Версия для печати

«Шкода» – опытный завод ГАУ

Фирма Германа Геринга оснащала пушками и СССР, и Германию
Широкорад Александр
48-линейная полевая гаубица образца 1910 года. Фото: napoleonic.ru

Фирма «Шкода» с 1890 года производила оружие для Австро-Венгерской империи, а в начале ХХ века вышла на мировой рынок и стала орудийным гигантом, подобно Круппу, Виккерсу, Шнейдеру и Обуховскому заводу. С 1906 года пушки «Шкоды» регулярно испытывались на главном артиллерийском полигоне Ржевка под Петербургом. «Шкода» вместе с Круппом участвовала во всех конкурсах, организованных Военным ведомством России.

Гаубица Кшесинской

Увы, среди более чем 20 орудий «Шкоды» и Круппа, участвовавших в сравнительных испытаниях, в России была принята на вооружение лишь одна 122-мм гаубица Круппа. Во всех остальных конкурсах побеждали артсистемы Шнейдера, которые в большинстве своем были хуже и крупповских, и шкодовских орудий.

Лишь в 1908 году фирма Шнейдера опоздала с подачей на конкурс 122-мм гаубицы, и на вооружение поступила 122-мм гаубица Круппа под названием «48-линейная полевая гаубица образца 1909 года». По сему поводу балерина Матильда Кшесинская устроила истерику. Ведь она получала за каждую систему Шнейдера огромный откат. На деньги Шнейдера и Путилова были построены огромный дворец на Кронверкской набережной, куплена трехэтажная дача в Стрельне, где Кшесинская построила первую электростанцию и хвалилась, что опередила в этом великокняжеские дворцы. И наконец, балерина построила два дворца на Лазурном Берегу.

Ее любовник – генерал-инспектор артиллерии великий князь Сергей Михайлович потребовал провести новый конкурс, на котором, естественно, победила гаубица Шнейдера. Ее приняли на вооружение под названием «48-линейная полевая гаубица образца 1910 года». В артиллерии же ее, не стесняясь, господа офицеры именовали гаубицей системы Кшесинской. Так на вооружение русской армии и в серийное производство поступили две 122-мм гаубицы принципиально различной конструкции.

Горные орудия князя Сергея

В 1908 году на Ржевку прибыла 75-мм горная пушка «Шкода». Она прошла сравнительные испытания вместе с двумя горными пушками: 75-мм Шнейдера и 76-мм Обуховского завода (глубокая модернизация пушки образца 1904 года). В ходе испытаний выяснилось, что угол возвышения орудия и начальная скорость снаряда у системы «Шкоды» больше, чем у Шнейдера, и боевой вес меньше.

На вооружение поступила 122-мм гаубица Круппа под названием «48-линейная полевая гаубица образца 1909 года». По сему поводу балерина Матильда Кшесинская устроила истерику. Ведь она получала за каждую систему Шнейдера огромный откат

А главное – у Шнейдера ствол разборный: сколько мук и времени расчету на сборку ствола! А у «Шкоды» – моноблок. Накатник у Шнейдера гидропневматический, что неудобно в горах, а у «Шкоды» – пружинный. Догадайтесь с трех раз, кто выиграл конкурс? Правильно – Матильде в тот момент крайне нужны были деньги.

Маленький нюанс. Фирмы «Шкода» и Круппа предоставляли опытные образцы орудий. И им было безразлично, на каких русских заводах будут серийно производиться эти артсистемы. А вот фирма Шнейдера требовала в обязательном порядке, чтобы ее системы производились только на Путиловском заводе.

Путиловский завод с 1870 по 1915 год был единственным в России частным артиллерийским заводом. Петербургский артиллерийский завод принадлежал Военному ведомству, Обуховский – Морскому, а Мотовилихинский (Пермский) – Горному ведомству.

Нетрудно догадаться, что откаты Матильде и Сергею платила не только фирма Шнейдера, но и правление Путиловского завода. К 1914 году Путиловский завод нахватал артиллерийских заказов Военного ведомства больше, чем все остальные заводы, вместе взятые. Естественно, завод с началом войны не справился с ними и в 1915 году был национализирован.

В середине 30-х годов Наркомат обороны потребовал ввести в состав горной артиллерии новую 76-мм пушку, причем обязательно с пружинным накатником, а также 107-мм горную гаубицу. Эти требования приняли силу закона с утверждением «Системы артиллерийского вооружения 1938 года».

Меняем бомбардировщик на гаубицу

В развитие Постановления Совета труда и обороны от 8 января 1936 года по договоренности с фирмой «Шкода» были проведены полевые и войсковые испытания опытного образца 75-мм горной пушки С-5 со стволом, изготовленным под калибр 76,2 миллиметра. Причем полигонные испытания были проведены в Чехословакии и на НИАПе, а войсковые испытания – в 1936 году в Закавказье.

В СССР С-5 именовалась горной пушкой особой доставки или Г-36 (горная 1936 года). По мнению ГАУ, С-5 оказалась «лучшим типом из известных пушек».

Фирма «Шкода» поставила условие – покупка 100 батарей горных пушек и 400 тысяч выстрелов к ним за 22 миллиона долларов. Цена одной батареи из четырех пушек – 87 500 долларов. Кроме того, фирма бесплатно предоставляет чертежи и право изготовления пушек, снарядов и всех элементов выстрела.

Начальник вооружения и технического снабжения РККА Халепский заявил, что покупка С-5 даст возможность выиграть по крайней мере год-полтора в сроках развертывания производства горных пушек в СССР.

«Шкода» – опытный завод ГАУ
75-мм горная пушка «Шкода». Фото: google.com

Но валюту было жаль. И после долгих переговоров в начале 1937 года было подписано соглашение о том, что фирма «Шкода» передает СССР документацию на изготовление С-5 в обмен на лицензию и техническую помощь в производстве в Чехословакии советского бомбардировщика СБ-2. В том же году был произведен обмен документацией.

Казалось бы, в связи с приближением войны нужно было запустить в массовое производство С-5. Однако амбициозный главный конструктор завода № 7 Л. И. Горлицкий решил провести ее модернизацию. На заводе № 7 изготовили модернизированную пушку С-5 под заводским индексом 7-1, но она оказалась куда хуже оригинала. Горлицкий вновь занялся изысканиями, и завод изготовил новую модель – 7-2. Увы, и она не выдержала испытаний.

Вопреки правилам и здравому смыслу провалившую полигонные испытания 7-2 отправили на войсковые испытания в Закавказье, где она их тоже не выдержала. Новые переделки и новые неудачи. В итоге система 7-2 была официально принята на вооружение постановлением от 5 мая 1939 года под наименованием «76-мм горная пушка образца 1938 года». Где-то в 1941 году изменился и заводской индекс пушки – 7-2 стала Е-2.

В итоге инициатива Горлицкого вылилась в трехлетнюю задержку запуска пушки в производство, а сам конструктор оказался в тюрьме. Правда, через год его отпустили.

В 1938 году в СССР была доставлена 105-мм горная гаубица фирмы «Шкода». И опять же все повторилось, как с С-5. Горлицкий долго модернизировал пушку и лишь осенью 1939 года представил опытный образец 107-мм гаубицы 7-6 на заводские испытания. Образец испытания не выдержал, направлен на доработку. Войсковые испытания назначили на лето 1941 года, но с началом войны работы по горной гаубице были прекращены.

В ходе войны «Шкода» исправно поставляла 10,5-см горные гаубицы в войска СС. В СССР работы над горной гаубицей возобновились лишь в 1953 году. В СКБ-172 (Мотовилиха) создали проект 100-мм горной гаубицы М-39.

К декабрю 1955-го на заводе № 172 производилась доделка двух первых опытных образцов гаубицы М-39. Однако 29 ноября 1955 года ГАУ отправило на завод указание о полном прекращении работ по теме. Очевидно, что это было связано не с какими-то недостатками гаубицы, а с общим прекращением работ в области артиллерии по указанию Никиты Хрущева.

Артиллерия особой мощности 1930–1945 годов

В финскую и Великую Отечественную войну советская артиллерия не имела орудий особой мощности, если не считать стационарных 305-мм гаубиц образца 1915 года, перевозившихся только по железной дороге, а также небольшого числа 280-мм мортир Бр-5, бедствием которых была неудачная конструкция гусеничного хода. Новый колесный ход, сделавший систему мобильной, был создан лишь в 1955 году.

В финскую войну воевало четыре Бр-5, а в Великую Отечественную в составе АРГК числилось 48 мортир Бр-5.

Между тем еще в ноябре 1915 года генерал-лейтенант Р. А. Дурляхов спроектировал мобильную 406-мм гаубицу. 25 февраля 1916 года Обуховскому заводу дан заказ на четыре ствола, а Брянскому заводу – на четыре сборных лафета. К началу 1920 года стволы 406-мм гаубиц находились на Обуховском заводе. Готовность стволов: двух – 75 процентов, одного – 50 и последнего – 25.

Я лично проследил переписку до 13 ноября 1928 года. Гаубицу никто не ругал, зато шла пустая бюрократическая перебранка. Уже в те годы великий теоретик Михаил Тухачевский потребовал, чтобы все системы большой и особой мощности делались только на «самоходах». С 1931 по 1939 год шла разработка самохода СУ-7 под дуплекс Б-23 (203-мм пушка и 305-мм гаубица). В 1939 году на завод-изготовитель наведались сотрудники НКВД и обнаружили СУ-7 в сарае в виде деревянного макета. Ни самохода, ни орудий в железе не было. Позже Никита Сергеевич посмертно реабилитировал конструкторов СУ-7.

В такой ситуации ничего не оставалось делать, как обратиться к фирме «Шкода». Летом 1937 года комиссия в составе видных советских артиллеристов посетила завод «Шкода» в Чехословакии. Там ей были представлены проекты и серийные образцы 210-мм пушки и 305-мм гаубицы, заказанные Турцией. Ствол пушки был лейнированный, а гаубицы – скрепленный. Затворы у обеих систем клиновые горизонтальные, заряжание раздельно-гильзовое. Не удержусь от авторской реплики, на отчете комиссии какой-то «умник» из Артуправления подчеркнул «раздельно-гильзовое» и размашисто написал: «Это минус – нужно картузное». В конце 30-х годов «картузники» начали великий поход против раздельно-гильзового заряжания.

«Шкода» – опытный завод ГАУ
122-мм гаубица Круппа. Фото: livejournal.com

В итоге советская сторона предложила фирме «Шкода» ряд изменений. По результатам переговоров фирма доработала проект. Стволы пушки и гаубицы получили свободные лейнеры. Клиновые затворы поменяли на поршневые, заряжание стало картузным.

Согласно договору Д/7782 от 6 апреля 1938 года, заключенному Наркомвнешторгом с фирмой «Шкода», последняя обязалась изготовить для СССР по одному опытному образцу 210-мм пушки и 305-мм гаубицы с комплектом боеприпасов и принадлежностью. Срок сдачи опытных образцов был установлен 1 декабря 1939 года. Кроме опытных образцов, должны были быть переданы комплекты рабочих чертежей и другая документация на изготовление этих артсистем. Общая стоимость заказа составила 2 375 000 долларов.

На поставки опытных образцов орудий и технической документации не повлиял захват Чехословакии немцами. В августе 1939 года фирма «Шкода» вошла в состав концерна «Герман Геринг Верке» и продолжала исправно выполнять все пункты договора с СССР.

Фирма «Шкода» предъявила на заводские испытания качающиеся части 210-мм пушки и 305-мм гаубицы в октябре 1939 года вместо июня по плану. Испытания проводились в Словакии в присутствии советской приемной комиссии под председательством И. И. Иванова. Заводские испытания 210-мм пушки были закончены 20 ноября 1939-го, а 305-мм гаубицы – 22 декабря 1939 года.

Приемные испытания (сдачу СССР) обеих систем фирма «Шкода» провела с 22 апреля по 10 мая 1940 года на полигоне в Гылбоке (Глубокое) на территории, оккупированной немцами. На основании условий договора пушка и гаубица в комплектном виде вместе с боеприпасами были приняты комиссией и отправлены в СССР для дальнейших испытаний.

В ноябре 1938 года на заводе № 221 («Баррикады») организовали небольшие ОКБ и ОТБ (особое техническое бюро) для подготовки чертежей и технологии фирмы «Шкода» к производству. Впоследствии ОКБ и ОТБ были значительно расширены. Работы над дуплексом именовались «Сталинским заказом».

210-мм пушка получила заводской индекс Бр-17, а 305-мм гаубица – Бр-18. Опытный образец 210-мм пушки Бр-17, изготовленный заводом № 221, был предъявлен заказчику 26 августа 1940 года. После заводских испытаний этот образец Бр-17 9 сентября 1940-го прибыл на Артиллерийский научно-исследовательский опытный полигон (АНИОП) для проведения полигонных испытаний. Стрельба из него на АНИОПе велась с 21 сентября по 11 декабря 1940 года. Всего было сделано 110 выстрелов.

Первая 305-мм гаубица Бр-18, изготовленная на заводе № 221, прибыла на АНИОП 21 сентября 1940 года. Стрельба велась со 2 октября по 27 ноября 1940 года. Всего сделано 108 выстрелов. В ходе стрельб испытано три лейнера, из которых два было с нормальной нарезкой (один – завода № 221, другой – «Шкода») и один с углубленной нарезкой.

Руководство спешило и объявило, что испытания опытного образца Бр-17 были не полигонными, а полигонно-войсковыми и по результатам их пушка Бр-17 и бетонобойный выстрел к ней были рекомендованы к принятию на вооружение. Фугасный же снаряд испытаний не выдержал.

В итоге из-за любителей картузов и поршневых затворов были потеряны два драгоценных предвоенных года. Между тем те же 210-мм пушки и 305-мм гаубицы «Шкоды» отлично показали себя в вермахте, естественно, с клиновыми затворами и раздельно-гильзовым заряжанием.

Артиллерийские тайны

Фирма «Шкода» в течение войны исправно поставляла вермахту сверхмощные пушки 210-мм калибра 21 cm K.52, 21 cm K.39/40. Любопытно, что на второй модернизации 21 cm K.39/41 был удлинен ствол и поставлен дульный тормоз.

В 1944 году для 21-см чешских пушек K.52 переделанных были созданы тяжелые 232-килограммовые оперенные снаряды. Для них фирма «Шкода» изготовила гладкие стволы.

В 1944–1947 годах фирмой «Шкода» на основе опыта войны была создана уникальная 210-мм пушка V-3, снабженная мощным дульным тормозом. 10 сентября 1947 года пушка V-3 на испытаниях чешских бетонных сооружений пробила железобетонную плиту толщину 2,25 метра, а снаряд разорвался внутри каземата.

Фирма «Шкода» предложила пушку V-3 Советскому Союзу. Кроме того, чехи предлагали СССР 305-мм гаубицу V-4, созданную на лафете 210-мм пушки V-3. Ствол 305-мм гаубицы также имел дульный тормоз.

Однако в производство в СССР ни V-3, ни V-4 не запускались. Первоначально это было связано с работами В. Г. Грабина над большим дуплексом – 210-мм пушкой С-72 и 305-мм гаубицей С-73. Ну а к 1960 году из-за волюнтаризма Хрущева, считавшего, что артиллерия большой и особой мощности Советской армии не нужна, были прекращены работы и по грабинским орудиям, и по модернизации V-3.

В 1950 году на русском языке издано руководство службы V-3. Кстати, в отечественной документации пушку величали и V-3, и В-3. Пушка V-3 испытывалась в СССР, но серийно у нас не производилась. Документа о принятии ее на вооружение автором не найдено. Не исключено, что V-3 числились «на снабжении».

В СССР до V-3 использовали фугасный (чешский) снаряд весом 135 килограммов с двумя взрывателями: головным CHVZR-50 и донным DZDR-58. В СССР для пушки V-3 был спроектирован новый выстрел с дальнобойным фугасным снарядом. Работы по нему были прекращены 15 февраля 1961 года. Как видим, судьба V-3 в СССР полна неразгаданных тайн.

«Шкодовские» минометы

Начну с реактивных минометов. В 1942 году на заводах концерна «Шкода» для частей СС была создана реплика советского 82-мм реактивного снаряда М-8. Чешский снаряд 8 cm Sprgr., как и советский, имел четыре оперения. Однако в отличие от советского снаряда перья снаряда были поставлены косо под углом 1,5 градуса к оси снаряда, за счет этого происходило вращение в полете. Скорость вращения была во много раз меньше, чем у турбореактивного снаряда, и не играла никакой роли в стабилизации, но зато устраняла эксцентриситет тяги ракетного двигателя. А ведь эксцентриситет, то есть смещение вектора тяги двигателя из-за неравномерного горения пороха в шашках, и был основной причиной низкой кучности советских ракет типа М-8 и М-13.

После этого все советские реактивные оперенные снаряды, включая «Торнадо», изготавливались с косым оперением. Мелочь, серьезно повысившая кучность стрельбы.

В 1944 году фирма «Шкода» спроектировала 305-мм миномет 30,5 cm Gr.W. Вес миномета составил 10,8 тонны, длина трубы – 5100 миллиметров, то есть 16,7 калибра. Мина весом 160 килограммов при заряде 13,5 килограмма имела начальную скорость 430 метров в секунду и максимальную дальность 10 километров. В январе 1945 года фирме «Шкода» была заказана опытная серия из 10 минометов 30,5 cm Gr.W. К апрелю 1945-го изготовлен только один экземпляр.

Параллельно «Шкода» работала над сверхмощными 420-мм минометами 42 cm s.Gr.W. Конструкция 42-см миномета была близка к конструкции классического артиллерийского орудия. Миномет имел гладкий ствол длиной 5150 миллиметров, то есть 12,3 калибра, но заряжание производилось с казенной части. Стрельба велась оперенной миной, но она подобно артиллерийскому снаряду имела медный поясок форсирования. Длина мины – 1000 миллиметров, вес – 500 килограммов, вес ВВ – 82 килограмма. Начальная скорость – 330 метров в секунду. Дальность – восемь километров. Угол вертикального наведения – от +40 до +75 градусов. Угол горизонтального наведения – 360 градусов.

Вес миномета по одним источникам – 17,6 тонны, по другим – 21,6 тонны. Видимо, в последнем случае включался вес основания. В походном положении миномет перевозился на двух повозках весом по 16 тонн. Изюминкой же миномета была система двойного отката. Ствол откатывался по люльке на 850 миллиметров, а верхний станок – по нижнему станку на 1250 миллиметров. Двойной откат усложнял конструкцию миномета, но позволял существенно уменьшить его вес.

К началу апреля 1945 года фирма «Шкода» изготовила первый опытный образец 42-см миномета. В боевых действиях миномет участия не принимал. После 1945 года фирма «Шкода» предложила оба миномета СССР. На вооружение их не приняли, но подвергли детальному изучению. Я сам видел с десяток закрытых отчетов.

Зенитные орудия

В Парке Победы на Поклонной горе в Москве среди прочих экспонатов стоит 57-мм зенитная автоматическая пушка R10 фирмы «Шкода». История R10 началась в марте 1944 года, когда концерн «Шкода» решил создать 50-мм автоматическую зенитную пушку на базе 3-см германской пушки MK.303. Через несколько недель ее калибр довели до 55 миллиметров, а в послевоенное время решили взять советский калибр – 57 миллиметров.

Любопытно, что наши военные не дали ни чертежей, ни самих 57-мм зенитных снарядов. Так что чехи сделали свой 57-мм снаряд, не унифицированный с советским. В 1950 году «Шкода» испытала три опытных образца 57-мм автоматических пушек: R8 весом три тонны на отделяемой платформе, R10 весом четыре тонны, стреляющую с колесной платформы. R8 и R10 имели ленточное питание. Третий образец – R12 имел две обоймы по 40 выстрелов и вес 4,5 тонны.

По результатам испытаний выбрали R10. В 1952–1956 годах для чехословацкой ПВО было изготовлено 219 установок vz.7s (R10). Советская сторона получила несколько образцов R10 и провела их полигонные и войсковые испытания. Судя по отсутствию претензий в отчетах, испытания прошли в целом удачно.

Однако принимать на вооружение R10 советское ГАУ решительно отказалось, а наоборот, навязывало Чехословакии свою 57-мм автоматическую зенитную пушку С-60 конструкции Грабина с магазинным питанием. Сравнение ТТД систем было не в пользу С-60. У R10 дальность – 14,2 километра, у С-60 – 12 километров, потолок стрельбы – 10 километров и 8,8 километра, скорострельность – 180 и 120 выстрелов в минуту соответственно.

В 1955 году советская сторона предложила устанавливать С-60 на чешских платформах. Судя по всему, вокруг С-60 и R10 бушевали шекспировские страсти. Сталин с 1941 года благоволил к Грабину, а министр вооружений Дмитрий Устинов ненавидел его. Кстати, после 1945 года в массовое производство пошла только одна пушка Грабина – С-60. За нее Грабин и еще три сотрудника получили по Сталинской премии. Однако С-60 поначалу имела многочисленные отказы в Корее.

В 1948 году «Шкода» на базе германской 8,8 cm Flak.41 начала проектирование 100-мм зенитной автоматической пушки R11. Параллельно в СССР с большим трудом создавалась 100-мм зенитная пушка КС-19. И опять R11 по своим характеристикам превосходила советскую конкурентку: вес снаряда R11 – 16 килограммов, а у КС-19 – 15,88 килограмма, начальная скорость – 1050 метра в секунду и 900 метров в секунду, скорострельность – 25 и 15 выстрелов в минуту соответственно.

С 1953 года «Шкода» разрабатывала 130-мм автоматическую зенитную пушку R14. Баллистика ее была одинаковой с советской 130-мм пушкой КС-30, но скорострельность у R14 была выше (15 выстр/мин. против 12). Дело в том, что у КС-30 было раздельно-гильзовое заряжание, а у R14 – унитарное. Кроме того, у R14 было два магазина на 11 и 4 выстрела.

Чехи делали R14 для советской ПВО, поскольку Министерство обороны готово было заказать только шесть 130-мм зенитных пушек. В 1955 году проект был отправлен в Москву, но, естественно, там забракован. В итоге в ПВО ЧССР половина 57-мм пушек были vz.7s, а половина – С-60. А вот зенитные пушки больших калибров были представлены исключительно 100-мм КС-19 и 130-мм КС-30.

Как видим, советское руководство буквально выдавливало из фирмы «Шкода» все технические секреты. Что-то использовалось в новых советских орудиях, что-то нет. Ну а взамен Чехословакии навязывались советские зенитные орудия. Чтобы избежать обвинений в необъективности, скажу, что другие министерства СССР, как, например, Министерство судостроения, вели себя совсем иначе. Так, значительное число военных кораблей и огромное число гражданских судов строилось для СССР на судоверфях Польши, ГДР, Венгрии и Чехословакии.

 

Опубликовано в выпуске № 44 (907) за 16 ноября 2021 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц