Версия для печати

Трагедия КВ-2 летом 41-го года

Из 18 тяжелых танков 27 июня в строю остался только один
Кустов Максим

КВ-2 — советский тяжелый штурмовой танк летом 1941 года, безусловно, был самым мощным танком в мире. Установленная на нем 152-мм танковая гаубица обр. 1938/40 гг.(М-10Т) в то время казалась чем-то невероятным.

Однако, в отличие от своего собрата КВ-1 и Т-34, КВ-2 не суждено было сыграть заметной роли в боях сорок первого года…


Пожалуй, лучше всего позволяют понять, почему так получилось, мемуары Героя Советского Союза Константина Алексеевича Малыгина. В июне 1941 года он был начальником штаба 41-й танковой дивизии, входившей в состав 22-го механизированного корпуса.


«Знакомство» с КВ-2 состоялось за 5 дней до начала войны: «Вечером 17 июня на станцию Владимир-Волынск прибыл эшелон с танками КВ-2 для батальона тяжелых танков. Машин было 18 — для трех рот по пяти в каждой и три — для взвода командования. Танки эти были засекречены, разгружать и перегонять их в дивизию разрешалось только ночью, укрытыми брезентом. Ночь на 18 июня была для жителей центральной улицы города беспокойной. По ней проходили для того времени чудо-машины, мощно ревели моторы, под гусеницами содрогалась земля, в окнах домов дребезжали стекла... Мы направили машины в лес. В дивизии КВ-2 никто еще не видел, кроме тех механиков-водителей, которые были командированы на завод для их приема и сопровождения».


Сначала изучал новую машину командный состав: «Полковник П. П. Павлов поручил своему заместителю по технической части подполковнику Д. А. Васильеву ознакомить командование соединения с тактико-техническими данными КВ-2. Утром 20 июня мы во главе с П. П. Павловым подошли к новым машинам. Возле них стоял подполковник Д. А. Васильев. Перед нами возвышался стальной гигант. Танк Т-26 по сравнению с ним казался игрушечным. Экипажу Т-26, чтобы совершить посадку через люк башни, достаточно было стать на гусеницу, а у КВ-2 для этой цели была приварена к броне лестница. Мы обошли эту громадину, осмотрели и, признаться, были поражены ее величием. Конечно же это был самый мощный танк в мире.


— Приступайте, товарищ Васильев! — приказал Павлов.


Дмитрий Александрович, держа в правой руке длинную указку, а в левой — «Руководство по танку КВ-2», начал:


— Боевой вес танка около 50 тонн, толщина лобовой брони — около 100 миллиметров, маски — около 200 миллиметров. На прицеле две шкалы. Одна — для бронебойного, другая — для бетонобойного снарядов. Танк предназначен для разрушения железобетонных огневых точек укрепленных районов. Эвакуировать его могут только тракторы типа «Ворошиловец», каких, кстати, — Васильев повернулся к комдиву, — у нас в дивизии пока нет, товарищ полковник. Если эта махина застрянет в болоте, то вытащить ее можно будет только одним или двумя такими же танками. Предупреждаю, что наши ремонтники пока этот танк не знают. Экипажи подобраны с Т-26, и завтра батальон начнет освоение новой техники. Кстати, я расскажу вам одну танковую историю... Дмитрий Александрович, человек спокойный, с добрым, улыбчивым лицом, любил рассказывать всякие бывальщины из своего бурного и беспокойного «технарского» прошлого, причем говорил длинно, невнятно, в деталях топил главное, и не у каждого хватало терпения выслушать его до конца. Но когда его перебивали, он не сердился.


Вот и на этот раз полковник Н. А. Уколов сурово заметил:


— Нет, Дмитрий Александрович, истории свои оставьте для другого случая, а сейчас — о деле...


Понемногу выяснялось, что у КВ-2, хотя он и был грозной боевой машиной, имелись существенные недостатки: тяжел, маломаневрен, не способен истреблять танки, поскольку имел 152-миллиметровое орудие с навесной, а не с настильной траекторией, которая бы не превышала высоту танка противника хотя бы на дистанции 500–700 метров. Позже на смену КВ-2 пришли танки КВ-1 с 76-миллиметровой пушкой и тремя пулеметами, удобные, надежные боевые машины, каких не было у гитлеровцев. Но это позже... Осматривая танк, каждый высказывал свои замечания, но общее мнение было расплывчатым: танк, конечно, мощный, но... Этих «но» мы насчитали немало. Тем не менее новую технику надо было осваивать, что мы и не замедлили начать».


Но времени на освоение КВ-2 уже почти не оставалось… Количество КВ-2 в дивизии стало сокращаться уже 22 июня: «Я вел колонну в район сбора. Авиация врага ходила над нами и частями, готовившимися к контратаке, поливая их свинцом и засыпая бомбами. Одна бомба попала в танк КВ-2. Он загорелся. Второй застрял в болоте. Когда фашисты стали окружать его, экипаж взорвал машину».


При этом КВ-2 не могли использовать свои грозные орудия – не было снарядов. Правда, и без них одному экипажу удалось одержать первую победу: «На шоссе Ковель — Луцк появились немецкие мотоциклисты. Экипаж тяжелого танка КВ-2 под командованием лейтенанта П. Н. Синегуба уничтожил больше десятка мотоциклов, остальные обратились в бегство».


27 июня, после неудачного контрнаступления дивизии пришлось отходить: «Для прикрытия мы оставили на первом рубеже танки КВ-2, получившие снаряды, а на втором — роту огнеметных танков капитана Чернявского…Противник, заметив наш отход, начал преследовать нас танками и пехотой, но нарвался сначала на КВ-2, а затем на огнеметную роту. Воины этого подразделения действовали умело и мужественно. И хотя все они полегли в бою вместе со своим командиром, но дали нам возможность отойти в лес, занять оборону. Своим самопожертвованием огнеметчики спасли сотни жизней. Я подошел к единственному из восемнадцати оставшемуся на ходу тяжелому танку, которым командовал двадцатитрехлетний лейтенант Петр Синегуб. Машина напоминала израненного зверя. Броня башни исцарапана, в маске гаубицы торчали застрявшие бронебойные снаряды, мотор едва тянул. Осмотрев машину, Синегуб со слезами на глазах любовно похлопал ее по броне — спасла, мол, родимая! Я понял состояние лейтенанта и не стал ему мешать». Умелым и везучим танкистом был лейтенант Петр Синегуб…


Но уже 27 июня в дивизии из 18 прибывших 17 июня КВ-2 оставался в строю только один танк, которому очень сильно досталось… Можно себе представить, как танкисты с легких танков Т-26 на ходу разбирались, что к чему на гигантском и совершенно незнакомом им КВ-2, как ждали, когда же им, наконец, снаряды подвезут.


А проблема со снарядами для КВ-2 возникла не только в 41-й танковой дивизии. Маршал Георгий Константинович Жуков вспоминал о том, как доложил ему командующий 5-й армией генерал Михаил Иванович Потапов: «Танков КВ больших имеется 30 штук. Все они без снарядов к 152-миллиметровым орудиям». То есть речь шла именно о КВ-2.


Жуков ему ответил: «152-миллиметровые орудия КВ стреляют снарядами 09–30 гг., поэтому прикажите выдать немедля бетонобойные снаряды 09–30 гг. и пустить их в ход. Будете лупить танки противника вовсю».


Начальник Генерального штаба РККА решал вопрос о снарядах для КВ-2, настолько остра была проблема… Этим грозным машинам не суждено было прорывать вражеские укрепрайоны, для чего их и создавали. Погибали они в отступлении под ударами немецкой авиации, выходили из строя из-за необученности экипажей. Зачастую танкистам приходилось самим уничтожать свои машины из-за отсутствия горючего или технических неисправностей, иначе бы они немцам достались. Дефицит снарядов тоже сказался на участи КВ-2.


А ведь сложись начало войны по-другому, КВ-2 могли бы войти в историю как мощнейшее средство взлома немецкой обороны, против которого ей очень непросто было бы устоять…


Максим Кустов

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц