Версия для печати

Можно заблокировать, можно убить

Независимая журналистика мешает ведению информационной войны против России
Коротков Сергей
Фото: leftvoice.org

Преследование независимых журналистов и создание «атмосферы страха» вокруг них, наказания за сотрудничество с российскими СМИ, институтами гражданского общества и экспертными центрами стали повседневной практикой на Западе. Крайнее обострение этой «болезни» произошло в преддверии так называемого виртуального саммита за демократию, прошедшего 9–10 декабря. На деле же здесь отрабатывался механизм противодействия Китаю и России в установлении государственного контроля за деятельностью в сети Интернет.

Топором по свободе слова

После этого саммита, проведенного без участия постоянных членов Совбеза ООН – Китая и России, следует ожидать глубочайшего раскола мирового сообщества на два лагеря уже в 2022 году и дальнейшего обострения напряженности в сфере информационного противоборства.

Серьезность намерений США подтверждается активной деятельностью по созданию Всемирной организации по цифровым данным (ВОЦД). Из контент-анализа упоминаний в законе о национальной обороне США основных стран, представляющих угрозу для Соединенных Штатов, Россия опережает Китай, Иран, КНДР и ИГ (запрещенное в РФ). А директор управления Белого дома по кибербезопасности Крис Инглис недавно заявил о необходимости продолжения давления на Россию в рамках широкой международной коалиции. Все это подтверждает попытку политической элиты США следовать курсом на переустройство мира с целью обеспечить комфортное существование США и «золотому миллиарду» за счет ресурсов других стран и в первую очередь России.

Современные последователи маккартизма усовершенствовали технологии подавления альтернативного мнения, введя в политический лексикон термин «альтернативные медиа» («альтмедиа»). Это собирательное понятие для СМИ, отстаивающих отличную от американского мейнстрима и общепринятой в западной политической среде повестку, превратилось в пропагандистское клише. За альтмедиа закрепился стереотип источника дезинформации, рупора российской, китайской или трамповской пропаганды, изнутри разрушающего основы западного мироустройства.

Журналистика превратилась в «информационный скальпель», помогающий в одних случаях предотвратить критические ситуации, а в других – стало эффективным средством, провоцирующим рост напряженности на международной арене, дестабилизирующим обстановку вплоть до возникновения вооруженного конфликта

При этом американские журналисты даже из «Нью-Йорк таймс», «Вашингтон пост» и других авторитетных изданий на регулярной основе ссылаются в своих обвинениях на неназванные или анонимные источники в спецслужбах. Они, похоже, не отдают себе отчет, что сами делают именно то, в чем обвиняют своих оппонентов: напрямую сотрудничают со спецслужбами и распространяют фейки.

За последние несколько лет американские государственные структуры и неправительственные организации опубликовали серию псевдорасследований о «дезинформационных кампаниях» России в США и Евросоюзе. Их лейтмотивом стало бесконечное муссирование темы мифического вмешательства Кремля в кампанию по выборам президента США. Этому, в частности, был посвящен доклад американской национальной разведки 16 марта 2020 года. А в марте – мае этого года квинтэссенцией аналитических документов конгресса США, Госдепа, Национального совета по разведке и разведуправления Пентагона стала демонизация России как «империи зла». Не отстают от них в этом Брукингский институт и аналитический центр РЭНД.

По американским лекалам действуют и европейские политические структуры – на уровне как институтов ЕС, так и национальных органов власти. Европарламент, федеральное агентство Германии по охране конституции, полиция безопасности Финляндии, главное разведывательное управление Эстонии, ряд других ведомств опубликовали квазирасследования о российской гибридной войне в информационной сфере.

Европейские власти создали и раскрутили целую сеть якобы независимых НПО, специализирующихся на разоблачении «дезинформационных кампаний Кремля». Среди них наибольшей активностью отличаются «ЕС ДезИнфо Лаб», «ЕС версус Дезинфо», аналитический центр «Шведское агентство оборонных исследований», германский «Альянс за безопасность демократии» и многие другие.

Наряду с формально некоммерческими организациями подобного типа активно наращивают свои возможности по борьбе с мнимой российской пропагандой так называемые центры стратегической коммуникации НАТО в Латвии и других странах Балтии, Польше и Финляндии. Сотрудники натовских офисов фильтруют европейский интернет-трафик и пытаются выявить «алгоритмы российских дезинформационных кампаний». Однако их деятельность поразительно похожа на борьбу героя Сервантеса с ветряными мельницами.

В результате всей этой бурной деятельности, несмотря на отсутствие каких бы то ни было доказательств злонамеренной российской пропаганды, некоторые страны Запада практически ограничили деятельность российских СМИ на своей территории.

Российские СМИ – нон грата

С использованием ведущих социальных медиаплатформ международное информационное поле методично и целенаправленно зачищается от российских массмедиа, работающих на европейскую и американскую аудитории. Под ограничения попадает деятельность любых российских СМИ, имеющих иноязычные версии. Как государственные («Раша тудей», «Спутник», ТАСС), так и частные (Фонд стратегической культуры, «Новое восточное обозрение» и другие) российские СМИ необоснованно причисляются к источникам дезинформации, а то и к вредоносной деятельности. Под этим надуманным предлогом администрации социальных сетей Фейсбук, Твиттер и видеоплатформы Ютьюб блокируют их аккаунты, в создание и раскрутку которых было вложено немало времени и денежных средств. Кто возместит эти потери? Кто и когда ответит за попрание норм международного публичного права?

Наиболее резонансным эпизодом стала ликвидация немецкой версии телеканала «Раша тудей» на видеохостинге Ютьюб. Администрация Фейсбука по запросу официального Берлина просто ликвидировала десятки аккаунтов, принадлежащих российским СМИ и журналистам, поведя себя, как слон в посудной лавке.

Стоит обратить внимание, что на этом немцы не остановились. Они пытаются установить тотальный контроль над информационной сферой, отказывая неблагонадежным, с их точки зрения, журналистам и блогерам в самой возможности зарегистрировать информационные ресурсы в национальной доменной зоне. По большому счету власти лишают журналистов самого права на профессиональную деятельность. Зачастую представители СМИ оказываются под колоссальным прессингом со стороны правительственных ведомств и силовых структур, которые вынуждают их отказаться от сотрудничества с российскими информационными агентствами.

Показательной стала неприкрытая информационная расправа над немецким публицистом Томасом Репером, которому фактически отказано в праве вести его блог «Анти-Шпигель» в немецком сегменте Интернета. На своем портале, зарегистрированном в российской доменной зоне, журналист в ежедневном режиме публикует материалы, в которых разъясняет позицию РФ по наиболее важным вопросам международной повестки дня.

Наряду с этим администрация Ютьюб заблокировала видеопередачи Репера в программе «Тахелес», один из выпусков которой был посвящен международной коррупции на Украине. По собственному признанию Репера, давление на него продолжает возрастать и, по его заявлению, он даже опасается приезжать в Германию, предпочитая вести диалог по телефону. Заблокирован был и альтернативный немецкий видеоканал «НуоВизо», разместивший у себя передачи с его участием.

О невозможности продолжать работать в немецком сегменте Ютьюб и других медиаплатформ заявляют многие представители германских альтернативных СМИ, даже такое авторитетное издание с многолетней историей, как «Юнге Вельт».

Информационная инквизиция

Не менее печальная участь постигла и американского политического эксперта польского происхождения Эндрю Корыбко, сотрудничавшего с российским информационным агентством «Спутник». В связи с объективным освещением внешнеполитического курса Российской Федерации Корыбко подвергается беспрецедентному давлению со стороны ведущих массмедиа Запада.

Летом 2020 года американские издания «Нью-Йорк таймс», «Ньюс гард», «Ассошиэйтед Пресс», а также европейская неправительственная организация «ДезИнфо Лаб» опубликовали материалы о якобы тесных связях американца с российскими спецслужбами.

Западные СМИ растиражировали информацию, что Корыбко продвигает в зарубежном медиапространстве альтернативную точку зрения по ключевым вопросам международной повестки дня, в частности сирийскому урегулированию и борьбе с коронавирусной пандемией. По этой причине среди западных интернет-пользователей закрепилось представление о Корыбко как «агенте влияния» России. Сейчас эксперт всерьез опасается выезжать в страны Запада, поскольку с большой вероятностью может быть подвергнут уголовному преследованию.

Путем блокирования аккаунтов в социальных медиа, ограничений на участие в официальных брифингах, публикации разного рода псевдокомпромата вокруг независимых и честных журналистов искусственно создается информационный вакуум, формируется образ токсичности и неадекватности, чтобы выключить из мирового медийного пространства.

Наиболее репрессивные шаги против журналистов принимаются на Украине. Складывается ощущение, что Запад, поставив Киев под внешнее управление, испытывает здесь различные технологии борьбы с «информационными диссидентами». По своей сути украинские власти превратились в своеобразную информационную инквизицию, с маниакальным рвением подавляя каждый альтернативный источник информации, несоответствующий навязываемым догмам. На Украине журналист абсолютно бесправен: против него могут быть сфабрикованы уголовные дела, его информационные ресурсы могут быть заблокированы в любой момент под фиктивным предлогом, наконец, его попросту могут устранить физически, как, например, главного редактора газеты «Сегодня» Олеся Бузина. А всего на Украине убиты 12 независимых журналистов.

Нельзя исключать, что уже в обозримом будущем подобные карательные меры пополнят арсенал приемов западных спецслужб в борьбе со своими инакомыслящими журналистами да и с самими СМИ. Сегодня, как никогда, актуален вопрос выработки международно-правовых механизмов защиты профессиональной деятельности журналистов и СМИ в целом как важного и необходимого элемента, оказывающего влияние на состояние международной информационной безопасности.

К сожалению, существующие международные журналистские организации не выполняют своей функции по защите профессиональных прав СМИ и их представителей. Обеспечение деятельности журналистов входит в сферу компетенции ООН – этим занимаются Совет по правам человека и Управление Верховного комиссара по правам человека. На площадке ЮНЕСКО действует Международная программа развития коммуникации, которая призвана реагировать на факты преследования журналистов. Аналогичная структура существует и в формате ОБСЕ – ее деятельностью руководит представитель по вопросам свободы СМИ. Однако эти организации в основном ограничиваются ролью наблюдателей, придерживаясь либеральной идеологии в западном понимании, не пытаются применять какие-либо реальные инструменты воздействия на нарушителей свободы слова.

В связи с этим представляется перспективным выработка неких правообразующих международных соглашений, механизмов, которые смогли бы гарантировать права журналистов и СМИ на твердой юридической основе с соблюдением международного публичного права.

Такое положение беспокоит мировое сообщество, которое вместе с Россией последовательно с 1998 года в ООН проводит работу по консолидации усилий для обеспечения международной информационной безопасности (МИБ). Важно отметить, что международное право полностью применимо к киберпространству. Этот принцип в рамках Рабочей группы открытого состава в этом году подтвердили более 190 государств – членов ООН.

В этом контексте особую актуальность вызывает необходимость адаптации норм международного гуманитарного права к журналистам применительно к защите их прав в период вооруженных конфликтов как международных, так и внутренних. Здесь важно обеспечить соблюдение в отношении журналистов общепризнанных принципов и норм МГП в соответствии с Женевскими конвенциями и дополнительными протоколами к ним.

Законы для «киберкомбатантов»

В новой «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации», в частности, особое внимание уделено неразрывной связи национальных интересов и стратегических национальных приоритетов с информационной безопасностью, сохранением нравственных ценностей, культуры и исторической памяти. Решение указанных задач нацелено на достижение идеологического лидерства России в мире, которого пока нет.

Учитывая стремительный процесс милитаризации информационного пространства, превращение его в поле киберсражений, а также процесс форсированной разработки натовцами уже третьей версии Руководства по международному праву, применимому к кибернетическим способам ведения войны (так называемое Таллинское руководство), следует развернуть в России соответствующую работу также в интересах обеспечения военной и информационной безопасности.

Кое-что в этом направлении уже сделано. Министром обороны РФ 8 августа 2001 года утверждены Наставление по международному гуманитарному праву для Вооруженных сил Российской Федерации и Концепции деятельности ВС РФ в информационном пространстве (Белая книга).

В перспективе проработку данной проблемы можно было бы продолжить совместно с Китаем, другими странами, что по крайней мере позволит юридически определить какие-то функциональные рамки (ограничения) для «киберкомбатантов» и сделает мир более безопасным и предсказуемым, относя все нарушения в ходе ведения информационных операций к военным преступлениям без срока давности.

Однако остается открытым вопрос: захотят ли, скажем, те же США присоединиться к таким соглашениям, а даже если это произойдет, сможет ли кто-нибудь заставить американские власти их соблюдать?

В связи с этим одной из мер в области информационно-психологической составляющей МИБ следовало бы инициировать создание какой-либо международной структуры с задачей подготовки обращений и исков о защите чести и достоинства, а также профессиональных прав журналистов в международных и национальных судебных инстанциях. Особого контроля, безусловно, требует и деятельность ведущих платформ социальных медиа (Фейсбук, Твиттер и т. д.), уже давно вышедших за рамки частных сообществ по интересам и ставших мощнейшими игроками глобального информационного рынка.

С учетом специфики англосаксонской правовой системы крайне важно создать прецеденты судебных решений в пользу журналистов в их противостоянии с правительствами и интернет-платформами. Это позволит представителям так называемых альтернативных, а в социальном понимании независимых и объективных СМИ эффективно защищать свои профессиональные права, опираясь на правоприменительную практику.

Журналистика превратилась в «информационный скальпель», помогающий в одних случаях предотвратить критические ситуации, а в других – стало эффективным средством, провоцирующим рост напряженности на международной арене, дестабилизирующим обстановку вплоть до возникновения вооруженного конфликта.

На этом направлении целесообразно оказать содействие развитию военной журналистики. В частности, заинтересованным органам государственной власти следовало бы в установленном порядке подготовить необходимые документы для учреждения профессионального праздника – Дня военного корреспондента. Проблема давно назрела в связи с непрекращающимися конфликтами и особым риском при работе представителей СМИ в горячих точках. Решение данного вопроса на государственном уровне будет еще и данью памяти героическому и значительному вкладу военных журналистов и корреспондентов в период Великой Отечественной войны.

В целях профессиональной подготовки представителей СМИ России, а также привлечения журналистов из стран ОДКБ для работы в кризисных ситуациях и в условиях террористической опасности требуется поддержка реализации проекта «Бастион», осуществляемого Союзом журналистов Москвы при содействии Минобороны России. 12 октября на полигоне Горностай в районе Владивостока завершено проведение в текущем году второго потока курсов «Бастион».

В ежегодных предложениях Совета по присуждению премий правительства РФ в области СМИ одним из критериев оценки считать поощрение за соблюдение кодекса поведения (журналистской этики).

Кроме того, анализ деструктивного контента, распространяемого в рамках информационной кампании на российском направлении, обуславливает необходимость принятия дополнительных мер по защите от нападок на представителей военно-политического руководства государства и его Вооруженных сил. Назревшей проблемой является выработка механизма реализации соответствующих положений федеральных законов «О военном положении» и «О чрезвычайном положении», которыми определены только лишь общие подходы по введению «военной цензуры» и «предварительной цензуры».

На региональном уровне целесообразно активизировать деятельность по созданию профессиональных союзов журналистов в рамках таких организаций, как ОДКБ, ЕАЭС, ШОС, БРИКС, с мощными интернет-порталами. Обращения этих профессиональных саморегулируемых объединений должны учитываться при принятии коллективных решений международными организациями и в деятельности национальных органов власти.

На международном уровне актуальны и другие усилия, нацеленные на защиту информационно-психологической сферы общества от негативного контента. В условиях деградации и девальвации норм и правил деятельности СМИ западных стран необходимо определить, например, меры доверия и общественного контроля в этой сфере. Укреплять международную журналистскую солидарность путем использования единых этических принципов журналистики на основе новой глобальной хартии журналистской этики. Они могут быть учтены при разработке до 2024 года Универсального договора ООН по киберпреступности. А борьба с информационной преступностью должна учитывать распространение идеологии терроризма, экстремизма, реабилитацию нацизма.

Если не принять меры для защиты профессиональных прав журналистов, международное медийное сообщество продолжит следовать по пути фрагментации общего информационного пространства, попадая во все большую зависимость от глобальных интернет-платформ и политического произвола властей. Сможет ли журналистика в таких условиях выполнять свою миссию – формировать целостную и объективную картину происходящего вокруг нас – вопрос риторический.

Сергей Коротков,
генерал-майор, кандидат военных наук

Опубликовано в выпуске № 49 (912) за 21 декабря 2021 года

Загрузка...
Аватар пользователя khyum
khyum
21 декабря 2021
Европейская демократия всего лишь форма пандемии. Нужна новая вакцина. Не то "будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется" - старая советская пословица.
Аватар пользователя Читатель
Читатель
21 декабря 2021
"У страха глаза велики ",- абонент доступен
Аватар пользователя khyum
khyum
21 декабря 2021
Европейская демократия всего лишь форма пандемии. Нужна новая вакцина. Не то "будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется" - старая советская пословица.
Аватар пользователя Читатель
Читатель
21 декабря 2021
"У страха глаза велики ",- абонент доступен

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц