Версия для печати

Санкционный бумеранг

Экономическое давление США на Россию – заведомо проигрышный ход
Васильев Владимир
Фото: google.com

Вал санкционных законопроектов, внесенных сенаторами и конгрессменами США только в начале 2022 года на фоне развернувшейся в Америке истерии вокруг якобы неминуемой агрессии России против Украины, требует более обстоятельной инвентаризации всего спектра американских расчетов и исходных посылок, положенных в основу использования экономического давления как инструмента американской внешней политики, ныне превращенного едва ли не в разновидность стратегического наступательного вооружения.

Повторяемая рефреном начиная с 2014 года мантра «санкции, санкции, санкции», кажется, придала новую направленность «Американской мечте», которая отныне ставит целью «разорвать в клочья российскую экономику», а не повысить жизненный уровень граждан США.

Для кого они стараются?

В преддверии промежуточных выборов 2022 года американские сенаторы и конгрессмены, особенно последние, которым предстоят серьезные баталии при переизбрании, не на шутку обеспокоились территориальной целостностью Украины (законопроект сенатора-демократа Роберта Менендеса и еще 41 коллеги-демократа), просто наложением санкций на Российскую Федерацию (законопроект республиканца Джозефа Бэнкса и еще 38 конгрессменов-республиканцев), сдерживанием авторитарных режимов (законопроект сенатора-республиканца Марка Рубио), противодействием российской агрессии против Украины и восточноевропейских союзников США (законопроект конгрессмена-демократа Грегори Микса и еще 13 его соратников по фракции), защитой энергетической безопасности Европы (законопроект республиканца Тома Круза и еще трех сенаторов-республиканцев). Даже перечень названий, не говоря уже о строгой партийной фракционности внесенных на рассмотрение конгресса законопроектов, свидетельствует об их изначальной политико-идеологической направленности и о стремлении авторов не столько нанести ущерб российской экономике, сколько о политических выгодах, которые их творцы рассчитывают получить для увеличения своего политического капитала, веса и влияния. Попутно также можно отметить определенного рода новацию в использовании санкционного давления на Россию: если следовать логике составителей ряда законопроектов, то с каких это пор для противодействия военной агрессии применяется механизм экономических и политических санкций, а не вооруженные силы и формирования?

С 1945 по 1990 год США ввели против других стран 55 пакетов санкций, из которых успешными оказались всего 16 или 29 процентов, в то время как остальные 39 с треском провалились

В этом плане большего внимания заслуживает обширный законопроект сенатора-демократа, председателя сенатского комитета по иностранным делам Роберта Менендеса, поддержанный и администрацией Джо Байдена, который, возможно, является омегой восьмилетнего санкционного давления США на Россию.

В преамбуле прямо говорится о том, что экономические и финансовые санкции, используемые как часть скоординированной и целенаправленной политики, являются мощным инструментом продвижения интересов американской внешней политики и национальной безопасности. То есть собственно к экономике и финансовой системе России санкции имеют опосредованное отношение. Далее прямо декларируется, что целью этой политики по отношению к РФ является содействие операционной взаимосвязи Украины и сил НАТО, а также противодействие требованиям руководства Российской Федерации о не расширении НАТО. Иными словами, санкции предположительно будут введены для того, чтобы ускорить и облегчить прием Украины в члены блока. Поскольку соавторами законопроекта являются все видные сенаторы-демократы, то очевидно – никаких переговоров о возможной дальнейшей экспансии Североатлантического альянса администрация Байдена вести не собирается и не будет.

Законопроект имеет три составных компонента. В первом разделе говорится о том, что США будут оказывать всяческое содействие модернизации вооруженных сил Украины, поставляя как летальные, так и нелетальные виды вооружения, осуществлять программы военной подготовки и инструктажа, имея в виду также цель приблизить украинские вооруженные силы к стандартам НАТО. При этом Штаты рассчитывают на содействие других членов альянса в усилении военной мощи Киева. На военную помощь только в 2022 финансовом году, заканчивающемся 30 сентября, США готовы выделить максимально до полумиллиарда долларов. Помимо этого, в случае необходимости американцы будут готовы распространить на Украину программы выдачи займов, которые дадут Киеву возможность закупать те виды вооружений и боеприпасов, которые сочтет необходимым украинское военное руководство.

Во втором разделе достаточно подробно освещается стратегия информационной войны против России, которая, как и в годы холодной войны, будет вестись медийными центрами «Радио Свобода» и «Радио Свободная Европа», они будут активно вещать не только на Украину, но и на Россию. С этой целью для их финансирования в 2022 году предусматривается выделение 155,5 миллиона долларов. Помимо этого, в законопроекте идет речь о финансировании информационных сетей, ориентированных на русскоязычное население Украины и прилегающих к ней областей России.

Одновременно законопроект предусматривает усиление сотрудничества Брюсселя и Киева в сфере кибербезопасности, поскольку «российская агрессия» распространяется и на украинское киберпространство. Важной частью законопроекта является и оценка разведывательным сообществом США деятельности российских спецслужб по внутриполитической дестабилизации Украины. Иными словами, отныне даже официально в Вашингтоне, по-видимому, исходя из своего опыта, считают все майданы не проявлением воли социально и политически ущемленного населения, а следствием внешнего вмешательства. В развитие этого подхода законопроект предусматривает увеличение всех видов помощи как военной, так и экономической, трем прибалтийским республикам для предотвращения возможной агрессии РФ против этих членов НАТО. В тексте прямо говорится, что между экспертами Штатов, Литвы, Латвии и Эстонии должен иметь место постоянный диалог по вопросам гибридной войны, кибербезопасности, экономической экспансии и прямых иностранных инвестиций. Иными словами, американцы планируют превратить территорию Прибалтики в активный антироссийский плацдарм по аналогии с Украиной.

В этом же разделе содержится директивное указание разведсообществу США и Госдепу начать сбор информации в деловых кругах о финансовом состоянии российского президента, его родственников и ближайшего окружения на предмет возможного введения против них политических и экономических санкций. При этом большая часть информации, полученная по этой линии, должна публиковаться в СМИ.

Отдельный параграф раздела можно истолковать таким образом, что с территории Украины будут активно проводиться операции для дестабилизации Крыма.

И наконец, только третий, последний раздел содержит перечень собственно экономических санкций, хотя и он начинается с необходимости введения проскрипций против высшего руководства РФ, включая председателя правительства и министра иностранных дел. В законопроекте содержится перечень 12 ведущих банков РФ, в отношении которых должны быть введены санкции, а также список горнодобывающих и сырьевых отраслей экономики, подпадающих под санкции. Помимо этого, по представлении президента США в круг подобного рода сфер может быть включена любая другая ветвь российской экономики, а также не менее 10 государственных предприятий РФ. Законопроект подтверждает приверженность США противодействию вводу в эксплуатацию газопровода «Северный поток-2», а также санкции в отношении операций с российскими государственными ценными бумагами. Все экономические проскрипции вводятся под предлогом «обеспечения интересов национальной безопасности США».

Как подчеркнул в своей речи в сенате автор законопроекта Менендес, основное назначение экономических санкций состоит в том, чтобы отсечь Россию от международной финансовой системы. Получивший в наших СМИ хождение тезис о том, что предлагаемые санкции нацелены на отключение России от платежной системы SWIFT, исходит, по-видимому, из представлений, что речь идет исключительно об экономических санкциях в их максимально жесткой редакции. На самом деле «санкции из ада» являются не чем иным, как формой объявления России масштабной экономической войны, целью которой является не нанесение максимально возможного ущерба, а именно разгром ее экономической системы как таковой.

В этом плане стоит провести определенную параллель между Законом о национальной безопасности США 1947 года, который в Америке нередко называют «законом о холодной войне», и законопроектом Менендеса, которому готовится функциональная роль «закона о холодной войне 2.0». В какой степени в условиях современной глобализации возможно «отключение» России от системы мировых экономических связей – это отдельный вопрос, учитывая факт прогрессирующего ослабления позиций США в мировой экономике и возникновения мировых геоэкономических центров, главным из которых является Индо-Тихоокеанский. Однако объявление России новой холодной войны представляется достаточно сложным исходя даже из внутриполитических американских соображений. Начиная первую холодную войну во второй половине 40-х годов, США действовали с позиции силы. В настоящее время она будет объявлена с позиции слабости.

Та война имела своей целью решить дилемму «пушек и масла» однозначно в пользу пушек за счет масла. В настоящее время ориентированная на поддержку Демпартии США политическая и финансовая элита Америки подписалась на такое деление фактически не растущего экономического пирога Штатов, при котором отсечение американского общества от «социального масла» представляет собой внутриэкономическую красную черту, за пересечение которой придется заплатить колоссальную политическую цену, по крайней мере американским демократам. Собственно говоря, они уже и начали ее платить, поспешно бежав с афганского поля боя.

Не задушишь, не убьешь

Санкционная политика Белого дома на распутье, и это связано с тем, что использование экономических проскрипций для изменения поведения Кремля в системе международных отношений не привело ни к чему, а возможно, обернулось и прямо противоположным эффектом. Фактически применяя это оружие, США оказались в ситуации «все или ничего». Применение санкций с 2014 по 2021 год отчетливо показало всю неэффективность полумер, что связано прежде всего с политическими целями провозглашенной политики проскрипционного давления. Санкции оказывались неэффективными в том случае, если они преследовали цель изменить политические позиции государства, в отношении которого проводится политика такого рода. Поэтому в конечном итоге реальное изменение модели поведения государства наступало только после смены режима или ухода в отставку правительства, проводившего неугодный США внешнеполитический курс.

Новейшие американские оценки, сделанные в январе, показывают, что ущерб для экономики России в период 2014–2018 годов от давления США и других западных стран обернулся замедлением ежегодных темпов экономического роста на 0,2 процента, в то время как падение цен на нефть замедлило темпы роста российской экономики на 0,6 процента, то есть нанесло в три раза больший экономический ущерб. В 2020 и 2021 годах основные потери нашей экономике нанесла коронавирусная пандемия, в результате которой, по данным Всемирного банка, реальный ВВП сократился на три процента.

«Умные санкции» США после 2014-го были нацелены скорее против неких физических лиц, в лучшем случае отдельных фирм и компаний с тем, чтобы избежать роста недовольства в российском обществе как фактора возможной его последующей консолидации политическим руководством России против США и стран ЕС. В результате, как считают государственные эксперты в Вашингтоне, введенные санкции скорее являются формой политических сигналов, нежели оказывают сколь-нибудь широкое воздействие на состояние российской экономики. В частности, рост добычи нефти в 2019 и 2021 годах и увеличение зарубежных поставок российского природного газа трактуется как самое яркое проявление неэффективности санкционной политики США, направленной именно против сырьевых отраслей российской экономики с целью лишения РФ валютных поступлений.

Так, в 2019-м добыча нефти в России достигла рекордного показателя – 561 миллион тонн за весь период с 1992 года, затем в результате мирового кризиса сократилась до 513 миллионов, однако в 2021-м увеличилась до 524 миллионов тонн. Аналогичная ситуация прослежена и относительно добычи природного газа, достигшего в 2019 году рекордного объема – 739 миллиардов кубометров, добыча в 2020-м снизилась до 694 миллиардов – до уровня 2017 года, однако в 2021-м Россия вышла на новый рекордный показатель, составивший 762 миллиарда кубометров. При этом начиная с 2017 года российские экспортные газовые поставки регулярно превышают 200 миллиардов кубометров ежегодно, а за три квартала 2021-го они составили 158 миллиардов, то есть и в 2021 году, вероятно, превысят 200-миллиардную отметку.

В целом политика использования экономических санкций США в 2014–2021 годах показала американцам, что в условиях современной глобализирующейся экономики у России есть достаточно возможностей и времени для переориентации различных секторов экономики с западных рынков на рынки других стран, в том числе и на китайский.

Санкции в ретроспективе

Постепенное проникновение идеологии холодной войны в расчеты американских стратегов побуждает к более внимательному изучению практики санкционного давления Штатов на другие страны, в том числе и на СССР, во второй половине ХХ века. Так, согласно результатам исследования Института мировой экономики Петерсона с 1945 по 1990 год США ввели против других стран 55 пакетов санкций, из которых успешными оказались всего 16 или 29 процентов, в то время как остальные 39 с треском провалились. Показательно, что с 1945 по 1970 год, когда США доминировали в системе международных торгово-экономических связей, соотношение побед и провалов составило 11 пакетов против 5, то есть успех сопутствовал США в 69 процентах случаев, а с 1970 по 1990 год, когда в мировой экономике произошло заметное укрепление многих других, в том числе и традиционных по отношению к Америке конкурентов, Штаты, во-первых, резко усилили санкционное давление и во-вторых, стали терпеть больше неудач. Введя 39 пакетов санкций, Вашингтон добился успеха только в пяти случаях или в 13 процентах активного использования санкционных пакетов. И возможно, самым ярким примером провала США в тот период стало введение санкций в конце 1981 года администрацией Рональда Рейгана против СССР при строительстве экспортного газопровода Уренгой – Помары – Ужгород с целью сорвать поставки труб большого диаметра и оборудования для газоперекачивающих станций. Формально поводом для введения санкций стало обострение ситуации в Польше в 1980–1981 годах.

Американские санкции привели к самым большим за весь период холодной войны разногласиям США со своими западноевропейскими союзниками, в результате чего в ноябре 1982-го их тихо отменили. Можно попутно отметить, что спустя 40 лет по сути ситуация вокруг газопровода «Северный поток-2» удивительным образом напоминает описанную, с той только лишь геополитической разницей, что вместо кризиса в Польше и вокруг нее мы имеем сегодня кризис на Украине.

Владимир Васильев,
доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института США и Канады РАН

Опубликовано в выпуске № 4 (917) за 1 февраля 2022 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц