Версия для печати

Извольте разоружиться

Отвечает ли интересам России дальнейшее сокращение стратегических вооружений
Брезкун Сергей
Фото: wordpress.com

Отправной точкой для этой публикации стала статья в «ВПК» «Ядерному разоружению альтернативы нет». Военно-политическая реальность для России такова, что необходимо усиливать мощь СЯС в интересах обеспечения глубокого ответного удара по любому агрессору. Соответственно заявления о снижении роли ЯО для безопасности РФ, о необходимости его сокращений, о желательности для России ядерного «ноля» выглядят, мягко говоря, странно. Подобные взгляды рядом российских академических экспертов высказываются издавна и весьма настойчиво. Насколько они правомерны?

Начинается статья с утверждения: «Политики и политологи продолжают муссировать тему стратегической стабильности. Этот термин все больше утрачивает свой первоначальный смысл, который долгие годы сводился к взаимному гарантированному уничтожению ВС США и СССР (РФ) в случае развязывания между ними ракетно-ядерной войны».

Но сутью режима стратегической стабильности является не угроза взаимного уничтожения вооруженных сил США и России, а гарантированный ответный удар возмездия не по армии, а именно по стране-агрессору. Обеспечение ответного удара, а не уничтожение вооруженных сил США – вот задача СЯС РФ. Термин «взаимное гарантированное уничтожение» введен был Штатами, некритически взят некоторыми российскими политологами из военно-политического словаря США и некорректно используется ими по отношению к СЯС РФ. Доктрины США имеют агрессивный смысл, опираясь на идею первого удара. Доктрины СССР/РФ являются оборонными, исходящими из неотвратимости возмездия агрессору. При этом различие концепций влияет на облик ядерных вооружений. И пусть никого не обманывает внешнее военно-техническое сходство ядерных сил США и РФ – системных различий в них больше, чем может показаться на первый взгляд. Особенно это касается качественно-количественной стороны. СЯС, обеспечивающие концепцию гарантированного глубокого ответного удара, должны быть количественно намного больше, чем СЯС, ориентированные на первый агрессивный обезоруживающий удар.

Далее читаем: «США и Россия продолжают придавать ядерному оружию большое значение в контексте доктрин своей национальной безопасности». Вновь странно. Доктрина национальной безопасности РФ – это действительно оборонная доктрина безопасности, и объективно она никому не угрожает. Что же до США, то их доктрины представляют явную опасность для любых государств, неугодных США.

Значение развитого ядерного фактора для России принципиально выше, чем для любой другой ядерной страны

Вернемся к тому месту, где говорится о взаимном гарантированном уничтожении вооруженных сил США и РФ в случае развязывания между ними ракетно-ядерной войны. Что это – опять непонимание сути? Первый контрсиловой удар – это цель США, желающих обезоружить РФ, лишить ее средств ответного удара. Для РФ приемлем лишь контрценностный подход, ибо он базируется на идее ответного удара возмездия. То есть Россия никогда не развяжет ракетно-ядерную войну, она может быть лишь вовлечена в нее в результате агрессии.

Как аргумент против якобы ограниченных сдерживающих возможностей ЯО РФ используется утверждение, что, мол, ракетно-ядерный арсенал СССР не смог сохранить одно из самых мощных в мире государств. Это как понимать? Отечественные ядерные вооружения обеспечивали и обеспечивают не внутреннюю стабильность, а внешнюю безопасность. И как раз последнее было сохранено после 1991 года наличием у России ядерных вооружений.

Удивляет и такое рассуждение: «С распадом СССР между США и РФ исчезли идеологические разногласия, каждое государство по-своему, но все же строит капитализм. У стран нет как таковых взаимных территориальных претензий». Советский Союз не распался, а был развален, но здесь не это существенно. Странно то, что автор считает вполне нормальным вот такое положение вещей: «США и их западные союзники имеют открытый доступ к природным ресурсам России. Российские олигархи и госкорпорации заинтересованы продать на Запад как можно больше углеводородов, цветных и черных металлов, золота, алмазов, древесины, рыбы, продукции сельского хозяйства». Спрашивается, если этот обескровливающий Россию поток будет перекрыт в интересах России, США и Запад так вот – в одночасье – отнесутся к этому безучастно? Или начнут угрожать? А парировать военные угрозы можно лишь мощным ракетно-ядерным потенциалом гарантированного глубокого ответного удара.

Иванов утверждает: «Единственно правильным путем к повышению уровня международной безопасности и достижению настоящей стратегической стабильности было бы продолжение ускоренного сокращения ракетно-ядерных арсеналов США и РФ». Исходя из этой логики, следует не свернуть НПРО США и евроПРО, не распустить НАТО, не свернуть провокационную и разрушительную для стабильности активность США на Украине, на Кавказе etc. А наоборот, еще больше сократить потенциал гипотетического ответного удара возмездия России по агрессору. И нужны эти сокращения якобы для того, чтобы создать условия для подключения к разоруженческому процессу Китая. Китайское-де руководство неоднократно заявляло о своей готовности сесть за стол переговоров по ядерной проблематике с представителями США и РФ, как только будет достигнут паритет с ними в этой сфере.

Еще бы китайскому руководству не соглашаться при выполнении такого условия, как одностороннее фактическое ядерное разоружение России. Напомню одно – значение развитого ядерного фактора для России принципиально выше, чем для любой другой ядерной страны, кроме разве что КНДР.

Читаем далее: «Есть два пути к расширению числа участников переговоров по ядерному разоружению. Первый – США и РФ продолжают сохранять свои арсеналы ядерных вооружений и совершенствовать их, пассивно ожидая нарастания возможностей в этой области Китая, а заодно Индии и Пакистана. Второй – резкое сокращение США и РФ своих ядерных сил до уровня Китая и включение этой страны в новые договоры и соглашения типа СНВ-3».

Заметим, что нет ни слова о Франции, а особенно Англии, чьи ядерные силы наиболее консолидированы с силами США. Главное, что для автора нет вопроса, нужны ли России новые договоры и соглашения типа СНВ-3. А ведь они нам не нужны, они для России губительны. Вспомним, как едва не силком втягивали Россию в Договор СНВ-2, Договор об открытом небе, ДВЗЯИ, в тот же СНВ-3, односторонне выгодный США. Резюме для любого эксперта, радеющего о перспективной безопасности России, однозначно: без отказа США и НАТО от антироссийской политики, без демонтажа НАТО и евроПРО России необходимо не сокращать, а наращивать свои ядерные силы как межконтинентального, глобального, так и регионального сдерживания.

А Китай? Китай – единственная великая держава, которой был бы выгоден даже безъядерный мир. Но в китайском формате это был бы мир не всеобщей безопасности, а мир китайского диктата. Надо ли это России? Тем не менее нам предлагают вначале сократить свои СЯС до уровней, угодных Китаю и выгодных США, а затем Китай всего лишь сядет за стол переговоров. Однако в этом случае ни новой стабильности не получим, ни безопасность России не обеспечим.

Есть в статье и такое утверждение: «Как бы скептически ни относились политики США и РФ к идее «ядерного нуля», но ей в перспективе нет альтернативы. Только полное и всеобщее ракетно-ядерное разоружение может спасти мир от надвигающейся ядерной катастрофы».

Напомню, что кампания США за так называемый Global Zero усилилась в 2013 году публикацией программной статьи «Мир без ядерного оружия» за подписями бывших госсекретарей США Киссинджера и Шульца, экс-министра обороны Перри и сенатора Нанна. Однако декларированная Соединенными Штатами Америки якобы готовность к отказу от ЯО является для США не более чем маневром. Подобные заявления призваны спровоцировать Россию на такую трансформацию своей ядерной политики, которая обеспечила бы США свободу рук. На деле Соединенные Штаты никогда не откажутся от собственных ядерных вооружений как незаменимого инструмента обеспечения их глобальной агрессивности.

Просто надо понимать, что наибольшую угрозу человечеству представляют те вооружения, которые изо дня в день реально убивают людей. Необходим отказ вначале от них в рамках реализации давних советских инициатив о всеобщем и полном разоружении. А ядерное должно стать не первым, а последним оружием, с которым расстанется человечество.

Сергей Брезкун,
профессор Академии военных наук, член-корреспондент Академии геополитических проблем

Опубликовано в выпуске № 45 (908) за 23 ноября 2021 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц