Версия для печати

Пора делить Антарктиду

Новая стратегическая концепция НАТО возвращает мир к холодной войне
Бартош Александр
Фото: google.com

На заседании Совета НАТО на уровне министров обороны был принят новый набор целей альянса на среднесрочную перспективу до 2030 года. Главное внимание уделено проекту новой Стратегической концепции (СК) блока, которую планируется утвердить на саммите в Мадриде в конце июня 2022 года, а также выработке действий альянса в условиях новой обстановки безопасности. Обсуждение проекта концепции будет продолжено на заседании Совета НАТО на уровне министров иностранных дел 1 декабря в Риге.

Кто заказывает «сдерживание России»

На выработку предложений по новой СК оказывает решающее влияние резкое обострение международной обстановки по ряду направлений обеспечения безопасности, которые США и НАТО считают для себя чувствительными. Министры согласовали всеобъемлющий план защиты Евро-Атлантического региона, одной из фундаментальных задач которого остается сдерживание России.

В этом контексте в небе Южной Европы прошли учения альянса по стратегическому сдерживанию под названием «Стойкий полдень» (Steadfast Noon 2021), в которых участвовали самолеты из 14 стран НАТО. Альянс ссылается на якобы рутинный характер ежегодных маневров, но эти учения носят явно провокационный характер по отношению к России и Белоруссии, поскольку на них отрабатывался сценарий ядерной войны.

Одновременно в Румынии и Болгарии в 400 километрах от Крыма организованы летно-тактические маневры альянса «Замковая кузница» (Castle Forge), в которых принимают участие самолеты F-15E ВВС США, способные нести новейшие бомбы В61-12 мощностью от 0,3 до 50 килотонн. Новые масштабы внешних угроз и вызовов НАТО возглавляют Россия и Китай.

Также идет речь о пересмотре доктринальных военно-политических документов США, в частности связанных с намерением Вашингтона наращивать возможности сил специальных операций для борьбы в «серых зонах», что потребует учета в новой редакции СК НАТО. А это поражение США и НАТО в операции в Афганистане, что повлекло за собой потребность извлечь уроки и сделать выводы по многим военно-политическим аспектам НАТО, необходимость согласовать подходы к инновационному развитию НАТО в сфере искусственного интеллекта, кибернетических и квантовых технологий, когнитивной войны.

Внедрение инновационных технологий имеет целью победить Россию за счет технического превосходства. Для этого НАТО создает международный фонд инноваций, в который планируется инвестировать один миллиард евро. Министры также подписали Соглашение о намерениях в областях противовоздушной обороны и радиационной, химической и биологической защиты.

Существенным дополнением в новую СК послужит предложение Вашингтона приравнять инциденты в космическом и кибернетическом пространствах к актам вооруженного нападения, требующих задействовать статьи 5 Вашингтонского договора 1949 года. Можно предположить, что НАТО скорее всего выскажется за отсутствие автоматизма в принятии альянсом решений по военно-политическим вопросам, способным поставить мир на грань масштабного военного конфликта.

Активность дипломатии НАТО

Встрече министров обороны предшествовала поездка генерального секретаря НАТО Йена Столтенберга в США, в ходе которой была произведена своеобразная «сверка часов» и подтверждена решимость Вашингтона и Брюсселя наращивать интенсивность противоборства с Россией и Китаем в «серой зоне». Одновременно были согласованы дополнительные меры по стратегическому ядерному и неядерному сдерживанию России с использованием высокоточного оружия.

По мере таяния ледового покрова Антарктиды обнажатся значительные части суши материка и споры перейдут в плоскость претензий на минеральные ресурсы. В такой ситуации блок AUKUS станет серьезным инструментом для продавливания попыток трех стран-участниц закрепить за собой значительные части материка

На встречах генсека в Вашингтоне с министром обороны США Ллойдом Остином в Брукингском институте и Джорджтаунском университете подчеркивались глубокие изменения в мировой стратегической ситуации, произошедшие с момента принятия в 2010 году в Лиссабоне действующей стратегической концепции НАТО.

По мнению Столтенберга, «мир полностью изменился. Мы видим гораздо более агрессивную Россию, которая осуществляет массовое наращивание военной мощи от Баренцева моря до Средиземного, мы видим, что глобальный баланс сил действительно меняется с подъемом Китая, который использует свою экономическую и военную мощь. Мы также сталкиваемся с более частыми кибератаками. Усиливаются постоянные террористические угрозы».

Советники по национальной безопасности НАТО на встрече в Брюсселе 7 октября 2021 года подвели промежуточные итоги подготовки стратегической концепции в ключевых областях, включая усиление сдерживания и обороны, технологические инновации (гиперзвук, искусственный интеллект, квантовые технологии, когнитивная война) и меры реагирования на изменение климата. Дискуссия также коснулась уроков, которые следует извлечь из 18-летнего участия НАТО в Афганистане, в том числе по вопросам консультаций и взаимного информирования союзников.

Мнимая угроза

В отношении России американский политический истеблишмент при поддержке НАТО продвигает модель поведения, которая применялась в период холодной войны. Она предполагает, что есть некий свободный, демократический мир, где доминируют США, а за его пределами обитают глобальные противники американской политики. Встречи Столтенберга в Вашингтоне показали, что сегодня Европа через НАТО следует в русле США, поэтому в новой концепции альянса, безусловно, будет сделан акцент на угрозе, которую якобы представляют Россия и Китай.

В этом контексте тон заявлений генсека НАТО в полной мере совпал с прозвучавшими в сенате США высказываниями Джулианы Смит при утверждении ее кандидатуры на пост постоянного представителя страны при НАТО. Смит – эксперт по внешней политике. В администрации Барака Обамы она занимала пост директора по Европе и НАТО в Пентагоне, а также была советником Байдена по нацбезопасности в бытность последнего вице-президентом США. Смит неоднократно выступала с программными заявлениями, в которых выделяла Россию как угрозу для интересов Вашингтона и НАТО.

Она без обиняков заявила сенаторам, что Россия в ближайшие десять лет будет основной военной угрозой для стран НАТО. Смит изложила свое видение новой СК НАТО: «Этот документ должен отражать современные меняющиеся условия в сфере обеспечения безопасности, особенно российскую агрессию, угрозы в киберпространстве, а также злонамеренные действия Китайской Народной Республики в Евро-Атлантическом регионе».

В деятельности США и НАТО получил отражение наметившийся ранее тренд на реидеологизацию внешней политики Запада и перенос акцентов на противостояние «демократий» и «автократий». Это осмысленная долгосрочная стратегия Соединенных Штатов, призванная консолидировать государства, которые будут готовы поддержать такое бинарное видение нарождающейся системы мировой политики, стоящей перед комплексом действительных и надуманных угроз.

К числу автократий относят Китай, Россию, Иран и некоторые другие государства. Однако возможности такой консолидации у США и их ближайших союзников могут оказаться ограниченными, поскольку многие европейские государства НАТО предпочитают действовать в рамках собственных национальных интересов и оценок угроз. Этапы создания подобного фронта и конкретные направления по трансформации НАТО обсуждались министрами обороны и будут сформулированы в новой СК альянса на саммите военно-политического блока в Мадриде 29–30 июня 2022 года.

Постсоветское пространство в планах США и НАТО

Отмечается высокая степень военно-политической активности США и их союзников вблизи границ России. Администрация Байдена нацелена увеличить помощь многим странам постсоветского пространства, зачастую в несколько раз. В абсолютных значениях более всего увеличивается помощь Украине, Грузии, Молдавии и Армении.

Первоочередная ставка делается на наращивание поставок вооружений на Украину, на активизацию переподготовки вооруженных сил и предоставление Киеву США статуса основного союзника вне НАТО. Присвоение этого статуса послужит основанием для осуществления льготных поставок американских вооружений из запасов, размещения на территории страны складов с американскими вооружениями и военной техникой.

В сентябре украинский парламент проголосовал против повторного обращения к Вашингтону с просьбой о присвоении статуса, мотивировав свое решение тем, что Киев планирует стать полноценным членом в НАТО и исходя из этого ему не нужен статус основного союзника Вашингтона вне военного блока.

В американском конгрессе весьма сильны антироссийские настроения. В этой связи следует обратить особое внимание на законопроект о сотрудничестве с Украиной в области безопасности, который был внеcен в сенат на фоне эскалации напряженности на Украине. Хотя напрямую о присвоении статуса основного союзника вне НАТО речи в нем не идет. Предполагается наделить Украину некоторыми наиболее важными привилегиями.

«Вступление Украины в НАТО стало бы наихудшим сценарием, – сказал Дмитрий Песков французским журналистам. – Это сценарий, который выходит за красные линии национальных интересов России. Это тот сценарий, который может вынудить Россию принять активные меры для обеспечения собственной безопасности».

Провокационная возня Запада вокруг Украины носит дестабилизирующий характер, не соответствующий интересам мирного разрешения проблем на этом направлении. Опасность состоит в том, что различная военная помощь со стороны США и других членов НАТО может стимулировать повышенную военную активность украинской власти, вплоть до масштабного применения военной силы в отношении ЛНР и ДНР. Подобная ситуация сложилась в Грузии в 2008 году, когда режим Саакашвили решил осуществить агрессию в отношении Южной Осетии и находившихся там российских миротворцев. Этому шагу предшествовала довольно масштабная военная помощь США, которая создала в Тбилиси ощущение полной поддержки Вашингтоном его силовых действий. Известно, что это обернулось российской операцией по принуждению Грузии к миру. Ударом по попыткам США и НАТО втянуть Минск в свои геополитические построения стало подписание президентами России и Белоруссии Владимиром Путиным и Александром Лукашенко интеграционного декрета Союзного государства, а также утверждение общей военной доктрины и миграционной концепции в ходе заседания Высшего госсовета Союзного государства 4 ноября.

Неудачей закончилась попытка Вашингтона передислоцировать в Центральную Азию часть американских войск из Афганистана после катастрофического поражения в этой стране. Союзники России из стран Центральной Азии в контактах с Россией заявляют, что не приемлют присутствия военного контингента США и НАТО на своей территории.

Эволюция внешней политики США

Прошедший после прихода к власти администрации президента Байдена год позволяет сделать некоторые выводы об определенных изменениях внешнеполитических установок президента.

Тема соперничества с Китаем вышла на авансцену и продолжает демонстрировать высокую степень сфокусированности Вашингтона на противостоянии Пекином. Характерно, что в тексте декларации Брюссельского саммита НАТО летом 2021 года Китай упоминается десять раз, тогда как двумя годами ранее упоминался лишь единожды. При этом КНР обвиняется в быстром и непрозрачном наращивании ядерного арсенала, слиянии гражданского и военного секторов, проведении совместных с Россией военных учений и т. д.

Очевидную направленность против России и Китая можно усмотреть в решении США и ЕС о создании Американо-европейского совета по торговле и технологиям с целью ужесточения контроля над передачей технологий. Сделан еще один шаг по воссозданию холодной войны: в годы СССР сходные функции выполнял Координационный комитет по экспортному контролю, более известный как КОКОМ (Coordinating Committee for Multilateral Export Controls).

Однако добиться полной мобилизации Европы на борьбу с Китаем не получается. Европейским странам – членам НАТО гораздо привычнее, удобнее и дешевле противопоставлять себя России, а не КНР.

Попытки США поплотнее привязать европейцев к своим планам укрепления экономического и военного присутствия в Азии встретили достаточно прохладное отношение.

Дипломатическая повестка России и США

На встрече президентов России и США в Женеве, прошедшей в июне, стороны продемонстрировали готовность, признавая объективно существующий «ценностный разрыв», искать пути решения проблем, представляющих взаимный интерес. Было сделано заявление о стратегической стабильности, подчеркнута взаимная заинтересованность в специальном двустороннем диалоге о кибербезопасности.

Пребывание 2–3 ноября в Москве директора ЦРУ Уильяма Бернса стало уже четвертым визитом в Россию высокопоставленных делегаций США после встречи президентов двух стран. Похоже, что контакты между Москвой и Вашингтоном постепенно восстанавливаются, несмотря на взаимное недоверие и внушительный список разногласий. Наиболее существенные связаны с российскими кибератаками на цели в США, поддержкой Москвой режима Башира Асада в Сирии, различными оценками событий на Украине. Глава ЦРУ поднял вопрос о российских кибератаках на переговорах с секретарем Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым и главой Службы внешней разведки Сергеем Нарышкиным.

США остаются верными своей политике – поиску односторонних уступок. Создается впечатление, что на треке отношений между Россией, США и НАТО Вашингтон проводит политику, рассчитанную, с одной стороны, на поддержание с Москвой профессионального двустороннего диалога по представляющим взаимный интерес некоторым проблемам. С другой стороны – нынешняя администрация США стремится максимально обострить отношения Брюсселя и Москвы, ссылаясь на надуманные угрозы.

Здесь у американцев на подхвате готовый выполнить любые указания Вашингтона генсек Столтенберг.

В этом контексте вновь по инициативе Вашингтона и поддержке альянса приходится возвращаться к Договору о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД). Спецпредставитель президента США по ядерному нераспространению Джеффри Эберхардт предъявил России «ядерный ультиматум» – потребовал убрать из Калининградской области ракеты, нарушающие ДРСМД. Сделав подобное голословное заявление, американский дипломат, видимо, забыл, что именно США стали инициатором разрыва договора.

AUKUS – дальний прицел США

Англосаксонские державы самым бесцеремонным образом проигнорировали интересы НАТО (допустили публичное унижение Парижа и не только) при подписании соглашения о новом альянсе между США, Великобританией и Австралией – AUKUS. Сделан еще один шаг в переходе от разношерстного Североатлантического блока к созданию гибкой «коалиции желающих», фундаментом которой служит цивилизационная, культурная и ценностная близость англосаксонских народов.

Вполне расистская подоплека. Азиатов, пусть даже связанных с США военно-политическими договорами, имеющими антикитайскую направленность (тех же Японию и Южную Корею), в AUKUS не пригласили. С другой стороны, несмотря на шумиху о повороте Вашингтона к Азии, многие азиатские государства осторожничают, не хотят портить отношения с Китаем и предпочитают занять позицию наблюдателей за геополитическими упражнениями США. Далеко не все страны АТР верят заклинаниям Вашингтона о том, что нынешний век станет веком Азии и Тихого океана.

С резкой критикой создания AUKUS выступил представитель Франции. Генеральный секретарь НАТО попытался смягчить обстановку и подчеркнул необходимость единства стратегических целей союзников. Мол, Европа и Северная Америка должны держаться вместе. Тем не менее он был вынужден признать: «Как союзники мы не всегда и не во всем сходимся во взглядах. Но мы никогда не упускаем из виду общую картину».

Хотелось бы указать на еще одну «мину замедленного действия», заложенную в AUKUS. Заключение сделки AUKUS наряду с очевидными военными угрозами Китаю и многим другим государствам создает серьезную опасность Договору об Антарктиде, подписанному в Вашингтоне 1 декабря 1959 года.

Договор предусматривает демилитаризацию района Антарктиды, использование его исключительно в мирных целях и превращение в зону, свободную от ядерного оружия. Статья I договора гласит: «Антарктика используется только в мирных целях. Запрещаются, в частности, любые мероприятия военного характера, такие как создание военных баз и укреплений, проведение военных маневров, а также испытания любых видов оружия».

В этом контексте важно помнить, что ряд стран, среди которых Австралия, Франция, Великобритания, Новая Зеландия, предъявляет претензии на территории различных районов Антарктиды. Эти претензии государств были урегулированы пунктом Договора о недопустимости любой деятельности, направленной на упрочение позиций одной страны и ослабление других стран или способной привести к возникновению новых претензий.

Пока Антарктида покрыта льдом, такие претензии носят скорее виртуальный характер. Однако по мере таяния ледового покрова обнажатся значительные части суши материка и споры перейдут в плоскость претензий на минеральные ресурсы. В такой ситуации блок AUKUS станет серьезным инструментом для продавливания попыток трех стран-участниц закрепить за собой значительные части материка. Вашингтон заблаговременно создает площадку для дипломатических, экономических и военных маневров в будущем вокруг значительной части Антарктического материка.

Не прибавляют доверия у государств Азиатско-Тихоокеанского региона и маневры Вашингтона в рамках четырехстороннего диалога по безопасности США, Японии, Индии и Австралии (Quad), направленные на размывание многолетних универсальных форматов сотрудничества в АТР, существующих под эгидой Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Четырехсторонний диалог также затрагивает интересы Китая, России, Франции и многих других государств.

Авантюризм и непредсказуемость внешней политики США, пошатнувшиеся отношения Америки с союзниками в Европе и Азии свидетельствуют, что Вашингтону и Западу в целом нужно сбавить свои гегемонистские амбиции, которые все больше и больше становятся непосильной ношей. Правящие элиты должны понять, что США стоят на пороге раскола и страна требует внимания к своим внутренним делам.

Александр Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук

Опубликовано в выпуске № 45 (908) за 23 ноября 2021 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц