Версия для печати

95 лет ПВО России

Чельцов Борис
Зародившаяся в самом начале прошлого века авиация быстро нашла военное применение. В ходе Первой мировой войны широкие военные действия велись уже во всех трех физических сферах: на земле, на море и в воздухе. Возрастающая степень опасности воздушных ударов порождала потребность в защите от них и войск на фронте, и объектов и коммуникаций в тылу. Против нового вида противника потребовалось наряду с наземной и морской создавать новый вид обороны – воздушную. В России среди первоочередных задач разрабатывались меры по недопущению полетов воздухоплавательных средств противника к столице – Петрограду и резиденции императора в Царском Селе. 8 декабря 1914 года (по новому стилю) разрабатываемые русским командованием меры приняли характер оперативных и боевых документов. Таким образом, именно этот день следует считать датой рождения российской противовоздушной обороны. «ВПК» планирует опубликовать серию материалов, посвященных славной истории ПВО, а также сегодняшнему дню ПВО-ВКО, поскольку генетически они неразрывны.
Зародившаяся в самом начале прошлого века авиация быстро нашла военное применение. В ходе Первой мировой войны широкие военные действия велись уже во всех трех физических сферах: на земле, на море и в воздухе. Возрастающая степень опасности воздушных ударов порождала потребность в защите от них и войск на фронте, и объектов и коммуникаций в тылу. Против нового вида противника потребовалось наряду с наземной и морской создавать новый вид обороны – воздушную. В России среди первоочередных задач разрабатывались меры по недопущению полетов воздухоплавательных средств противника к столице – Петрограду и резиденции императора в Царском Селе. 8 декабря 1914 года (по новому стилю) разрабатываемые русским командованием меры приняли характер оперативных и боевых документов. Таким образом, именно этот день следует считать датой рождения российской противовоздушной обороны.
«ВПК» планирует опубликовать серию материалов, посвященных славной истории ПВО, а также сегодняшнему дню ПВО-ВКО, поскольку генетически они неразрывны.
{{direct}}

30 ноября 1914 года генерал-адъютант К. П. Фан-дер-Флит, главнокомандующий 6-й армией, которая была развернута в Петербурге, приказом по армии за № 90 утвердил специальную «Инструкцию по воздухоплаванию», согласно которой впервые была организована воздушная оборона Петрограда и его окрестностей. Введенная в действие с 8 декабря 1914 года «Инструкция по воздухоплаванию в районе 6-й армии», учреждение должности начальника воздушной обороны и выделение в его распоряжение «летчиков и войсковых частей, назначенных для защиты Петрограда и его района от воздушного нападения противника», впервые в русской армии определили меры, силы и средства обороны от ударов с воздуха крупного центра страны.

С первых же дней для наблюдения за воздушным противником и оповещения о нем была развернута сеть воздушных наблюдательных постов. На позициях вокруг Петрограда и вблизи Царского Села установлены артиллерийские орудия, приспособленные для стрельбы по летательным аппаратам, а в Гатчинской авиационной школе назначены экипажи, подготовленные к борьбе с самолетами в воздухе. Таким образом в 1915–1917 годах было положено начало созданию систем воздушной обороны как отдельных городов, так и важных военных объектов на театрах военных действий. В Российской армии штатно и нештатно вводились специальные должности начальников воздушной обороны, создавались их штабы. Организация воздушной обороны отличалась высокой военной грамотностью даже по современным понятиям.

Создаваемые системы воздушной обороны военно-политических, административных и военных центров России в течение всей войны непрерывно совершенствовались с учетом имеющихся на вооружении технических средств и опыта борьбы с воздушным противником на русско-германском фронте.

После Октябрьской революции и развала царской армии развалилась и воздушная оборона России.

В годы Гражданской войны и иностранной военной интервенции Красная армия делала первые шаги по применению доставшихся ей средств воздушной обороны. Крайне низкий технический уровень и малочисленность привлекаемых для воздушной обороны средств не позволили развить зародившийся в ходе Первой мировой опыт их боевого применения, и средства воздушной обороны применялись разрозненно, не имея организованной обороны.

К строительству системы противовоздушной обороны советского государства приступили в годы военной реформы 1924–1925 годов под руководством выдающегося политического и военного деятеля, наркома обороны Михаила Фрунзе. С 1924-го Штаб РККА становится основным планирующим органом строительства ПВО государства.

Талантливая плеяда реформаторов с участием грамотных военных специалистов старой армии правильно оценила огромную перспективу военной авиации в будущих войнах и масштабы ее военной угрозы не только для Вооруженных Сил, но и для всего государства.

Коллаж Андрея Седых

Одно из ярких отражений этих подходов к строительству Красной армии – содержание директивы Штаба РККА военным округам, управлениям и службам наркомата по военным и морским делам от 25 августа 1925 года. В ней разъяснялось, что «в текущем бюджетном году Штаб РККА приступает к организации противовоздушной обороны страны. Задачи, встающие в связи с этим, следует отличать от задач противовоздушной обороны фронтовой полосы в военное время, где все эти вопросы будут разрешаться на основании соответствующих уставов, наставлений».

В этой директиве впервые были применены термины «противовоздушная оборона страны» и «противовоздушная оборона фронтовой полосы» и подчеркнуто их различие. Сформулированы задачи ПВО страны в мирное и военное время, их отличие от задач фронтовой полосы. Задачи ПВО страны формулировались как «защита от воздушных нападений тыловых населенных пунктов, путей сообщения, фабрик и заводов».

Дальнейшее развитие эта идея получила в 1926 году в докладной записке Штабу РККА начальника Артиллерии особого назначения РККА, которому подчинялась и зенитная артиллерия. В. Грендаль писал: «Развитие авиации и способов ее боевых действий по различным объектам требует, чтобы в дальнейшем на вооружении зенитной артиллерии имелись три типа орудий – малого, среднего и крупного калибра, а сама зенитная артиллерия подразделялась на войсковую – для прикрытия войск на поле боя и позиционную – для защиты районов и объектов в тылу страны».

Штаб РККА разработал и предложения о включении не только зенитной артиллерии, но и части истребителей в штат Войск воздухообороны для дальнейшего развития ее из пунктовой в территориально-пунктовую. При этом задачами войск были не только оборона отдельных пунктов на непосредственных подступах к ним, но и борьба с воздушным противником над территорией между обороняемыми пунктами в целях обеспечения эшелонированного и последовательного наращивания воздействия различных (наземных и авиационных) сил обороны по воздушному противнику.

Перед войной для противовоздушной обороны были разработаны различные образцы нового вооружения и военной техники. По объективным и субъективным причинам ряд качественно новых образцов вооружения либо вообще не был принят в производство, либо оно изготавливалось в ничтожно малых количествах.

Эти и другие причины привели к серьезным упущениям в состоянии ПВО, которое в мае 1940 года Маршалом Советского Союза С. Тимошенко оценивалось так: «...Противовоздушная оборона войск и охраняемых пунктов в состоянии полной запущенности… При существующем состоянии руководства и организации ПВО должная защита от воздушного нападения не обеспечивается».

В январе 1941 года было принято постановление СНК СССР «Об организации противовоздушной обороны», закрепившее «единое оперативное построение противовоздушной обороны территории страны». Это первая попытка осуществления перехода от «объектового» к «территориальному» построению ПВО СССР в оперативных масштабах. В нем определялась угрожаемая по воздушному нападению зона на глубину до 1200 км от государственной границы. На этой территории в составе военных округов создавались зоны ПВО, имевшие в своем составе районы ПВО, а также пункты ПВО. В боевой состав зоны ПВО включались зенитные артиллерийские, пулеметные, прожекторные части, части ВНОС и аэростатов заграждения, выделенные для обороны от воздушного противника пунктов, объектов и сооружений; в состав района или пункта ПВО входили все средства, выделенные для противовоздушной обороны соответствующего района или пункта.

В этом постановлении указывалось, что руководство противовоздушной обороной возлагается «в центре – на начальника Главного управления ПВО территории СССР, подчиненного наркому обороны, в округах – на помощника командующего войсками округа по ПВО территории округа, он же командующий соответствующей зоной ПВО». Им по должности, но не входя в состав зон ПВО, а раздельно подчинялась и штатная войсковая ПВО. Штат управлений зон ПВО был составной частью штата управления военных округов. Штаб округа являлся основным органом управления противовоздушной обороной в округе.

Только две зоны ПВО имели прямое подчинение Главному управлению ПВО. Командующими Центральной (Москва) и Северной (Ленинград) зонами ПВО ТС были назначены не помощники командующих соответствующими военными округами по ПВО, а командиры Московского (1-го) и Ленинградского (2-го) корпусов ПВО ТС.

Непригодность такой организации для войны усугублялась подчинением зон ПВО ТС не только административным военным округам, но и еще одной, непосредственно подчиненной наркому обороны центральной, но тоже административной структуре – ГУ ПВО ТС, которому поручили и «руководство использованием частей ПВО ТС». Однако эта административная структура тоже не могла управлять боевыми действиями зон ПВО ТС, так как специальных органов оперативного руководства ими при отражении ударов авиации противника предусмотрено не было.

Противовоздушная оборона перед войной была построена на принципах не единоначалия, а двуначалия и не прямого подчинения всех средств ПВО и единого управления ими, а лишь взаимодействия разноподчиненных войск и сил борьбы со средствами воздушного нападения.

Как следствие единой организации боевого управления как зонами ПВО, так и в зонах ПВО ТС не было. Управлять противовоздушной обороной пытались копированием методов управления несоизмеримо медлительной наземной обороной, не видя в этом между ними разницы. Таким образом, практически единой противовоздушной обороны территории страны на основе ее «единого оперативного построения» не получилось: сохранив различие между войсковой ПВО и ПВО ТС только по обороняемым объектам, абсолютно не учли их различия в масштабах и предназначении.

Именно это различие играет решающую роль, обусловливая необходимость по-разному организовывать оборону и вести борьбу с воздушным противником на фронте и в тылу. Оно определяет невозможность одновременного управления борьбой в двух сферах с резко различающимися пространственно-временными масштабами, недопустимость ее подчинения одному командованию из-за несоизмеримо разной (до 300 раз и более) динамики изменения обстановки, разными требованиями к вооружению и даже принципами его применения. Не поняв сути, содержания и специфики борьбы в воздушной сфере, на командующих сухопутными фронтами возложили сразу четыре нереальных и непосильных вида руководства и ответственности: за применение сухопутных сил, за действия войсковой ПВО, за действия войск ПВО ТС и за применение фронтовой авиации ВВС.

Именно с такой организацией ПВО страны – только зенитными средствами, лишь во взаимодействии с ИА ВВС, с ее подчинением на основе двуначалия военным округам и ГУ ПВО ТС, при отсутствии органа оперативного руководства зонами ПВО ТС с намерением вести борьбу с воздушным противником как неотъемлемую часть наземной борьбы в основном «во фронтовой полосе» и на сухопутных основах ее организации, не допуская прорывов самолетов по воздуху в глубь территории страны, как и танков или пехоты по земле, СССР и вступил в Великую Отечественную войну.

Как показал дальнейший ход истории, это явилось очень дорогой и едва ли не роковой ошибкой, и чтобы понять ошибочность таких решений, потребовались война, ненужные жертвы на фронте и разрушения в тылу. А она быстро дала простой и до очевидности убедительный ответ, который можно было предвидеть.

Отступая и пытаясь удержать оборону, командующие войсками фронтов использовали оставшиеся силы и средства ПВО преимущественно для прикрытия обороняющихся войск. Две трети всех сил ПВО было задействовано на прикрытии важнейших объектов во фронтовой полосе. Через «пятнистый» «противовоздушный эшелон обороны», образуемый без ИА лишь разрозненными зенитными группировками на объектах, сотни бомбардировщиков противника, обходя их, свободно проникали в глубь территории страны и безнаказанно жестоко уничтожали беззащитные промышленные, особенно оборонные предприятия, коммуникации и население на глубине до 600–800 км от линии фронта, где никакой ПВО практически не было.

Пытаясь исправить положение, 9 июля 1941 года начальник Генерального штаба Г. Жуков издает специальную директиву, обязывающую командующих сухопутными фронтами восстановить зоны ПВО ТС и «освободить командующих зонами ПВО (помощников командующих войсками фронтов по ПВО) от непосредственного руководства ПВО войск фронтов и обратить их к исполнению прямых обязанностей в зонах ПВО». Но и она уже ничего не могла изменить.

Состояние противовоздушной обороны Москвы, других городов и районов страны волнует и руководителей самого высокого уровня. Образованный 30 июня 1941 года чрезвычайный высший государственный орган СССР – Государственный Комитет Обороны (председатель – И. Сталин, являвшийся Генеральным секретарем ЦК ВКП (б), Верховным главнокомандующим, наркомом обороны, а затем и Председателем СНК СССР) с первых дней своей деятельности и до победного окончания Великой Отечественной войны постоянно обращался к решению вопросов противовоздушной обороны. Уже 9 июля 1941 года ГКО принимает постановление «О противовоздушной обороне Москвы» (№ ГКО-77сс), 22 июля 1941-го – «О противовоздушной обороне Ленинграда» (№ ГКО-232/сс).

И. Сталин сам вынужден был вмешаться в дела противовоздушной обороны. Тщательно разобравшись, вождь понял самое главное. Подобно наземной, для отражения воздушного противника противовоздушная оборона также должна быть непрерывной и продолжительной. А против такого мобильного противника, как авиация Германии, «стационарными» средствами непрерывное воздействие можно обеспечить лишь сплошной зоной огня, образуемой территориальным построением противовоздушной обороны, а с учетом скоростей полета СВН аналогом рубежу наземной обороны может быть только территория страны.

С учетом этих позиций И. Сталин потребовал от Генштаба вместе с Главным управлением ПВО ТС представить принципиальные соображения по усилению ПВО, улучшению ее организационной структуры и управления. Результатом совместной работы Генштаба и ГУ ПВО ТС стало лично откорректированное И. Сталиным и подписанное им Постановление ГКО от 9 ноября 1941 года за № 874сс «Об усилении и укреплении противовоздушной обороны территории Союза», определившее коренную реорганизацию и принципиально новую организацию ПВО территории страны.

Этим постановлением Войска ПВО территории страны изымались из подчинения Военным советам округов и подчинялись наркому обороны. Для непосредственного управления ими вводилась должность заместителя наркома по противовоздушной обороне – он же командующий Войсками ПВО территории страны, на которую был назначен генерал-лейтенант М. Громадин. Практически Войска ПВО страны были преобразованы в самостоятельный род войск РККА, а по современным понятиям – в вид ВС СССР.

Существующие зоны ПВО на Европейской части страны расформировывались и образовывались дивизионные районы ПВО с централизованным управлением ими. Несколько позже Войскам ПВО ТС была передана в оперативное подчинение и часть сил ИА ВВС.

22 января 1942 года ГКО обсудил вопросы применения истребительной авиации в интересах ПВО. В этот же день приказом наркома обороны СССР И. Сталина № 056 корпуса, дивизии и отдельные полки истребительной авиации, решающие задачи ПВО территории страны, были переданы в полное подчинение командующему Войсками ПВО территории страны, а 39 истребительных авиационных полков (свыше 1500 самолетов) введены в штат Войск ПВО ТС.

Зенитная противовоздушная оборона страны была превращена в авиационно-зенитную. Это позволило привести ее возможности в полное соответствие с возлагаемыми задачами и названием. На Войска ПВО ТС с полным правом были теперь возложены не только задачи обороны отдельных объектов на непосредственных подступах к ним, но и задачи борьбы со средствами воздушного нападения противника над всей территорией страны в зоне их досягаемости.

Впервые оперативное построение Войск ПВО территориально не привязывалось к границам сухопутных фронтов и военных округов. Размеры и границы районов ПВО определялись размещением прикрываемых этими войсками объектов и коммуникаций, а также удобствами организации борьбы со средствами воздушного нападения с максимальной реализацией заложенных конструкторами боевых возможностей применяемых средств ПВО.

Решая задачи стратегического характера, Войска ПВО ТС имели свойственную им структуру и самостоятельное командование, непосредственно подчинявшееся высшему военному руководству. Основными родами войск являлись зенитная артиллерия и истребительная авиация с присущими им формами и способами действий по воздушному противнику с использованием зенитных прожекторов и системы оповещения ВНОС, на вооружение подразделений которой стали поступать первые станции радиообнаружения самолетов в воздухе.

5 апреля 1942 года постановлением ГКО впервые в Вооруженных Силах было определено создание оперативно-стратегического (Московский фронт ПВО) и оперативных (Ленинградская и Бакинская армии ПВО) объединений Войск ПВО.

29 июня 1943 года ГКО принял специальное постановление № 3660сс «Вопросы ПВО территории страны», которым определялось на территории страны иметь два фронта ПВО – Западный и Восточный с координацией их действий командующим артиллерией Красной армии Н. Вороновым. Создание двух фронтов ПВО улучшило организацию взаимодействия объединений и соединений ПВО страны с противовоздушной обороной общевойсковых фронтов и армий.

Вместе с тем упразднялась должность командующего Войсками ПВО территории страны, что в принципе не вызывалось объективной необходимостью и усложняло централизованное руководство силами и средствами, выполняющими задачи противовоздушной обороны объектов и коммуникаций тыла страны. Не была целесообразной и разграничительная линия между фронтами ПВО, проведенная с севера на юг, при которой Восточный фронт ПВО прикрывал объекты в глубоком тылу, а Западный фронт ПВО выполнял задачи на обширной территории за общевойсковыми фронтами.

24 декабря 1944 года постановлением ГКО № 7205сс «О реорганизации фронтов ПВО и передислокации штабов фронтов ПВО» проведены меры по приближению органов оперативного руководства противовоздушной обороной к действующим войскам. Северный фронт ПВО преобразован в Западный с передислокацией штаба фронта из Москвы в Вильнюс, Южный фронт преобразован в Юго-Западный с передислокацией штаба из Киева во Львов.

Для прикрытия центра страны в глубоком тылу создан Центральный фронт ПВО (штаб – Москва) на базе Особой Московской армии ПВО. Закавказский фронт ПВО сохранен без изменений. Центральные штабы Войск ПВО и истребительной авиации Красной армии переименованы соответственно в Главный штаб Войск ПВО Красной армии и Главный штаб истребительной авиации ПВО Красной армии.

В завершающий период Великой Отечественной Войска ПВО, продолжая выполнять задачи по обороне важнейших центров, промышленных районов и коммуникаций Советского Союза, основные усилия сосредоточили на обеспечении заключительных наступательных операций фронтов, организации обороны важнейших объектов, освобождаемых Красной армией в Центральной и Юго-Восточной Европе. В составе Войск ПВО уже действовали четыре фронта противовоздушной обороны, прикрывавшие важнейшие стратегические воздушные направления.

Одновременно на востоке страны, где развертывались группировки Сухопутных войск для разгрома империалистической Японии, необходимо было провести усиление прикрытия Транссибирской железнодорожной магистрали, других коммуникаций, важных промышленных объектов, складов, группировок войск от возможных ударов с воздуха. Постановлением Государственного Комитета Обороны «Об усилении противовоздушной обороны Дальнего Востока и Забайкалья» от 14 марта 1945 года за № 7828сс было определено формирование в марте-апреле трех армий ПВО: Приморской, Приамурской и Забайкальской.

Формируемые армии передавались в подчинение Военным советам общевойсковых фронтов, а в специальном отношении – командующему артиллерией Красной армии.

Общим итогом боевой деятельности Войск ПВО территории страны в годы войны явился их существенный вклад в достижение победы. Совместно с силами и средствами ПВО фронтов и флотов они сохранили от разрушений с воздуха многие города, населенные пункты, промышленные предприятия, железнодорожные коммуникации, обеспечили операции на сухопутных и морских театрах действий наших войск и сил флота. При выполнении боевых задач Войска ПВО страны уничтожили 7313 самолетов немецко-фашистской авиации, из которых 4168 – силами истребительной авиации ПВО и 3145 – зенитной артиллерией, пулеметным огнем и аэростатами заграждения.

В ходе Великой Отечественной войны в Советском Союзе была создана самая совершенная в мире система ПВО ТС. Она оказалась пригодной не только для войны, но и на многие послевоенные десятилетия.

Борис Чельцов,
первый заместитель генерального директора – исполнительный директор ОАО «Московский НИИ приборной автоматики», генерал-полковник,доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 48 (314) за 9 декабря 2009 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц