Версия для печати

«Карманные деньги» в порту Хайфона

Советские минеры помогли обезвредить множество морских мин в Северном Вьетнаме
Титоренко Николай
Фото: allmines.net

Минирование территориальных и внутренних вод Демократической Республики Вьетнам в районе порта Хайфон с целью срыва поставок по морю и прекращение снабжения повстанческих организаций Южного Вьетнама США осуществили в операции Pocket money – «Карманные деньги». Операция в оперативно-тактическом и материально-техническом плане была глубоко продумана. И имела многоплановый подтекст, дающий пищу для размышления о ее целях, задачах и достигнутых результатах.

Миропорядок по-американски

С виду операция носила вполне скандальный характер, сработана в чисто американском понятии существующего миропорядка. В ней приняли участие 34 корабля и 100 самолетов. В минных постановках, проводившихся целеустремленно и настойчиво с мая по декабрь 1972 года, палубная авиация ВМФ США добилась полного прекращения судоходства на заданной акватории.

И все было бы в рамках информационных сводок текущих новостей, но у причалов в Хайфоне на момент начала операции оказались заперты 37 иностранных судов. В том числе 16 советских, пять китайских, пять сомалийских, четыре английских, три польских, два кубинских и одно восточногерманское.

Мина-бомба Мk 36 имела чувствительнейший взрыватель, срабатывавший на подрыв при подходе к ней водолаза даже с часами «Победа» на руке всего на дистанции полметра

Пугать бывалых капитанов ковровыми минными постановками даже американцы не рискнули – понимая при этом, что сам факт их начала должен оставаться сюрпризом. Поэтому президент США Ричард Никсон в вечернем телевыступлении 8 мая ситуацию «подрессорил», подтвердив, что выставленные на момент его речи мины находятся с 72-часовой задержкой на срабатывание схемы на подрыв. И все нейтральные суда смогут безопасно покинуть гавань. Не все из гостей бросились сразу врассыпную. Первыми с оглядкой ушли нейтралы.

Главком ВМФ СССР Сергей Горшков назвал американскую акцию политическим жестом, ограничивающим свободу мореплавания и требующим незамедлительного вмешательства общественных организаций вплоть до Совета Безопасности ООН. А в порядке борьбы с минной опасностью и установления степени угрозы морского минного оружия ВМФ США из Советского Союза во Вьетнам была отправлена оперативная группа специалистов минной службы во главе с заместителем начальника Управления противолодочного вооружения ВМФ каперангом Сергеем Бутовым.

В ее состав включили опытных водолазов с Черноморского и Тихоокеанского флотов СССР. Установленная форма одежды для всех участников – гражданский костюм. Размещение на советских судах в Хайфоне. Работали над устранением американской опасности в тесном взаимодействии с вьетнамскими товарищами по оружию.

Служба не для слабаков

После пламенного выступления президента США Ричарда Никсона выставленное минное поле через трое суток пришло в опасное положение. Надо ли напоминать, но специалист минной службы за профессиональную ошибку в работе может расстаться с собственной жизнью. Но все равно когорта их в строю флота неиссякаема. В ней обитают те, кому все иные профессии скучны. Подтверждаю официально и лично.

У меня, пацана войны, в руках взорвался капсюль к детонатору немецкой противопехотной мины. В присутствии младшего брата. Как бы там ни было, мы остались живы. В результате поприщем на всю оставшуюся жизнь для себя я выбрал минную службу.

Оперативная группа каперанга Бутова из вод Тонкинского залива вокруг порта Хайфон извлекла немалое количество начиненных ловушками и секретами морских мин, разоружив все поднятые мины без потерь в личном составе. Тем самым выполнила с риском для жизни поставленную боевую задачу. Это информация особой важности, закрытая в сводках. Однако сменилась эпоха. И теперь любой может натолкнуться на нее в Интернете случайно. Естественно, без подробностей, какими владеют непосредственные участники событий. Но где их взять?

У меня к ним особый интерес. Еще в 1972 году, в канун визита группы Сергея Бутова во Вьетнам я подумал о том, что в шифре с зарядом американцы вторично вырубали минное поле под выход из бухты очередной партии сухогрузов. А так как минная опасность стала бельмом в глазах мировой общественности, американцы почему-то приступили к его ликвидации.

Мне крупно повезло. Ровно через год в мой служебный кабинет на Совгаванской флотилии разнородных сил громко постучала удача. В дверном проеме стоял рослый подполковник-морпех в черном суконном берете. С пулевым следом от уголка губы через всю щеку к оторванной мочке левого уха. Расшаркиваться друг перед другом не потребовалось. Влад Команцев собственной персоной. Однокашник по училищу подводного плавания. Не виделись 15 лет от выпуска. У меня затрещали кости в дружеских объятиях.

«Влад, где ты разжился такой флюгаркой на физиономии?» – брякнул я вслух. «А если снять коверкот, прошит очередью накрест для прочности», – сообщил с улыбкой коллега, ставя меня на пол. Не изменился. Он левша. И по выпуску его распределили в жуковский спецназ. В группу каперанга Бутова пробился добровольцем. А в Совгавань после всех боевых забот прилетел навестить матушку. В старом доме начальствующего состава вокруг бухты Постовой. Она на пенсии. Договорились встретиться вечером в номере штабной гостиницы «Березка». Разговор предстоял обстоятельный.

Рассказ морпеха

Влад не забыл свою старую специальность. Согласно штату на него в группе возлагались общественные связи и обеспечение безопасности операции до уреза воды на берегу в тесном взаимодействии с командой вьетнамского отряда Чан Вьет Чана. С китайскими товарищами общие вопросы тоже решались. Несколько сдержаннее – с тех пор, как председатель Мао поддержал институт хунвейбинов в воспитании собственной номенклатуры. Межгосударственные отношения оставались сложными. Но на войне как на войне. Когда минное поле после паузы снова пришло в опасное положение, китайцы на своих аналогах советских тральщиков 264-го проекта на свой страх и риск решили самостоятельно приступить к боевому тралению. Вслепую. Без знания сильных и слабых тактических качеств чужого оружия. И, естественно, поплатились.

Первый же мателот, вступив, как говорят, за флажки, взлетел на воздух. Экипаж погиб. Не помогли свежие дацзыбао из Пекина от председателя Мао. Следовало вместе искать иное решение общей задачи.

Как бы там ни было, нашим операторам удалось точно установить, что американцы в своей стратегической операции на театре военных действий использовали два образца мин: Мk 36 и Мk 52. Мина-бомба Мk 36 имела чувствительнейший взрыватель, срабатывавший на подрыв при подходе к ней водолаза даже с часами «Победа» на руке всего на дистанции полметра. Донная мина Мк 52 имела в схеме блок телеуправления неконтактным взрывателем, обещавшим с фантастической надежностью сделать минное поле управляемым с помощью шифр-заряда, сброшенного с вертолета в заминированную бухту.

У нас в Союзе прошла информация, что такой эксперимент американцы действительно осуществили. И завершился он выходом группы судов на оперативный простор.

Поиски, обнаружение и разоружение мин, установленных под водой, затруднялись спецификой морских районов. Работы велись на мелководье, в зонах с большими приливами и отливами, сильными течениями, высокой заиленностью и низкой прозрачностью воды. С поставленной задачей минные специалисты справились.

Виртуозы в скафандрах для начала умело хомутали лежащую во мраке болванку пеньковым канатом. С подачей ходового конца наверх к трактору, готовому, понемногу пятясь назад, кантовать дальше опасный сюрприз на берег. Если в схеме мины не срабатывает на определенной глубине по команде гидростата самоликвидатор, пленницу водружали на стол в распоряжение минного расчета с немагнитным инструментом в руках. Обязанного действовать уверенно, осторожно и самое главное – без ошибок. Поэтому каждый оборот ключа в руках оператора по проводной связи транслировался в бетонный бункер на запись в журнале разоружения. Чтобы знать, на каком шаге в мине могла сработать ловушка вместе с расчетом, взлетевшим в воздух. Завтра предстояло процесс продолжить очередной смене. Обошлось. Свой страшный опыт наши вахтовики передали вьетнамцам.

Вьетнам победил янки

Эффект минных постановок в трактовке официальных лиц США имел стратегические последствия. Основные порты ДРВ оказались полностью блокированы. И вьетнамская сторона была вынуждена сесть за стол переговоров. В 1973 году стороны в Париже подписали соглашение о прекращении боевых действий. Американцы взяли на себя обязанность приступить к борьбе с минной опасностью сами – с привлечением тральных средств ВМС Англии и Австралии в водах Южного Вьетнама.

А вот как смотрятся те завершающие события минной войны в видении самого каперанга Бутова, вбившего решающий гвоздь в гроб всей американской затее. Автор имел честь служить в его подчинении. Не непосредственно, но случалось выполнять его служебные поручения. Вот как он ответил на вопрос из зала при общении с флотской общественностью: «Сам размышляю, почему янки, осуществив массовые постановки мин, чувствовали себя там очень близко к пороховой бочке. В принципе в минной службе это естественно. Но вот их эсминец Warington – «Уорингтон», патронировавший поле в водах ДРВ, сам подорвался на мине. Списан на слом. Обратило на себя особое внимание большое количество самовзрывов выставленных мин, будто по погоде».

Подтверждением его мысли приведу интересный эпизод минной войны, произошедший 4 августа 1972 года. Экипаж самолета 77-й опергруппы ВМФ США, летевший над минным полем в районе порта Хон Ла, наблюдал от 20 до 25 самовзрывов мин в течение 30 секунд. Позже еще были обнаружены 25–30 грязевых пятен от недавно взорвавшихся мин. И только совсем недавно ученые Колорадского университета в Боулдере и Национального центра атмосферных исследований США пришли к выводу, что спонтанные взрывы морских мин во Вьетнаме могли состояться не только от шифр-зарядов, но и от солнечных магнитных бурь. Так что американцам есть над чем задуматься, прежде чем выпускать очередного джинна на планете Земля.

Не хочу завершать очерк на пессимистической ноте. В 1975 году над Сайгоном, бывшей столицей Южного Вьетнама, взвился красный флаг. И Вьетнам полноправно завершил борьбу за свою независимость в собственных естественных границах.

Николай Титоренко,
писатель-документалист, ветеран минной службы

Опубликовано в выпуске № 46 (909) за 30 ноября 2021 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц