Версия для печати

«Невежественное использование саперов» в 41-м году

Схемы минирования до войск не доводятся, что приводит к немалочисленным жертвам
Кустов Максим

28 ноября 1941 года Народный комиссар обороны Иосиф Сталин и начальник Генерального штаба РККА Борис Шапошников подписали приказ Ставки Верховного Главнокомандования «Об улучшении боевого использования инженерных войск и средств».

В приказе совершенно недвусмысленно было определено: «Опыт войны показал, что инженерная служба в действующей армии поставлена неудовлетворительно. Общевойсковые командиры, за немногими исключениями, недооценивают инженерную службу, сами знают ее плохо и не учат подчиненных инженерному делу. В результате, в значительной части полков и дивизий не знают элементарных правил и приемов самоокапывания и инженерного оборудования позиций, не умеют правильно отрыть окоп или выполнить работу по устройству заграждений, при занятии рубежа не создают оборудованных в инженерном отношении позиций и не организуют заграждений местности как в предполье, так и в глубине своих позиций. Помощь и руководство в этом деле со стороны инженерных начальников не организуется должным образом».


Надо отметить, что в приказе нет «приукрашивания» ситуации, состояние дел обрисовано было предельно откровенно. Недостатки в организации инженерной службы даже были признаны фактором, влияющим на ход боевых операций:


«За время войны в армию поступило большое количество различного вида минно-подрывного имущества, при правильном использовании которого ход боевых операций мог бы протекать более успешно, особенно при обороне или вынужденном отходе. Одно из наиболее действенных инженерных мероприятий — инженерные заграждения применяются явно неудовлетворительно как в тактическом, так и в техническом отношениях. О заграждениях вспоминают в последнюю минуту, нет заблаговременной подготовки полос на большую глубину. Такое простое средство, как завалы и засеки, применявшиеся в русской армии в течение ряда столетий, теперь в загоне. Противотанковые и противопехотные мины, мины замедленного действия всех систем, управляемые фугасы, «сюрпризы» применяются во многих случаях» без учета оперативно-тактических задач, без тесного взаимодействия с проводимой войсками операцией».


Знакомство с текстом приказа помогает понять, почему зачастую немцам удавалось достаточно легко преодолевать заблаговременно созданные и оборудованные линии обороны: «Минные поля охраняются недостаточно, установка их проходит с грубейшими нарушениями правил минирования. Схемы минирования до войск не доводятся, оставаясь в штабных канцеляриях, что приводит к немалочисленным жертвам наших командиров и красноармейцев. ГВИУ КА (Главное военно-инженерное управление Красной Армии – М. К.) не добилось внедрения в армии новых образцов мин замедленного действия и не организовало достаточно снабжения армии этими средствами, хотя эффективность их огромная. Начальники инженерных управлений фронтов и армий работают без достаточной инициативы, не участвуют, как инженерные начальники, в разработке плана операций, а штабы фронтов не привлекают их для этой цели и не ставят им конкретных задач. Вместо боевого взаимодействия инженерных войск с другими родами войск налицо неправильное отношение к использованию саперных частей и средств инженерной техники. Саперов часто используют на второстепенных работах, как простую рабочую силу, в ущерб мероприятиям по обеспечению боя».


Для «ликвидации невежественного использования саперов и внедрения военно-инженерной культуры в армии» было приказано: «Не допускать разбазаривания саперов, использования их для пополнения других родов войск или просто в качестве пехоты. Не допускать распыленного использования армейских и фронтовых саперных частей, держать их в кулаке, оперативно сосредотачивая боевые средства саперов на важнейших направлениях по ходу боевых операций. Военным советам фронтов и армий всегда иметь резерв саперов».


Начальнику инженерных войск Красной Армии генерал-майору инженерных войск Котляру приказано было создать в 20-дневный срок 90 подготовленных саперных батальонов, как резерв Главного командования Красной Армии. Батальоны надлежало выделить из состава саперных бригад, обеспечить их положенным имуществом, освободить от работы на рубеже и организовать с ними форсированную боевую подготовку, в первую очередь по подрывному делу и устройству заграждений.


Необходимо было приступить к широкому использованию мин замедленного действия (МЗД), применяя их по заранее разработанному плану на наиболее чувствительных для противника объектах. Практиковать закладку МЗД, противотанковых, противопехотных и неизвлекаемых мин («сюрпризов») следовало «в тылу противника или при отходе наших войск, организовать в саперных батальонах группы разведчиков-подрывников».


Любопытно, что в этом приказе задачи саперов были сформулированы для периода обороны или даже отступления наших войск. А ведь, что называется, «не за горами» был переход Красной Армии в наступление под Москвой с последующим расширением масштабов наступательной операции.


В наступлении саперам прежде всего предстояло бороться с поставленными противником минами, преодолевать созданные им заграждения. Опыта такого рода советским саперам в 41-м году приобрести еще почти не довелось. Однако о подготовке саперов к решению наступательных задач в приказе нет ни слова. А ведь приказ подписан был 28 ноября, а в контрнаступление под Москвой Красная Армия перешла 5 декабря.
Чем это можно объяснить? Сталин и Шапошников 28 ноября еще не были уверены в том, что наступление состоится? Или руководствовались соображениями секретности, предпочли о грядущем наступлении не упоминать?


Максим Кустов

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц