Версия для печати

Год великой поляризации

На ринг вызываются две антагонистические системы миропорядка
Сивков Константин
Фото: russianflorida.com

Уходящий год почти на всем его протяжении можно считать годом великих потрясений, последствия которого еще долго будут влиять на развитие всей цивилизации. Однако надо отметить, что события 2021-го были предопределены предыдущим, 2020 годом. Именно тогда произошли ключевые события, кардинально изменившие мир и предопределившие в решающей мере геополитику года нынешнего. Главное из них, определившее радикальные изменения в облике всего мира, – начавшаяся пандемия, которая получила ныне качественно новое политическое значение. Другим ключевым событием 2020 года, определившим направленность развития геополитических и политических процессов, надо назвать победу демократа Байдена на выборах в США и последовавшие за этим события.

Существенное значение при этом имел сам характер проведенных американских выборов, которые никак нельзя назвать ни демократическими, ни честными. Большое влияние на мир в 2021 году оказали вооруженный конфликт в Нагорном Карабахе, его итоги и последовавшие за ним события в этом регионе. Наконец нельзя не отметить представление народам и элитам мира новой глобальной концепции, изложенной достаточно детально в фундаментальном труде главного организатора заседаний Давосского клуба Клауса Шваба «Четвертая технологическая революция». Эта работа фактически является оформленной идеологией современного глобализма.

В итоге всего этого к началу 2021 года в мире накопился такой огромный потенциал противоречий глобального, регионального и внутриполитического уровня, что этот год уже просто не мог быть спокойным. И это ожидание в полной мере оправдалось. В достаточно полном объеме оценить все конфликты и события этого чрезвычайно насыщенного года и его итоги в одной статье невозможно. Поэтому остановимся на наиболее значимых.

Глобальная поляризация

Прежде всего надо отметить, что в этом году положено начало открытому идеологическому противостоянию Запада и Востока, суть которого в противопоставлении многополярного и мондиального мирового порядка, традиционных и постмодернистских ценностей. Президент России Владимир Путин, выступив на заседании Давосского клуба в начале 2021 года в онлайн-режиме и на заседании клуба «Валдай», предъявил миру альтернативу тому проекту нового мирового порядка, который от имени глобальных сил представил Клаус Шваб в своей книге «Четвертая технологическая революция» и в соответствующем докладе на Давосском экономическом форуме 2021 года. Это есть не что иное, как начало открытого идеологического противостояния, суть которого состоит в противопоставлении на глобальном уровне двух моделей мирового устройства:

Внутренняя напряженность в США уже в ближайшие несколько лет чревата перерастанием холодной гражданской войны в горячую с распадом США на воюющие между собой «красные» и «синие» штаты
  • многополярного мира, состоящего из сильных равноправных государств при наличии влиятельных наднациональных органов с функциями организации деятельности по решению вопросов, затрагивающих все человечество или несколько стран крупных регионов;
  • мондиального, единого мира, где национальные государства ликвидированы или низведены до уровня провинций единого мирового государства, а управление осуществляется глобальными корпорациями через мировое правительство, обладающее всей полнотой реальной власти.

На социально-политическом уровне – это противопоставление традиционных духовных ценностей идеям либерально-фундаменталистского толка и соответствующим им моделям устройства общества.

Еще одним буквально революционным событием идеологического характера в 2021 году следует считать признание носителями обеих противостоящих идей того, что существующая модель капитализма себя изжила и не позволяет найти выход из сложившихся противоречий. Фактически это констатация: в рамках существующего социально-политического и экономического строя преодолеть развивающийся кризис невозможно.

Как это отметил наш президент: «В ее рамках нет больше выхода из клубка все более запутанных противоречий». Это революционное заявление. Никогда ранее на таком высоком международном уровне президент России не делал подобных политических заявлений. Это фактически означает, что Путин считает несостоятельным политический курс, проводимый нашими «реформаторами» на протяжении трех десятилетий с момента распада СССР. И тем самым определяет необходимость пересмотра самих основ социально-политического устройства России.

Расклад мировой колоды

В геополитическом отношении главным итогом 2021 года следует считать завершение фактического оформления противостоящих глобальных группировок. То есть в военно-политическом отношении непосредственная подготовка к третьей мировой войне завершена. Со стороны сторонников монополярного или однополярного мира – это коалиция стран западной цивилизации и их союзники, которые уже сформировали полноценные блоки для противоборства на евро-атлантическом пространстве и в зоне Юго-Восточной Азии и Тихого океана. Четко просматривается хорошо спланированная и качественно реализованная система давления на Россию и Китай.

На Западе эта система включает три основных геополитических эшелона. Из них передовой составляют страны бывшего Варшавского договора, прежде всего Польша, Румыния, Болгария и Чехия, а также экс-республики СССР – страны Балтии и Украина. Жестко ориентируясь на США, эти страны являются американским форпостом на западных границах России и Беларуси. Сегодня эта команда выступает главным инструментом и плацдармом экспансии против России, демонстрируя решимость использовать самые жесткие антироссийские меры, вплоть до прямого военного столкновения.

Центрально-европейский эшелон представлен странами Старой Европы, составляющими основу ЕС. В его основе ось Берлин – Париж. До настоящего времени эти страны занимали умеренную позицию в отношении России, если сравнивать их с упомянутыми выше бывшими союзниками СССР, а также США и Великобританией. Однако выборы в Германии, завершившиеся созданием нового правительства в этой стране, намного более антироссийски настроенного, нежели предыдущее, дают основание ожидать в самое ближайшее время усиления со стороны стран Старой Европы давления на Россию, причем, если учесть весьма жесткие заявления представителей нового правительства ФРГ, ожидаемые меры могут стать достаточно чувствительными для нашей страны, особенно для определенной части российской элиты.

Тыловой эшелон или, исходя из его расположения, можно назвать атлантическим, а если исходить из национальности титульных народов входящих в него стран – англосаксонским. Его основа представлена осью Лондон – Вашингтон. Это основной организатор и главная движущая сила всей системы блоков, направленных против России и Китая.

На Востоке, в зоне Тихого океана и Юго-Восточной Азии создана геополитическая система сдерживания России и Китая из двух эшелонов. Первый из них представлен пока еще полноценно не оформленным блоком, состоящим из стран, непосредственно прилегающих к территории Китая и России: Индии, Японии и Южной Кореи, естественно, со стоящими за их спиной Соединенными Штатами. Индия имеет территориальные споры с Китаем, а Япония претендует на российские острова Курильской гряды. Все эти страны обладают достаточно мощными вооруженными силами, оснащенными современной боевой техникой и вооружением. Они, очевидно, призваны осуществлять непосредственное сдерживание Китая на южном и юго-восточном направлениях.

Но этого глобалистам и американским элитам показалось мало. Видимо, они сочли, что этот эшелон сдерживания Китая недостаточно прочен и надежен. Сомнения могли быть связаны с Индией, которая имеет давние и крепкие дружественные связи с Россией. Поэтому было принято решение о срочном создании второго тылового эшелона, который, как и на Западе в зоне Атлантического океана, также стал англосаксонским и, видимо, призван обеспечить прочность всей геополитической конструкции, противостоящей Китаю и России. Им стал блок AUKUS, название которого представляет собой комбинацию аббревиатур наименований составляющих его стран: Австралии, Великобритании и США. Военная слабость Австралии в этом блоке не имеет особого значения, поскольку ей отводится роль важнейшего геополитического плацдарма, опираясь на который США и Великобритания готовятся к действиям по сдерживанию Китая на этом направлении. Да и методы противоборства в ближайшее время будут практически исключительно экономические и информационные, где вклад Австралии может стать весьма ощутимым.

В этих условиях логичным выглядит возникновение российско-китайского союза. У обеих наших стран общий противник. Обеим нашим странам с его стороны исходит угроза самому их существованию. Слабые стороны каждой из наших стран в достаточно полной мере компенсируются сильными сторонами другой. Наконец, отказ от такого военно-политического союза ведет к геополитической и военно-стратегической изоляции как России, так и Китая. Это хорошо понимают высшие руководители наших стран. Поэтому не зря, видимо, в декабре наш президент вел длительные переговоры с руководителем Китая. А в открытом послании странам НАТО со стороны российского МИДа прямо указывается, что в случае непринятия наших предложений Россия оставляет за собой право на создание контругроз Западу. В военно-политическом отношении одним из самых существенных таких шагов вполне может стать возникновение российско-китайского военно-политического блока, с которым США, НАТО и их союзникам уже не справиться ни по экономическим, ни по демографическим, ни по ресурсным, ни по военно-стратегическим основаниям. Да, между нашими странами имеются идеологические противоречия, но надо учесть, что при наличии общего серьезного противника, когда реальна угроза самому их существованию, страны подобные противоречия забывают, по крайней мере временно, и сосредотачивают совместные усилия на борьбе с главным врагом. Так, например, стало возможным возникновение противоестественного с точки зрения идеологии союза СССР, Англии и США в войне против фашистской Германии, Японии и их союзников.

Год американских поражений и потерь

Важным итогом 2021 года стал практически полный уход Соединенных Штатов из региона Центральной Азии в результате их бегства из Афганистана, сопровождавшегося тяжелыми имиджевыми потерями для американцев. Поспешный уход американских войск из Афганистана воспринят в мире, особенно в арабском, как тяжелейшее военное поражение США – причем в морально-психологическом отношении более тяжелое, чем вьетнамское. Ведь во Вьетнаме США фактически понесли поражение от СССР и отчасти Китая, поскольку вьетнамские силы национально-освободительного движения и вооруженные силы Северного Вьетнама получали самую современную на тот момент боевую технику от Советского Союза, их личный состав проходил обучение в советских военных учебных заведениях, включая военные академии. А в Афганистане США потерпели поражение от иррегулярных вооруженных формирований движения «Талибан», которое они уже неоднократно устами нескольких своих президентов объявляли уничтоженным. При этом важно подчеркнуть, что поражение американской армии нанесли исключительно иррегулярные формирования, поскольку ни одна из стран мира в явном виде не оказывала движению «Талибан» масштабной военной помощи.

На фоне этого тяжелейшего поражения и других провалов американской демократической администрации резко упал рейтинг президента Байдена при одновременном укреплении позиций в американском обществе его оппонента Трампа. Резко возросла внутренняя напряженность в стране, которая, по мнению ряда авторитетных американских экспертов, в частности мужа Виктории Нуланд Роберта Кэгена и директора центра богословско-идеологических исследований Михаила Тильмана, уже в ближайшие несколько лет чревата перерастанием холодной гражданской войны в горячую с распадом США на воюющие между собой «красные» и «синие» штаты. Будем надеяться, что эти прогнозы не сбудутся. Однако сам факт их появления у таких влиятельных фигур в американском обществе говорит о крайней социальной напряженности в Америке. Это, безусловно, один из важнейших геополитических итогов 2021 года.

Все на борьбу с вирусом

Важнейшей чертой прошедшего года является, конечно, обострение проблем, связанных с распространением ковид-19 в мире и появлением его новых штаммов. Не успели страны мира освоиться со штаммом «Дельта», как появился новый – «Омикрон», еще более заразный, но, похоже, чуть менее опасный. В странах Европы, несмотря на высочайший уровень вакцинации населения, колеблющийся в пределах от 70–75 до 80–90 процентов, началась очередная, по разным подсчетам, четвертая или пятая волна заражений коронавирусной инфекцией. Народы европейских стран, похоже, поняли, что пандемия приобретает перманентный характер и вакцинация не дает гарантий спасения от новых волн заболеваемости. В итоге Европу стали сотрясать крупномасштабные протесты, которые особенно усиливаются на фоне экономических проблем, вызванных локдаунами различной продолжительности и строгости, а также мер по принуждению населения к вакцинированию, теперь уже многократному. Рост социальной напряженности в мире, вызванный пандемией и мерами правительств, тоже является важнейшим итогом уходящего года.

Восточный фронт

Еще одним итогом 2021 года стало значительное усиление военной активности США и их союзников по НАТО у границ России и Белоруссии. Причем в конце года степень, характер и содержание военных приготовлений были таковы, что их можно обоснованно классифицировать как непосредственную подготовку вооруженных конфликтов и локальных войн с втягиванием в них России. Дважды ситуация в 2021 году стояла на пороге масштабной войны на юго-востоке Украины. В обоих случаях ее удалось избежать благодаря дипломатическим усилиям России, поддержанным демонстративными маневрами российских войск. Этот беспрецедентный рост военной напряженности в мире, прежде всего вокруг России, в значительной мере может быть обусловлен упомянутым выше обострением внутриполитических проблем в США и странах Европы. Их элитам для укрепления своих пошатнувшихся позиций в обществе необходим серьезный внешний противник, для отпора которому можно сплотить свои народы.

В этой связи нынешний год ознаменовался беспрецедентным для постсоветской России шагом, состоящим в фактическом предъявлении США и НАТО со стороны российского МИДа, причем сразу в публичном варианте, предложения о всеобъемлющем комплексе мер по снижению военной напряженности в Европейском регионе – у границ России и Беларуси. Жесткость этого документа особенно сильно контрастирует с обычно мягким стилем российской дипломатии, что в сочетании с предупреждением о готовности создать контругрозы Западу в случае отказа принять российские предложения дало повод европейским и американским СМИ говорить о предъявлении Россией ультиматума Евросоюзу и США. Последствия этого шага еще предстоит увидеть и ощутить в будущем году. Однако уже сегодня понятно, что это предложение не будет принято. Это дает основания полагать, что новый виток военной и политической напряженности в 2022 году, весьма вероятно, уже в первой его половине становится неизбежным.

Нельзя обойти стороной и тот факт, что именно в 2021 году наблюдается рост социальной напряженности в России, сопровождающийся нарастанием противостояния власти и населения в ряде регионов, в результате мер, предпринимаемых руководством страны и местными руководителями по организации массовой вакцинации. С учетом внешнего давления в виде различных санкций, в частности направленных против конкретных физических лиц и организаций, это в сочетании с некоторыми другими непопулярными и порой труднообъяснимыми действиями российских властей разных уровней создало в России положение, при котором враждебные нашей стране государства и транснациональные элиты сочли возможным рассчитывать на инициирование в стране социальной революции с целью ликвидации нашей страны или взятия ее под свой полный контроль, вероятно, более жесткий, нежели это было во времена Бориса Ельцина.

Таким образом, можно констатировать, что главным итогом и отличительной особенностью всего этого года стала поляризация противостоящих глобальных сил, прежде всего в военно-политическом и идеологическом отношении. Вместе с тем такая же поляризация, может несколько менее четкая, но не менее жесткая, произошла и в ряде стран на внутриполитической арене. Силы оформились, окончательно осознали цели и задачи своей борьбы, с чем и вступают в 2022 год. Начнут оформившиеся противоречия разрешаться или напряжение продолжит расти – увидим.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 50 (913) за 28 декабря 2021 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц