Версия для печати

Дымовая завеса экспансии

У эмиссаров турецких спецслужб обширные связи с пантюркистским подпольем в Татарстане, Башкирии, Крыму
Ераносян Владимир
Фото: inosmi.ru

Когда Джо Байден ругает Эрдогана за его безмерные неоосманские аппетиты, участие Турции в НАТО остается незыблемым, а Турция все еще воспринимается главным сдерживающим фактором России на Южном и Северном Кавказе да и в Сирии. А англичане, похоже, вспомнили пресловутую «Большую игру» Викторианской эпохи, ознаменовавшуюся экспансией британцев в Центральной Азии. Сегодня Лондон активизировался на том же направлении, рассматривая в виде прокси-сил турецких союзников.

Что до турок, то их пантюркизм подразумевает создание Великого Турана как при помощи англичан, так и без них. Тактические успехи Эрдогана в Ливии, где остановлено продвижение Хафтара, в Сирии, где Идлиб продолжает оставаться протурецким анклавом боевиков, на Южном Кавказе, где Азербайджан стал фактической марионеткой Анкары, дают основания полагать, что президент Турции считается только со своими амбициями и готов маневрировать между интересами великих держав ровно до тех пор, пока ему это выгодно.

Тактическая борьба никак не отражается на общей стратегии. Она на Западе едина – ослабление России, распыление ее сил по всему периметру границ, увод газораспределительных хабов и нефтяных труб на территории, неподконтрольные России. Что более всего понравится английской нефтегазовой корпорации BP, владеющей 31 процентом акций нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан и 28,8 процента газопровода Баку – Эрзурум.

Де-факто Анкаре предоставлен широкий диапазон свободы действий. Турция же при этом совмещает свои интересы с функцией регионального оператора таких стран, как США, Великобритания и, как ни странно, Израиль, несмотря на публичную дипломатическую войну с Тель-Авивом. Западную коалицию на самом деле все устраивает. Даже внутриполитическая идентичность самой Турции, внешние амбиции которой простираются как в области неоосманских сатисфакций, подразумевающей восстановление контроля над территориями великой Порты, так и в области собирания тюркского мира под эгидой Анкары.

Центральная Азия – следующий ход

Одним из геополитических приоритетов для Турции становится Средняя и Центральная Азия. В консолидации тюркских народов Эрдоган и его правая рука Девлет Бахчели видят сегодня троянского коня для проникновения и закрепления в регионе. При этом умасливаются американцы и англичане – им обещано перевести нефтяные и газовые потоки бывшего Туркестана через Каспийское море в Баку и далее в Турцию. А Израиль может быть доволен формированием руками Анкары и Баку тюркского сепаратистского сопротивления в Иране. А Россия?

России турками отводится роль потерпевшей стороны. Показателен октябрьский визит министра национальной обороны Турции Хулуси Акара в Ташкент и Нур-Султан. О создании объединенной армии тюркских стран, так называемой армии Великого Турана кто только в Турции и странах Средней Азии, где в меджлисах легально функционируют протурецкие фракции, не писал. Этот проект в самой Турции после объявления о создании объединения под названием «Ассоциация правоохранительных органов военного статуса» считается его развитием.

Религия – не приоритет, главное – быть тюрком. Ведь цель борьбы – это создание Великого Турана на основе турецкой доминанты

Однако непонятно, как термин «военный статус» может сочетаться с принадлежностью Казахстана и Киргизии к ОДКБ. Да и Турция, будучи членом НАТО, создавая новый военный альянс, разве не вступает в противоречие с Брюсселем? И хотя реального наполнения проект армии Турана пока не получил, это не означает, что Турция не предпринимает попыток активизировать свое лобби в странах Средней Азии для достижения желанной цели.

Невзирая на подчеркнуто сдержанную политику Кремля в дни недавнего обострения в зоне Южного Кавказа, роль Москвы в срывах планов Анкары не стоит недооценивать. Вероятно, Москва придерживается в этом смысле старой русской поговорки «Семь раз отмерь – один раз отрежь».

Втянуть себя в войну с Турцией – слишком прямолинейный ответ. В условиях прокси-войн имеет смысл воспользоваться старой доброй схемой, которая сперва выявляет бреши в не столь уж полноценной солидарности в центральноазиатских столицах с позицией Анкары. Есть они и в позиции Ильхама Алиева, который пытается сохранить независимое от Турции правление, лавируя между Москвой, Анкарой и Тель-Авивом, при этом пытаясь не обострять отношения с Ираном, что получается у него неважно.

Кстати, азербайджанский сепаратизм для Ирана не иллюзорная проблема, поскольку в нем, по различным данным, проживают до 25 миллионов тюркоязычных азербайджанцев. Концепция пантюркизма провозглашает их одним народом с турками, стирая различия между шиитами и суннитами. К слову, именно в Баку скрывается лидер южно-азербайджанских сепаратистов, бывший профессор Тебризского университета Махмудали Чехрагани. Иранское руководство добивается выдачи Чехрагани с марта 2002 года, но все попытки пока безрезультатны.

Сепаратистские движения Иранского Азербайджана в антииранских планах США и Израиля могут играть роль гораздо более важную, чем судьба маленькой Армении, которая уже стала заложником большой геополитической интриги, где ее просто отдали на заклание, заодно вытесняя Россию из Южного Кавказа.

Руководство Казахстана, Узбекистана и Кыргызстана не раз озвучивало приверженность к тюркскому единству, но этнический фактор играет центробежную роль, особенно в контексте явно неприемлемой для среднеазиатских столиц турецкой интерпретации Турана, которая основывается на лидерстве Анкары. Существует и конкуренция за региональное лидерство, где Нур-Султану уже наступает на пятки Ташкент.

И тут у России есть естественный тактический союзник – Китай. Региональный интерес стран Центральной Азии прикован в большей степени к инвестициям в сфере экономики. В этом смысле турецкие планы создания тюркских военно-политических альянсов, входящих в прямое противоречие с интересами России и КНР, идут вразрез с экономической выгодой от сиюминутного экономического сотрудничества с Москвой и Пекином. Участие в экономической деятельности под турецкой эгидой – это лишь возможность стран этого региона диверсифицировать экономическую деятельность. Турция пребывает в глубоком кризисе, а турецкий капитал явно уступает инвестиционным программам Китая и России.

Однако подписанное в Ташкенте соглашение о военном и военно-техническом сотрудничестве Турции и Узбекистана не может не настораживать Россию и Китай, учитывая прецедент переброски из мятежного Идлиба боевиков в горячие точки. Что мешает перебросить уйгурских или туркоманских головорезов поближе к Китаю, чтобы возбудить Синцзян-Уйгурский автономный округ КНР на выступление против Пекина?

Анкара зондирует почву и в Казахстане. Министр обороны Казахстана Нурлан Ермекбаев оказал Хулуси Акару радушный прием. В этой связи стоит отметить, что Казахстан, несмотря на членство в ОДКБ, не раз озвучивал устами руководителя своего военного ведомства необходимость пересмотра Договора о военно-техническом сотрудничестве между Российской Федерацией и Республикой Казахстан. Этот договор заключен в 1994 году и ни разу не подвергался ревизии. И вот для якобы необходимой адаптации документа к новым реалиям, а скорее всего как рычаг лавирования между Москвой и Западом Казахстан идет на подобные заявления.

Приходят на ум и не очень дружественные примеры из недавнего прошлого, когда союзнический Казахстан несколько раз блокировал запланированную Роскосмосом программу запуска ракет-носителей с Байконура. Затягивание согласований, практикуемое Нур-Султаном, связано не только с вопросами экологии (Роскосмос упрекают в разливе гептила), но и с явно надуманными причинами. Это наносит существенный ущерб гарантированному выполнению международных и коммерческих программ.

Формирование в Средне-Азиатском регионе и Азербайджане лояльных Турции центров через так называемые образовательные и бизнес-программы (Турецкие университеты функционируют в Казахстане, Кыргызстане, Грузии, Азербайджане и других государствах, сложившихся после распада СССР) – тенденция для России и Китая опасная.

Этнокультурный акционизм и спортивные мероприятия курируются средним сыном Эрдогана – Неджметтином Билалом, которого адепты пантюркизма почему-то на неоосманский лад почтительно именуют шахзаде Билал. Эти акции стали своеобразным инструментарием внедрения в сознание народов мессианской роли Турции в строительстве идеального мира на основе тюркской идентичности.

На территории самой России эмиссары турецких спецслужб и особенно Национальной разведывательной организации (MIT) Хакана Фидана имеют обширные связи с пантюркистским подпольем в Татарстане, Башкирии, Крыму и даже далекой Республике Саха (Якутия), где шахзаде Билал уже успел навести мосты и побывать в качестве дорогого гостя на пятничном намазе.

Почему Эрдогану все сходит с рук

Мусульманство у адептов пантюркистской идеологии «Серых волков» хоть и является условием членства в организации, но не ставится выше этнокультурного фактора. Религия – не приоритет, главное – быть тюрком. Ведь цель борьбы – это создание Великого Турана на основе турецкой доминанты.

Османская империя в этой концепции видится под иным углом и с неким смещением на Восток. Но по умолчанию предполагается, что после формирования и усиления Турана неминуемо произойдет поглощение прежних вилайетов и илов Османской державы в арабских землях. Просто это отсроченное имперское строительство, долгоиграющая программа. Именно это новое прочтение старого реваншистского замысла и возбудило нового султана Эрдогана. А у султана должны быть наследники. И они есть. Два сына – Ахмет Бурак и Неджметтин Билал.

Правда, Ахмет Бурак не оправдал доверие отца в связи с «убийством по неосторожности». В 1998 году он сбил на пешеходном переходе певицу Севим Танюрек и скрылся с места преступления. Являвшегося тогда мэром Стамбула Ахмета Бурака, как говорится, отмазали, несмотря на то, что рыжеволосая красавица Севим скончалась через пять дней после аварии. На суде он был признан невиновным. Единственным наказанием, которое понес Ахмет Бурак, явился запрет на занятие политикой, а вот бизнес – пожалуйста.

В этом смысле повезло и зятю Эрдогана, мужу его младшей дочери. Технический директор крупной оборонной компании Сельджук Байрактар выпускает одноименные беспилотники и обеспечен заказами, пока Турция будет вести войны. А они, судя по проповедуемой идеологии пантюркизма, не закончатся никогда.

Но еще больше повезло Билалу. Вот кто стал мессионером пантюркизма и послом дружбы Турции в потенциальных сатрапиях империи. Появляясь то в Якутии, то в Кыргызстане, Билал подчеркнуто вежлив с будущими вассалами. Именно так должен себя вести истинный наследник своего отца, которому суждено унаследовать трон Великого Турана. Официально занимающий должность главы Конфедерации мирового этноспорта и проводящий Всемирные игры кочевников, Билал, к примеру, в Кыргызстане принимался как истинный повелитель.

В этой связи нужно вспомнить, что бывший президент Кыргызстана, глава так называемого северного Бишкекского клана Алмазбек Атамбаев до тюремного заключения называл Турцию звездой. Не мудрено, ведь еще будучи президентом страны, он продал принадлежавший ему пакет акций в промышленном предприятии в городе Измире турецкому предпринимателю за 45 миллиардов турецких лир (35 млн долл.).

Тень волка

Бизнес и кредиты в продвижении политики пантюркизма всегда играли и будут играть ключевую роль. А для этого необходимы деньги. И они у Турции на это есть. Причем зарабатываются тоже в основном на войне и мошенничестве.

О многом говорят циничные фото сына Эрдогана с боевиками в те самые дни, когда Россия обвинила Турцию в незаконной продаже нефти и обеспечении потоков углеводородов от территории, контролируемой ИГИЛ, до портов в провинции Хатай. Билал на доказанные обвинения и снимки со спутников лишь улыбнулся, бросив прессе, что не обладает танкерным флотом. Конечно, ведь корабли имеются в наличии у его брата Ахмета Бурака.

Итак, сегодня уже очевидно, что Реджеп Эрдоган, являвшийся ярым сторонником запрещенной в России организации «Братья-мусульмане», принимает в конце концов ранее отвергаемую им концепцию пантюркизма с очевидными расистскими чертами и явными тезисами о превосходстве тюркской расы и турецкой нации.

При этом турком провозглашается каждый, кто разделяет национальные ценности Турции и соответствующее мировоззрение. Будь ты хоть азербайджанцем, уйгуром или кыргызом…

Главное, чтобы Турция была для тебя путеводной звездой. Бозкурт – серый волк станет твоим символом. Похоже, тень волка затмила даже исламскую Луну, ведь Эрдоган, мечтающий о возрождении империи через исламизацию страны, постепенно сам превратился, образно говоря, в волка, для которого главное – хищническая политика и перманентная война.

С такими друзьями и врагов не надо.

Владимир Ераносян,
капитан 1-го ранга

Опубликовано в выпуске № 3 (916) за 25 января 2022 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц