Версия для печати

Когда состоится премьера «Премьера»

Самолеты ДРЛОиУ – самое дефицитное оснащение наших Вооруженных сил
Орлов Виталий
Фото: topcor.ru

Осень 2017 года ознаменовалась историческим событием в летописи Воздушно-космических сил России. 18 ноября состоялась долгожданная воздушная премьера – первый полет А-100 «Премьер». Именно такое название получил новый «летающий радар» на базе Ил-76МД-90А или самый перспективный из самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОиУ). В ходе первого полета проверялись не только аэродинамические характеристики «Премьера», но и функционирование целевой аппаратуры и авионики.

Зачем ВКС России «Премьер»

Это многофункциональный авиационный комплекс радиолокационного дозора и наведения А-100 или МАК РЛДиН. Функциональные задачи машины не ограничиваются тривиальным обнаружением целей противника и управлением своими бортами. «Премьер» способен функционировать в качестве комплекса радиоэлектронной борьбы и вести эффективную радиотехническую разведку.

С большинства тактических и технических характеристик А-100 гриф «Секретно» не снят до сих пор, но в открытых источниках появилась интересная информация. Согласно ей перспективный российский комплекс ДРЛОиУ вооружен двухдиапазонным локатором, оснащенным активной фазированной антенной решеткой. А специальное радиотехническое оборудование «Премьера» способно в минимальные сроки наращивать радиолокационное поле на заданном операционном направлении.

Функциональные возможности А-100 «Премьер» включают:

Отечественные технологии, используемые в производстве электроники, устарели и отстают от западного уровня не менее чем на 10 лет. Поэтому процесс пересадки радиолокационного комплекса А-100 на родные, отечественные чипы столкнулся с серьезными сложностями
  • обнаружение и последующее сопровождение большого количества (до 300) воздушных, наземных и морских целей;
  • получение информации как со своего радара, так и от космических спутников;
  • управление беспилотными летательными аппаратами;
  • ведение эффективной и стабильной радиоэлектронной борьбы при помощи бортовой аппаратуры.

По информации отдельных источников, «Премьер» способен обнаруживать цель типа «истребитель» на дальности до 600 километров. Эти же источники сообщают о заметном росте эффективности выявления малозаметных целей, поскольку современная элементная база в сочетании с имеющимися вычислительными мощностями позволяет максимально автоматизировать и в то же время упростить процесс практического применения.

Полезная нагрузка самолета А-100 «Премьер» смонтирована на базе Ил-76МД-90 (90А) или «Изделия 476» – модернизированной, а в случае с 90А – глубоко модернизированной версии основного транспортного самолета ВКС России. Ключевой задачей первого испытательного полета стала проверка новых аэродинамических характеристик машины (локатор-гриб значительно меняет их значения, причем далеко не в лучшую сторону).

Начало серийных поставок многофункционального авиационного комплекса А-100 «Премьер» планировалось осуществить уже в 2020 году. Эту информацию озвучил российский министр обороны генерал армии Сергей Шойгу на одном из селекторных совещаний с руководством ВКС России и профильными специалистами. Он заверил, что работы ведутся в полном соответствии с установленным графиком. Летающая лаборатория, участвующая в серии испытаний, совершила несколько контрольных полетов. А до конца прошлого года в воздух должен был подняться и сам «Премьер». Не случилось, но об этом ниже.

Чем объясняется настолько глубокая заинтересованность руководства Министерства обороны и ВКС в оперативном получении А-100 воинскими частями? В первую очередь сложившимся дисбалансом в количественном составе авиации ДРЛО России и стран-«партнеров», входящих в состав НАТО. В настоящее время российский авиапарк крыла радиолокационной разведки, по разным источникам, не превышает девяти единиц. Это два самолета А-50 плюс семь бортов, прошедших модернизацию до уровня А-50У.

Второй и не менее веской причиной служит несоответствие качественных параметров ДРЛОиУ А-50 многократно возросшим современным требованиям. И очевидна невозможность его адаптации к изменениям существующей ситуации даже в обозримом будущем. Срок эксплуатации дорогостоящих многофункциональных авиационных комплексов составляет несколько десятков лет, и А-50, принятые на вооружение в 1985 году, находятся на пределе своего эксплуатационного ресурса.

Исходя из озвученного выше, усиление существующего авиапарка А-50 (50У) определенным количеством «Премьеров» – решение из разряда оптимальных. По мнению Шойгу, актуальность модернизации комплексов дальнего радиолокационного обнаружения обусловлена появлением новых, менее уязвимых для действующих систем ПВО типов целей:

  • малоразмерных беспилотных летательных аппаратов;
  • низколетящих крылатых ракет;
  • малозаметных для радаров самолетов тактического звена (самолеты-невидимки).

Управляющие функции МАК РЛДиН нового поколения А-100 «Премьер» создаются на основе прорывных технологий. В существенно расширенный функционал комплекса добавлена возможность выдачи целеуказания как самолетам-истребителям, так и зенитно-ракетным комплексам большой (средней) дальности наземного (корабельного) базирования. Кроме того, предполагается значительное увеличение количества сопровождаемых целей.

Летающий штаб

Доставшиеся в наследство от Советского Союза А-50, проходя программу модернизации до уровня А-50У, получают не только усовершенствованный радар, но и оборудование командного центра. Новый многофункциональный авиационный комплекс радиолокационного дозора и наведения вместе со способностью эффективного обнаружения воздушных, наземных и надводных целей получает возможность наведения на объекты противника как авиации ВКС и ВМФ, так и высокоточных средств поражения.

Современная аппаратура связи и инновационное БРЭО обеспечивают интеграцию самолета в действующие автоматизированные системы боевого управления, оперативно, в режиме реального времени передавая данные воздушной обстановки в наземные штабы и центры управления противовоздушной обороны.

Когда состоится премьера «Премьера»
Фото: yandex.ru

Имеющийся сегодня у ВКС практический опыт боевого применения самолетов ДРЛОиУ в небе над Сирией показал необходимость перманентного мониторинга воздушной обстановки над территорией любого, в том числе и локального военного конфликта. Варварский ракетный удар, нанесенный странами западной коалиции по сирийской авиабазе «Эш-Шайрат» (провинция Хомс), наглядно продемонстрировал всю опасность пренебрежения такими действиями. После 7 апреля 2017 года, а именно тогда состоялся этот «акт устрашения Башара Асада», самолеты ДРЛОиУ А-50 несут постоянное боевое дежурство на российской авиабазе «Хмеймим».

Если говорить о сегодняшней потребности ВКС в МАК РЛДиН, то она составляет не менее 15 бортов. Это минимальное количество А-100 для поддержания боеготовности авиационных соединений и частей на необходимом уровне и то при условии продолжения модернизации невылетавших ресурс А-50. Оптимальный вариант предусматривает поставку ВКС не менее 39 бортов. Возможно ли это? Скорее нет, чем да. Финансирование Государственной программы вооружения, рассчитанной до 2027 года, ограничено и вряд ли способно вместить такое количество новых машин. Неспособен, к сожалению, выпускать более трех самолетов в год и специализирующийся на производстве Ил-76МД-90А авиазавод – АО «Авиастар-СП» (город Ульяновск). А с учетом того, что назначение этого самого Ил-76МД-90А, кроме дальнего радиолокационного обнаружения, предполагает и иные функции – он же создавался в первую очередь как универсальный транспортник, – это капля в море.

Количественные и качественные показатели комплексов ДРЛОиУ

Радиолокационное оборудование базовой версии авиационного комплекса А-50 способно обнаруживать и вести различные типы воздушных, наземных и надводных целей на следующих максимальных дальностях:

  • самолет-истребитель – до 300 километров;
  • крылатая ракета – 215 километров;
  • стратегический бомбардировщик – 650 километров;
  • наземная цель – 250 километров;
  • корабль – в пределах радиогоризонта.

Однако первая вполне благополучная картина при более детальном рассмотрении теряет свой первоначальный блеск. Морально устаревший авиационный комплекс имеет серьезные проблемы с обнаружением целей с малой эффективной поверхностью рассеивания. Неспециалистам она известна как технология stealth, минимизирующая радиолокационную заметность.

Частичным решением проблемы устаревшей элементной базы А-50 стала модернизация комплекса. В результате возросла эффективность обнаружения малогабаритных сверхзвуковых целей и вертолетов даже в условиях функционирования средств РЭБ противника. Тем не менее функциональные возможности системы, обновленной до уровня А-50У, не вполне отвечают современным и тем более будущим вызовам.

Что касается количественного состава авиапарка самолетов ДРЛО двух противостоящих сторон, то он далеко не в пользу ВКС России. Только США имеют на вооружении 33 машины Boeing E-3 Sentry плюс семнадцать бортов, официально подчиняющихся командованию НАТО. Четыре таких самолета эксплуатирует Франция. ВВС Великобритании располагают еще семью тяжелыми самолетами ДРЛО Boeing E-3 Sentry. Итого – шестьдесят один.

А теперь рассмотрим в чисто гипотетической версии столкновение этих противников. При условии равных количественных показателей и качественных характеристик самолетов-истребителей контроль воздушного пространства будет осуществлять тот из них, который обеспечит лучшую радиолокационную разведку и слежение. И реализовать эту задачу сможет та сторона, на вооружении которой окажется большее количество современных комплексов ДРЛОиУ.

Корректировки сроков

Ключевой вопрос, волнующий руководство Минобороны и ВКС, очевиден и вполне логичен. Их интересует соблюдение промышленными предприятиями отечественной «оборонки», разрабатывающими А-100, согласованного ранее графика работ с сохранением высокого уровня их качества. И поскольку «Премьер» уже уверенно встал на крыло, претензии к Ульяновскому авиазаводу, мягко говоря, несостоятельны. Не заслуживает обвинений в срыве графика в свой адрес и ТАНТК им. Бериева. Аппаратура установлена на самолете и проходит испытания, почему-то вылившиеся в долгие и мучительные усилия доведения ее до уровня, соответствующего тактико-техническому заданию.

Главной проблемой, тормозящей готовность комплекса, стала стратегическая ошибка, заложенная в проект. В былые, досанкционные времена военные конструкторы не считали необходимым соблюдать осторожность в вопросах экономической безопасности и ограничивать закладку в проекты иностранных комплектующих. Электроника, как и многое другое, попала под санкционные ограничения, что болезненно отразилось на проекте «Премьер».

Отечественные технологии, используемые в производстве электроники, устарели и отстают от западного уровня не менее чем на 10 лет.

Поэтому процесс пересадки радиолокационного комплекса А-100 на родные, отечественные чипы, столкнулся с проблемами. Не помогла решению возникшей проблемы и смена в 2017 году генерального конструктора одного из подразделений Ростеха – АО «Концерн «Вега».

Ни у кого не возникает и тени сомнений в том, что МАК РЛДиН нового поколения А-100 «Премьер» будет доведен до ума. Даже по второстепенным заявленным характеристикам, попавшим в свободный доступ (основные остаются под грифом «Секретно»), можно сделать вывод, что этот комплекс будет превосходить американский Boeing E-3B Sentry.

Однако устраненное таким образом качественное отставание не повлияет на отставание количественное. Упущенного времени не вернуть. Мощности заводов, равно как и объемы финансирования, по мановению волшебной палочки не увеличить. В свете этих обстоятельств заявление министра обороны о готовности более чем тридцати «Премьеров» к исходу 2020 года было воспринято исключительно скептически.

Что еще может вызвать осложнение запуска А-100 в серию? На сегодня возможности ульяновского «Авиастар-СП», производящего самолет-носитель Ил-76МД-90А, не позволяют рассчитывать на быстрое выполнение им условий контракта, заключенного в октябре 2012 года. В соответствии с ним до конца 2020-го авиазавод должен был произвести 39 единиц Ил-76МД-90А, но до этого времени в рамках контрактных обязательств построено всего восемь машин в военно-транспортной версии, спрос на которые в разы превышает предложение.

Из источника в Министерстве обороны РФ стало известно о прохождении самолетом программы испытаний в соответствии с графиком, а его поступление на вооружение частей ВКС РФ в очередной, если не ошибаюсь, пятый (!) раз переносится – теперь на 2024 год.

Опубликовано в выпуске № 4 (917) за 1 февраля 2022 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц