Версия для печати

Место службы – пустыня Гоби

Экспедиция «Горизонт», дислоцированная в Монголии, была основным средством стратегической радио- и радиотехнической разведки СССР на востоке
Болтунов Михаил
Воинская часть Обото-Хурал

Начальник Главного разведывательного управления генерал-полковник Петр Ивашутин слушал молча. Замнач 6-го управления генерал-майор Петр Шмырев докладывал, что побывал в Дальневосточном и Забайкальском округах, на месте изучил обстановку о потребности войск в средствах радио- и радиотехнической разведки после обострения ситуации на советско-китайской границе. Она, надо прямо сказать, была крайне сложной.

«Мы отработали вопрос вместе с начальником разведки Дальневосточного округа Поповым, а вы знаете – он старый, опытный дальневосточник, вооруженные силы Китая знает, как свои пять пальцев… Словом, оценили наши возможности в радио- и радиотехнической разведке», – Шмырев умолк, взяв паузу. Ивашутин оторвал взгляд от карты, поднял голову, вопросительно посмотрел на генерала: мол, что дальше? «Возможности наши не очень велики, товарищ генерал-полковник. Подсчитав количество источников и объектов с точки зрения радиоразведки, мы пришли к выводу: для разведки только одного Шэньянского военного округа Китая нам потребуется усиление радиополка личным составом и техникой, а в последующем развертывание его в бригаду».

Ивашутин опять склонился над картой. Шмырев показал карандашом те места, где стояли подписи: «Начальник штаба округа генерал-лейтенант Петров и командующий генерал-полковник Толубко согласились с нами. Вот их подписи».

В 1973 году экспедиция «Горизонт» одной из первых в системе ГРУ была удостоена вымпела министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть»

Комментариев со стороны начальника ГРУ не последовало. Он спросил: «А что в Забайкальском округе?». «В ЗабВО еще хуже. Там мы вообще не имеем средств оперативной разведки. С начальником разведки Ляпуновым определили зону радиоразведки. Это Пекинский и Ланьчжоуский военные округа Китая. Провели расчет сил и средств. И даже вот несуществующий радиополк разместили в Даурии».

Шмырев обвел район предполагаемого развертывания полка: «Начштаба генерал Югов и командующий генерал Белик тоже поставили свои подписи в знак согласия. Только вот Белик меня сразу предупредил, что штатной численности для формирования радиополка не имеет». «Вот то-то и оно, – отреагировал Ивашутин. – Вы тут все правильно просчитали, только кто ж нам даст бригаду в ДВО и полк в ЗабВО. Фантастика!».

«А ведь обстановка требует», – сказал Шмырев и в ту же минуту пожалел, что брякнул лишнее. Не ему учить оценивать обстановку начальника ГРУ.

В это время на столе Ивашутина зазвонил телефон. По репликам Петра Ивановича Шмырев понял: на проводе министр обороны маршал Андрей Гречко.

Начальник ГРУ собрал документы, карту Шмырева и направился к министру. Тогда, выходя вместе с Ивашутиным, Петр Спиридонович и предположить не мог, что с их «фантастическими» планами согласится маршал Гречко и поставит свою размашистую подпись на его карте. Так быстро, без волокиты решился вопрос усиления радиоразведки на Дальнем Востоке и создание ее в Забайкалье.

Начали с нуля

В Поднебесной в эти годы была в разгаре великая Культурная революция. Советский Союз объявлен врагом номер один, военная и экономическая помощь забыты, наши советники выдворены из КНР. Советские дипломаты подвергаются оскорблениям и нападкам.

Китай усиливал свою военную мощь, создавал ракетно-ядерные силы. На полигоне Лобнор проведено испытание первой атомной бомбы, осуществлены пуски ракет средней дальности.

Нагнетаемая антисоветская кампания сопровождается постоянными территориальными претензиями. Пришлось СССР повернуться на Восток – начать укрепление оборонительных рубежей в приграничных с Китаем районах, усилить войска округов, вести радио- и радиотехническую разведку китайских вооруженных сил.

Место службы – пустыня Гоби
Полковник Игорь Ботнер

Прежде Главное разведуправление никогда не работало против дружественных стран. Это было запрещено.

Запрет сыграл с нами злую шутку. Когда возникла крайняя необходимость узнать о НОАК больше, оказалось, что исходных данных с точки зрения их электронного обеспечения радиотехническая разведка имела очень мало.

Как ни странно это звучит, но радиоразведку китайской армии пришлось начинать практически с нуля. К счастью, на Дальнем Востоке еще сохранились специалисты, имевшие опыт разведки гоминьдановского Китая.

Однако это была лишь одна сторона дела. Другая состояла в том, что свободные силы для разведки КНР на Дальнем Востоке отсутствовали.

Радиополк Дальневосточного военного округа работал по вооруженным силам США, Японии, Южной Кореи, полк в Туркестанском военном округе был занят Средним Востоком, где постоянно сохранялась напряженность. В Забайкалье частей оперативной радиоразведки и вовсе не существовало.

«Поначалу, не осознав всей сложности проблемы, – рассказывал генерал-лейтенант Петр Шмырев, – мы хотели ее решить быстро, малыми силами.

Для того чтобы охватить не только восточные, но и западные районы Китая, в Туркестанском военном округе, в границы которого в ту пору входил весь Казахстан, был сформирован радиобатальон, который размещался севернее Алма-Аты. Его задачей стала разведка вооруженных сил Китая в Синьцзяне.

Довольно быстро мы поняли, что КНР – это сложнейший для радиоразведки объект и его, как говорится, голыми руками не взять. Нужны большие силы и время, нужна специальная подготовка людей. И первое, что мы сделали в этом направлении, – целиком освободили дальневос-

точный полк от всех побочных заданий. Провели где надо передислокацию подразделений, перестроили боевую подготовку, изменили вооружение. Дело начало продвигаться».

В постоянном поиске, разрабатывая один источник за другим, радиоразведке ГРУ удалось вскоре разобраться с организацией радиосвязи в сухопутных войсках, ВВС Китая… Потом под контроль взяты радиосети пограничных войск, военных округов, корпусов.

Понятнее стала система назначения позывных и частот, условных наименований воинских частей, определения разведывательных признаков.

Монгольский вариант

В 1967 году была сформирована экспедиция «Горизонт», ставшая основным средством стратегической радио- и радиотехнической разведки. Разместить ее решили в Монголии. Инициировал создание и развертывание экспедиции начальник 6-го управления генерал Георгий Строилов.

Георгий Андреевич был опытным командиром-радиоразведчиком. Окончив военный факультет Московского института инженеров связи, он ушел на фронт, воевал в должности начальника армейского и фронтового радиоузла.

В 1945 году инженер-майор Строилов убыл на Восток, где проходил службу помощником начальника разведки 17-й армии Забайкальского фронта. Он хорошо изучил театр военных действий, знал и понимал выгодное географическое расположение Монголии и теперь не мог упустить возможность использовать территорию союзной нам страны для ведения радиоразведки.

Экспедиция объединяла под общим руководством радиолокационный центр, лабораторию наблюдения за ядерными взрывами, группу радиотехнической разведки, авиационный отряд, разумеется, узел связи, подразделения обеспечения и обслуживания.

Первым командиром экспедиции «Горизонт» стал полковник Вячеслав Шигин, его сменил Григорий Иванов, потом Владимир Молчанов.

В зоне особого внимания были китайский атомный полигон Лобнор и ракетный полигон Шуанчэнцзы. В Центре осознавали, что из Улан-Батора эту задачу не решить и средства радиоразведки надо приближать к китайскому ядерному полигону, размещая их на юге Монголии.

«Даже видавшие виды монголы пришли в ужас, – признавался генерал Шмырев, – увидев, что наши солдаты и офицеры живут в 30-градусный мороз в пустыне Гоби в армейских утепленных палатках. Монгольские друзья срочно поставили на позиции несколько юрт. Веками приспосабливались кочевые народы жить в степи, в пустыне в мороз и в жару в юртах – этом великом изобретении кочевников. Однако на позиции нужно было капитально обустраиваться, для чего потребовалось несколько лет, примерно с 1971 по 1975 год».

Трудами многочисленных энтузиастов-инженеров и оперативников в Гоби был создан сильный разведывательный центр, оснащенный средствами радиоперехвата, радиотехнической разведки, радиолокационными станциями, приборами оптического и инфракрасного обнаружения, надежными средствами радиосвязи, своим аэродромом.

Место службы – пустыня Гоби
Аэродром Обото-Хурал

Все это дало положительные результаты: ни один пуск ракеты с полигона Шуанчэнцзы не остался без внимания наших радиоразведчиков.

В 1973 году экспедиция «Горизонт» одной из первых в системе ГРУ была удостоена вымпела министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть».

А ведь и вправду надо иметь большое мужество, чтобы решиться офицеру с женой и детьми ехать на службу ратную в дикую пустыню Гоби. Но ехали и служили.

Когда однажды в беседе с тем же патриархом радиоразведки генералом Шмыревым я попросил назвать имена лучших офицеров, о которых следовало бы написать, Петр Спиридонович усмехнулся: «Да о них обо всех писать надо. Хотя я понимаю, что это невозможно. Впрочем, начните с Игоря Васильевича Ботнера. Он, пожалуй, наиболее заметный в истории экспедиции «Горизонт» командир южного подразделения».

Я разыскал полковника в отставке Игоря Ботнера. Игорь Васильевич служил срочную службу в полку связи Таврического военного округа. Служил примерно, к концу года получил второй класс радиотелеграфиста по двусторонней связи. Командир взвода внимательно следил за своим подчиненным. А однажды пригласил к себе и говорит: «Вот что, Ботнер, смотрю я на тебя и думаю – надо подавать документы в военное училище связи. Из тебя хороший офицер-связист выйдет. Поверь мне».

Откровенно говоря, Игорь и сам думал о поступлении в училище, а тут еще командир взвода подтолкнул. Подался в Ульяновское училище связи, поступил. Направили его в батальон, где готовили будущих техников-лейтенантов по обслуживанию и ремонту аппаратуры. Окончил Ботнер училище в 1958 году и попал в батальон ОСНАЗ, дислоцированный в Белой Церкви в Киевском военном округе. Два года отслужил там старшим радиотехником дежурной смены.

Когда батальон расформировали, оказался в Климовске на пеленгаторе, потом на командном пункте.

За эти годы Игорю Васильевичу, кроме своих постоянных обязанностей, пришлось участвовать в нескольких государственных программах. Например, проводить радиослежение за передатчиком первого космонавта Юрия Гагарина, занимался он и проблемами влияния ядерного взрыва на распространение коротких волн.

Обстановка там сложная

Десять лет прослужил Игорь Васильевич на командном пункте. Стал главным инженером – заместителем командира части, а в 1984 году ему предложили поехать в Монголию, в экспедицию «Горизонт». Да не просто поехать, а возглавить часть, которая размещалась в той самой пустыне Гоби, рядом с границей, в местечке под названием Обото-Хурал.

«Но мне 49 лет, через год в запас», – удивился Ботнер. «Ничего, – успокоили его, – мы продлим вам срок службы».

Игорь Васильевич дал согласие.

«Словом приехал я в Обото-Хурал, посмотрел, – рассказывал Ботнер, – а обстановка там очень сложная. Во-первых, Забайкальский округ не выполнял распоряжение Генерального штаба по призыву. В распоряжении было определено, что служить здесь в радиоразведке должны призывники из средней полосы страны. А в части основной личный состав – буряты. Да еще такие, что в семье кто-либо сидел в тюрьме или отбывал наказание в лагере.

По поводу призыва пришлось свою позицию отстаивать и в Москве, и перед начальником штаба округа.

Надо отдать должное, это возымело действие. В первый призыв 1985 года в часть уже пришли студенты, в основном москвичи. В общем, начали выправлять положение. А в 1986-м часть Ботнера уже оказалась в числе передовых по дисциплине в системе «Горизонт».

«Вот в таком виде я и сдавал часть, – улыбался Игорь Ботнер. – Были школа, детский сад, клуб, а также свет и вода. Что еще надо для жизни?».

Действительно, в 1987 году Игорь Васильевич сделал свое дело и с чистой совестью написал рапорт на увольнение. К тому времени ему уже было 52 года. Как говорят, и честь надо знать.

Однако не тут-то было. Не увольнение в запас ему предложили, а должность начальника экспедиции «Горизонт». И не просто предложили, а попросили. Что ж, надо значит надо. Опять согласился.

Штаб экспедиции располагался в Улан-Баторе. Перебрался туда. Это уже не Обото-Хурал, это город, столица. Специалисты-радиоразведчики опытные, радистов-китайцев по почерку знали. Ведь в свое время кто обучал китайцев? Наши спецы. А это значит – у них наш стиль: бесконечная смена частот, позывных.

Работают несколько часов на одной частоте, потом переходят на другую. Далее по графику меняют позывные. И монголы их теряли. Звонил их начальник службы, просил Ботнера прислать в помощь своих офицеров. Присылал. И как бы китайцы ни меняли частоты, позывные, наши четко знали – тот Ван-Мин, а этот Бан-ду. Словом, помогали монгольским товарищам.

Командировка полковника Игоря Ботнера закончилась в июне 1990 года. А вскоре наши войска начали выводить из Монголии. Не уцелела и экспедиция «Горизонт».

«С одной стороны, грустно, что такое серьезное разведывательное соединение, – говорил генерал Шмырев, – перестало существовать. И не только потому, что жаль многолетних трудов большого коллектива. Но с другой – очень хорошо, что наши добрососедские отношения с великим южным соседом КНР наладились, и надеемся, уже ничто больше не омрачит их».

Михаил Болтунов,
член Союза писателей России

Опубликовано в выпуске № 3 (916) за 25 января 2022 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц