Версия для печати

«Церковь и поп в армии главнее еды и питья»

Плугатарёв Игорь Смирнов Дмитрий
Минувшим летом президент РФ Медведев поддержал идею преподавания в школах основ религиозной культуры и светской этики, а также многолетние усилия Русской православной церкви и военного руководства по введению в Вооруженных Силах (ВС) России института воинских и флотских священно-служителей. Процесс стартовал. О том, как он продвигается, «ВПК» рассказал глава Синодального отдела Московского патриархата по взаимодействию с ВС РФ и правоохранительными учреждениями протоиерей Дмитрий Смирнов.
Минувшим летом президент РФ Медведев поддержал идею преподавания в школах основ религиозной культуры и светской этики, а также многолетние усилия Русской православной церкви и военного руководства по введению в Вооруженных Силах (ВС) России института воинских и флотских священно-служителей. Процесс стартовал. О том, как он продвигается, «ВПК» рассказал глава Синодального отдела Московского патриархата по взаимодействию с ВС РФ и правоохранительными учреждениями протоиерей Дмитрий Смирнов.
{{direct}} – Отец Дмитрий, Церковь долго шла к воссозданию института военных священников в армии, который был разрушен в 1917 году…

– Точнее сказать – в 1918-м (при советской власти в войсках некоторое время еще сохранялись священники), пока институт этот окончательно не разрушил председатель Реввоенсовета Лейба Бронштейн.

– Он же Лев Троцкий…

– Деятелей такого типа по их партийным, извините, кличкам я не называю…

– Еще год назад статс-секретарь —замминистра обороны РФ генерал армии Николай Панков призывал не спешить с введением в ВС РФ должности военного священника (капеллана): мол, сегодня «разового» решения этого вопроса в нашей многоконфессиональной стране нет. Да и предыдущий президент страны на этот счет высказывался осторожно. Решение Дмитрия Медведева поддержать введение института военных священников в армии можно расценивать как победу Православной церкви?

– Разве мы вели какую-то борьбу, чтобы теперь «праздновать победу»? Нет. Инициатива введения в армии и на флоте должностей полковых священников исходила не от нас. Все шло естественным образом. Если глянуть на социологические данные самого Минобороны, то можно увидеть, что в 1996 году лишь 36% военнослужащих считали себя верующими, а в 2008-м их стало уже 63%. Сейчас, полагаю, еще больше. При этом православие исповедуют более 80% людей в погонах, остальные разделяют учения других традиционных для России религий: 13% – мусульманство, 3% – буддизм, 1% – иудаизм и другие религии.

Военный священник будет лицом гражданским. Погоны на плечах священника не в нашей отечественной традиции

На этом фоне ВС очень активно взаимодействовали с Церковью, равно как и Церковь – с Вооруженными Силами. Сегодня на территории частей Минобороны действуют 530 храмов, в которых постоянно трудятся 850 священников. Скажем, в войсках ВДВ – 12 храмов и 16 священников. Наши священники разделяют с армейцами будни повседневной деятельности. Бывают они и в горячих точках. Четверо священников погибли в ходе операции в Чечне, с десяток были ранены и контужены. Некоторые награждены боевыми наградами.

– Хотя главные заинтересованные стороны решили «больше не ждать», вопросов остается немало. Раньше, помнится, вы вели речь с военными о предварительном эксперименте?

– Эксперимент уже состоялся, и продолжался он не один год. Что же еще требуется? Знаете ли, в настоящее время военного духовенства в войсках не имеют всего три страны – Китай, Северная Корея и Россия: в данном контексте я не отделяю от России и Белоруссию – там проживает по сути наш народ, он единый. Значит, нам надо признать: либо все остальные страны – изгои (в том числе и Россия, которая решила-таки ввести духовных лиц в армию), то ли мы чего-то «не догоняем». Должности капелланов были введены в Армении, Грузии, на Украине.

У нас 100 млн православных в стране. Почему, идя в армию, многие из них «на время» должны «распрощаться» со своей верой? Лично я как священник считаю, что это – Церковь и поп в армии – вообще главное! Не один из компонентов, а именно главное! Лучше не попить, не поесть. Храм – вот предмет первой необходимости. И поэтому я всецело поддерживаю тех командиров – а таковые есть, которые изыскивают средства и строят на территории части православный, а рядом, скажем, мусульманский храм.

Личное дело

Протоиерей Смирнов Дмитрий Николаевич

Родился в Москве 7 марта 1951 года в верующей семье. Выпускник столичной физико-математической школы № 42 и художественно-графического факультета Московского пединститута. Работал преподавателем, художником, инженером. Женат. Имеет дочь.

С 1978 года связал жизнь со службой Русской православной церкви: экстерном за два года окончил Московскую духовную семинарию, еще через год стал студентом Московской духовной академии, которую окончил также экстерном через полтора года. С 1980 года – священник Крестовоздвиженского храма в Алтуфьеве (Москва), с 1 января 1991-го по настоящее время – настоятель храма Святителя Митрофана Воронежского на Хуторской. За эти годы в связи с увеличением числа новых прихожан стал настоятелем еще семи храмов, два из которых находятся в Московской области.

Помимо председательства в Отделе по взаимодействию с ВС и правоохранительными учреждениями он еще проректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, декан факультета православной культуры Академии РВСН им. Петра Великого, сопредседатель Церковно-общественного совета по биомедицинской этике Московского патриархата. Автор множества публикаций. В свет вышло 8 сборников его проповедей.

– И все же вопрос: как в многоконфессиональной стране, в армии которой служат также немало мусульман, католиков, есть буддисты и прочие верующие, будут «уживаться» военные священнослужители разных конфессий?

– Тут многие «претензии» были просто надуманными. Да в чем вопрос-то? У нас есть капелланы-муллы, есть один капеллан-раввин. Буддисты тоже согласились участвовать в этом процессе: они заявили, что до конца года обеспечат армию своими представителями. Будет как до революции, когда в войсках Российской империи служили и католические священники, и капелланы-лютеране. Просто сейчас у нас в стране нет представителей ряда религий, поскольку империя, Советский Союз развалились, от страны «отвалились» значительные куски, где проживало много католиков.

Должно понять, что в армии не могут и не должны ущемляться интересы представителей всех традиционных для России религий. И надеюсь, этого и не будет. Мы уже знаем, как помочь и мусульманину, и буддисту, и еврейскому юноше-призывнику.

– Министр обороны объявил, что введение института военных священников будет происходить в три этапа: сначала штатные духовные лица появятся в войсках, дислоцированных за границей и в воюющем Северо-Кавказском военном округе, затем – в бригадах на территории России и, наконец, будет создано управление при центральном аппарате ВС РФ, а также отделы в военных округах и на флотах. Как идет этот процесс?

– Нормально. Уже есть штатный священник на 102-й базе российских войск в Армении. В плоскости практического решения – вопрос с Северным Кавказом: сотрудники нашего отдела трудятся над этим. Первый этап мы намерены завершить до конца текущего года. В войсках появятся 30 военных священнослужителей, которые помимо Армении и Северного Кавказа будут действовать также в составе военных баз РФ в Абхазии и Южной Осетии, в Таджикистане и Киргизии, на Черноморском флоте.

Параллельно готовится проект закона о военных священниках. Здесь мы за основу берем отечественный дореволюционный опыт, который очень серьезно изучался и нашим священноначалием, и военным руководством.

– В дальнейшем сколько духовных лиц может быть в Вооруженных Силах?

– Примерно один священник на тысячу военнослужащих. Армия в течение двух-трех лет должна быть сокращена до миллиона человек, вот и считайте. Но думаю, будет больше – порядка 250–300 капелланов.

– На сколько этот процесс растянется по времени?

– Трудно сказать. Но не менее чем на два года, а максимум за пять лет, думаю, уложимся.

– Несколько лет назад, когда зондировался вопрос о введении института военных священников от центрального аппарата Минобороны до полка включительно, вы говорили, что это будет стоить военному ведомству около 250 млн рублей. В какую копеечку выльется поддержка этой идеи Верховным главнокомандующим сейчас? И кто будет платить – РПЦ или Минобороны?

– На первом этапе речи о деньгах не идет – не это нас волнует. А в дальнейшем решим этот вопрос. В том числе и по финансовым «долям» Церкви и армии. Мы полагаем, государство не должно отстраняться от этого.

– Бригадные и другие батюшки будут офицерами?

– Нет, конечно. Уже решено, что, как и до 1917 года, военный священник будет лицом гражданским. Погоны на плечах священника – не в нашей отечественной традиции.

– Еще один «тонкий» вопрос на тему «капелланизации» Российской армии. Памятуя о Чечне, многие считают ислам агрессивной религией и с подозрением будут смотреть на капелланов-мусульман.

– Нет-нет-нет! Ислам – отнюдь не агрессивная религия. Когда нас так «просвещают», то за этим надо видеть работу специальных служб недружественных России государств. Да-да! Используются некие идеологемы, особенно в отношении ребят, которые в основах этой религии ничего не понимают или мало что знают. В самой этой религии нет ничего агрессивного.

В России всегда уживались все религии, не велось религиозных войн, все зиждилось на взаимном уважении, любви к ближнему… Назовите мне хотя бы одного мусульманина, который бы сказал, что православное духовенство к ним плохо когда-либо относилось. У нас миллионы татар крестились. Даже есть святые в русской Церкви из татар.

– Раз мы коснулись вопроса канонизации, объясните, почему РПЦ сравнительно недавно (в 2001 году) канонизировала адмирала Ушакова, а, скажем, генералиссимус Суворов (бюст которого, кстати, стоит у вас в кабинете) такой чести до сих пор не удостоился?

– А почему бы не канонизировать маршалов Рокоссовского или Жукова? Многие злодея Ивана Грозного и Гришку Распутина предлагают в святые записать. А Ушаков? Он, конечно, больше прославился как флотоводец, но мы-то его прославили не за то, что он на море непревзойденно сражался, а за то, что он жил по-христиански и умер как монах.

– Александр Васильевич в таких чудесах на суше не уступал ему.

– Я и говорю: с ним тоже был Бог. Но тот же Суворов, узнав о взятии Ушаковым крепости Корфу в феврале 1799 года, восхищенно изрек: «Сожалею, что не был при этом хотя бы мичманом!». Суворов в том же году воевал в Северной Италии и тоже добивался значительных побед над «непобедимой» французской армией. Суворов как-то штурмом взял даже монастырь. Попросил потренироваться, игумен ему отказал, так Суворов взял его «без разрешения», по-хулигански. Я Суворова тоже очень почитаю, у меня в кабинете, как вы правильно заметили, его бюст. Но…

Давайте всех великих русских людей канонизировать!.. Менделеев, который в Бога не веровал, но он – гений, давайте его канонизуем, а чего?.. Суворов тоже русский гений. Но мало ли у нас гениев?.. У нас есть канонизированный митрополит Филипп, которого задушил Малюта Скуратов по приказу Ивана Грозного. Последнего, как я уже заметил, некоторые усиленно предлагают канонизировать. Что ж это будет – в одном ряду убийца и убиенный, так что ли?

– Кстати, вы не смотрели последний фильм Павла Лунгина с сюжетом на эту трагическую историю – «Царь»?

– Смотрел.

– И как вам картина?

– Это такая притча. Приверженцам идеи канонизации Ивана Грозного очень полезно будет ее посмотреть. Фильм гротескный, не вполне исторический. Но если рассматривать его чисто как художественное произведение, то это, как мне представляется, большое достижение создателей кинокартины.

– А предыдущий фильм Лунгина «Остров» как вам показался?

– «Остров», конечно, полегче, чем «Царь». Тоже притча получилась. Я люблю такие фильмы-притчи. «Остров» хорош еще тем, что в нем мы впервые увидели священнослужителей в нормальном гриме, они произносят нормальные слова.

– «Царь», «Остров» — фильмы, каких сейчас мало снимают. Все —сериалы, которые, как не раз выражался, скажем, вице-премьер Сергей Иванов, дебилизируют население, в чем телевидение активнейше участвует. Об этом много говорят в последние годы и общественные деятели. Почему не слышно в этом хоре голосов церковных служителей?

– Отчего же не слышно?! Я вам по секрету больше скажу. Сейчас от патриархии роется туннель до Останкина – будем взрывать это «гнездо дебилизации». Вместе со всем содержимым!..

– Не догадывался, батюшка, что вы такой шутник.

– Что Церковь может сделать? Вы что смеетесь? Наше дело – крестить, отпевать, проповедовать! Мои прихожане не смотрят телевизор и неплохо себя без него чувствуют. Я тоже, как дочка родилась, его выбросил, и она выучила шесть иностранных языков благодаря в том числе и отсутствию «голубого экрана», а был бы телевизор включен – стала бы дурочкой, один Дима Билан был бы на уме.

- То есть вы полагаете, что Церкви не стоит выступать против подобных вещей?

– Ну начнем выступать, а что толку-то?!

- Но хотя бы против фальсификации истории и ее «переписывания» Церковь должна идти в фарватере светской власти… Вот и Путин статью на тему пакта Молотова —Риббентропа недавно опубликовал, и Медведев не раз призывал не очернять наше прошлое, особенно Победу в Великой Отечественной войне.

– Демократия не демократия, а власть есть власть, и она многое может. Сказал Сталин учиться по «Краткому курсу ВКП(б)» – мы по нему и учились. Сказали в Америке: по всем школам с молитвы уроки впредь не начинать – и все, и не начинают. А в Англии хотели Рождество отменить в угоду мусульманам, те написали в парламент, что это клевета, мы не инициировали такого, не хотим чувства других верующих оскорблять. И не отменили!

Фото: Петр Кассин

А возвращаясь к вашему вопросу об участии или неучастии Церкви в делах против дебилизации населения или в борьбе с фальсификаторами истории, вот еще что скажу. Лично я много лет подряд выступаю и на том же телевидении, и на радио, и в газетах по проблемам семьи и брака, обуздания беспризорничества, сиротства. Выступают по этим темам и другие церковные люди. И что? Ни-че-го!

- А вот, скажем, в Белоруссии — «чего». Там нет беспризорников, последовательно решаются проблемы сиротства и усыновления, решения принимаются и выполняются. Хотя приходится наблюдать, как молодежь тянется к пиву так же, как в России, и проблема алкоголизма не снимается с повестки дня... Вы не так давно были в республике в рамках пятых Свято-Михайловских чтений…

– Да, в ноябре прошлого года. Уже вышел DVD-сборник по итогам той работы, в котором записаны мои беседы о семье как домашней церкви, о счастье материнства, выборе супруга и других.

– Вы часто бываете в Белоруссии?

– Не то чтобы часто, но все же чаще, чем в других странах.

– Как вы воспринимаете то, что там происходит?

– Я могу судить только внешне. Мне нравится. Прекрасные новые храмы. Везде потрясающая чистота. Не как у нас: все заплевано, забросано, а такая чистота и порядок, что просто душа отдыхает. Народ очень хороший, добрый, отзывчивый. Я приезжаю, как к себе домой. Я радуюсь каждому зданию, например зданию Национальной библиотеки, построенному несколько лет назад. Радуюсь, что белорусы уже значительно меньше ездят к нам в Россию на заработки, не отрываются от своих семей. Многому радуюсь, находясь в Белоруссии.

Мне нравится, как Лукашенко не боится этих всех партнеров из-за океана и этого их клоуна, который якобы лидер оппозиции, – не помню его фамилии. Ну самый настоящий клоун! Вроде Саакашвили, который тоже клоун. А клоунам нельзя давать власть.

Я не идеализирую Белоруссию и отдаю себе отчет, что в маленьком государстве можно все сделать быстрее и проще, чем в большом. И я вижу, что наш президент много делает. Но в целом правящий класс мог бы с большей любовью относиться к нуждам простых россиян.

– Вы монархист?

– Я по идее монархист, но я – за выборную монархию, считаю, что наследственная монархия совсем не обязательна: бывает, или нет наследников, или наследник ни рыба ни мясо, или больноватый. Ну пусть глава государства сам назначает преемника. Он же президент, умный человек. Вон же Ельцин долго перебирал, а нормально же выбрал преемника – Путина. После Николая Второго Путин – единственный приличный человек на вершине власти. Его можно критиковать, винить, но не сравнить же со сталиными или с черненками… А Путин Медведева назначил. А что, Дмитрий Анатольевич плохой президент? Умный, красивый, спортивный, по-английски говорит… Ну кого рядом с ним поставить? И хорошо, и пускай себе правит…

Опубликовано в выпуске № 50 (316) за 23 декабря 2009 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц