нам, в наши северные моря?» – спрашивает Рогозин.

«Если наши коллеги из Вашингтона говорят, что они модернизируют свою систему исключительно для поражения целей малой и средней дальности, то нам нужны гарантии, что действительно параметры поражения этих противоракет будут ограничены ракетами малой и средней дальности. И что они не будут покушаться на те траектории, которыми обладают серьезные тяжелые баллистические ракеты наземного или морского базирования», – сказал Рогозин.

Фото: ИТАР-ТАСС

«Много вопросов. Какие это гарантии? Будут ли они юридически обязывающими или это просто некие гарантии высокого политического уровня? Или вместо гарантий потребуются какие-то иные решения с нашей стороны? Это вопрос высшего политического руководства России. Это решение будет принято, когда будет подготовлена детальная экспертиза новых планов США в сфере ПРО нашими военными учеными», – подчеркнул Рогозин.

По его словам, новая система ПРО США будет в основном морского базирования со стационарными элементами на Кавказе, может быть, в Турции. Рогозин недвусмысленно дает понять, что реакция России на решение США в сфере ПРО не является эйфорией и позиция Москвы будет окончательно сформирована после получения дополнительной информации из Вашингтона на этот счет.

По его словам, пока что все происходит очень спокойно, сухо и профессионально. Он добавил, что не увидел никакой эйфории в заявлении российского политического руководства после объявленного намерения США отказаться от создания третьего позиционного района в Восточной Европе.

Что до ответа Москвы на решения США по ПРО, то он последует в скором времени, убежден Рогозин. И это, полагает он, будут скорее всего политико-дипломатические решения. «Не нужно друг друга стращать, пугать. С Европой надо, наоборот, вести разговор на очень низких, спокойных тонах. Мне кажется, что здесь выбор правильного тона, выбор риторики и самое главное – выбор смысла должен быть сопряжен с наличием реальной угрозы», – подчеркнул российский постпред.

«Европа утопает в своей спокойной, счастливой жизни. Никто не собирается там воевать. Это все игры натовских патриотов. Моя задача – их сдерживать», – говорит Рогозин. По его оценке, в целом блок НАТО заинтересован в развитии отношений с Москвой.

«Дело в том, что миссии и операции НАТО проводятся в той зоне, которая соприкасается с зоной ответственности Российской Федерации. Когда нам говорят, что без России, а тем более против ее интересов не может решиться ни один вопрос в интересах Запада, – это факт. И мы заинтересованы не иметь такого количества раздражителей в наших отношениях в вопросах военной политики с Западом. Изъять эти раздражители из зоны сотрудничества – одна из задач, которую ставят перед собой российские гражданские и военные дипломаты», – заявил Рогозин.

При этом он констатирует, что в НАТО есть противники политики сближения с Москвой. «Им нравится сохранять алармизм в речах, это их модус вивенди, их работа. Нам вместе надо локализовать эту группу граждан политическими методами», – сказал Рогозин. Тем не менее одним из раздражителей, который может негативно сказаться на взаимоотношениях Москвы и Североатлантического альянса, эксперты называют расширение НАТО на Восток и, в частности, возможное вступление в блок Грузии и Украины. Рогозин исключает такую возможность для Киева и Тбилиси. «Перспективы вступления Грузии и Украины в НАТО равны шансу падения на Землю какой-нибудь кометы», – считает он.

Отвечая на вопрос о перспективах вступления в НАТО России, Рогозин сказал, что великие державы в коалициях не участвуют. Великие державы коалиции создают.

Комментируя перспективы расширения альянса, он отметил, что «даже если посмотреть на этот процесс с натовской шкурной, эгоистической точки зрения, то дальнейшее расширение НАТО на Восток невыгодно самому НАТО». Дело в том, что в последние несколько лет Североатлантический альянс расширялся за счет государств, скажем так, интеллигентов – мягких и молодых демократов, то есть во многом нестабильных режимов. Это сопровождалось всевозможными внутренними проблемами, а также проблемами между этими странами. Все они привносили свои внутренние дрязги в НАТО. То есть коэффициент конфликтности в НАТО в результате расширения на Восток резко увеличился, сказал Рогозин. «Плата за участие в НАТО этих государств ничтожна, – продолжил он. – А проблемы, которые они принесли, большие. Поэтому при сохранении прежнего военного потенциала, который не увеличился за счет расширения, НАТО приобрело дополнительную зону ответственности, причем связанную с турбуленцией, с постоянными проблемами, взаимными обвинениями и так далее».

Еще один очевидный раздражитель, который может, что называется, попортить крови сторонам, – Иран с его ядерной программой. Дмитрий Рогозин высказывается против принятия мер военного характера в отношении Ирана в ответ на ядерную и ракетную программы этого государства. «Безусловно, Российская Федерация – один из самых яростных поборников режима нераспространения как ракетных технологий, так и технологий оружия массового уничтожения. И все, что можно будет сделать, прежде всего в политическом плане, с руководством Ирана, в политическом плане с нашими западными коллегами, с тем, чтобы не появлялись страны, даже теоретически способные угрожать нам и миру, мы это будем делать», – заявил Рогозин.

«Но еще раз хочу подчеркнуть, – сказал он, – в данном вопросе Россия не будет ставить телегу впереди лошади. Для нас огромное значение имеет ресурс политического влияния на руководство Ирана или любой другой страны. Мы предпочитаем переговоры, считаем, что они намного более надежны, чем гонка вооружений». Постпред заявил, что всегда гонка наступательных вооружений порождает гонку оборонительных вооружений, которые ничем не лучше наступательных.

Так или иначе постпред надеется, что при работе с его «подопечными» удастся укрепить контакты в стратегических вопросах безопасности и вывести их на новый уровень. Важную роль здесь, судя по всему, будет играть намеченный на декабрь текущего года визит в Россию нового генсека НАТО. Скорее всего речь идет о сроке после проведения министерской встречи Совета Россия – НАТО, которая состоится в первых числах декабря.

«Есть смысл надеяться на то, что переговоры в Москве будут иметь серьезный политический шлейф, серьезные политические последствия для наших отношений с альянсом», – сказал Рогозин.

Опубликовано в выпуске № 39 (305) за 7 октября 2009 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц