Версия для печати

Переговорный тупик

Заседание Совета Россия – НАТО: подвижек нет, но поговорили
Стригунов Константин
Фото: ria.ru

12 января в Брюсселе завершилось заседание Совета Россия – НАТО, которое было посвящено предложениям РФ о гарантиях безопасности. Оно было проведено вследствие требований к НАТО отказаться от расширения на восток, а также обусловлено обеспокоенностью Москвы другими причинами, включая снижение потолка применения ядерного оружия некоторыми странами, входящими в этот военно-политический блок.

Предложения были сформулированы в обнародованных отечественным МИДом проектах договора с США, а также соглашений с НАТО от 17 декабря. Впрочем, в достижении хоть какого-либо значимо приемлемого для сторон результата изначально имелись обоснованные сомнения.

Зададимся резонным вопросом: зачем вновь возобновлять диалог, который почти со стопроцентной вероятностью обречен на провал?

Ведь вряд ли наше военно-политическое руководство не понимает, что заявленные требования, включая отказ от развертывания ракет средней и меньшей дальности наземного базирования вне национальной территории, исключение дальнейшего расширения НАТО в восточном направлении, приема в члены альянса бывших советских республик и тому подобное, неприемлемы для Брюсселя и Вашингтона.

Разумеется, там знают, что для России эти требования неприемлемы.

Вероятней всего, в обозримой перспективе мы станем свидетелями роста эскалации, поскольку было бы верхом наивности считать, что НАТО (читай США) откажутся от своих стратегических целей, направленных против России

По всей видимости, у Москвы появились совершенно конкретные основания считать, что враждебный нам военно-политический альянс планирует включить новых членов и передвинуть к нам элементы своей военной инфраструктуры в таком составе и количестве и так близко к ключевым объектам на территории Российской Федерации, что это вызвало столь жесткую реакцию российского руководства. По всей видимости, на основании имеющихся неафишируемых данных в Кремле сочли, что НАТО приблизился к красной черте, пересечение которой несет неприемлемые риски с точки зрения российского руководства. Понимая, что вероятность принять требования проекта от 17 декабря ничтожна, Москва все же решила сделать нечто вроде последнего китайского предупреждения. Как выразился замглавы российского МИДа Александр Грушко, «Россия обозначила контрмеры. У нас есть весь набор законных военно-технических мер, которые мы применим, когда будем защищаться от реальной угрозы безопасности. А мы ее уже ощущаем».

Смысл действий понятен: лучше еще один раз предупредить с небольшой надеждой пусть даже на ограниченный успех, чем сразу действовать с военно-технических позиций, требующих серьезных затрат ресурсов, а вместе с этим ведущих к усилению военно-политической эскалации, которую повернуть вспять гораздо сложнее, чем развязать. Все это огромные риски, а также траты сил и средств, поэтому даже небольшие уступки важны. Собственно, отчасти этим и объясняется смысл переговоров, хотя их успех считался обеими сторонами заведомо как маловероятный.

Кроме того, нужно понимать, что внешнему наблюдателю скажут только открытую часть переговоров и ряд пунктов останется за кадром. Не исключено, что в Москве могли припасти некий аргумент, помимо официально озвученных, с помощью которого недвусмысленно попытались намекнуть «партнерам» о неприемлемости их действий. Доподлинно это неизвестно, но отчаянные времена, как известно, требуют отчаянных мер. Впрочем, рассчитывать на какой-то серьезный успех, по всей видимости, не приходится. Вероятнее всего, в обозримой перспективе мы станем свидетелями роста эскалации, поскольку было бы верхом наивности считать, что НАТО (читай США) откажется от своих стратегических целей, направленных против России, даже если наше руководство припасло военный и военно-технический козырь в рукаве. Например, размещение военной инфраструктуры на Кубе, в Венесуэле или еще где-то.

Наконец, возможен и сценарий, в котором Москва, помимо упомянутых козырей, пытается поставить Брюссель в ситуацию, когда альянс вынудят дать четкий и недвусмысленный ответ на вопрос, почему его руководство отказывается от требований Москвы. Очевидно, дать честный ответ НАТО не может, иначе придется озвучить свои агрессивные экспансионистские устремления, а отказаться от ответа или уйти от него означает появление у России некого документа или официального заявления НАТО, на который всегда можно сослаться как на отказ блока идти навстречу Москве. Этим Кремль возложит ответственность за эскалацию на НАТО, что позволит в политическом и информационном отношениях обосновать свой дальнейший военно-технический ответ, выставив альянс виновником эскалации. Возможно, именно на это изначально и рассчитывали в Москве.

Константин Стригунов,
политический аналитик, ведущий аналитик АНО «Ассоциация специалистов по информационным операциям»

Опубликовано в выпуске № 2 (915) за 18 января 2022 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц