Версия для печати

Ядерное оружие не отдадим?

Арбатов Алексей
Главные проблемы, связанные с ядерным разоружением, имеют политический и военно-стратегический характер. Попробуем посмотреть на ядерное разоружение как на процесс и оценить, во-первых, возможно ли это, во-вторых, соответствует ли этот процесс интересам России. И, в-третьих, какие основные возражения выдвигаются против ядерного разоружения.
Главные проблемы, связанные с ядерным разоружением, имеют политический и военно-стратегический характер. Попробуем посмотреть на ядерное разоружение как на процесс и оценить, во-первых, возможно ли это, во-вторых, соответствует ли этот процесс интересам России. И, в-третьих, какие основные возражения выдвигаются против ядерного разоружения.
{{direct}}

Отчасти ядерное разоружение стало предметом споров чуть ли не теологических. Потому что кто-то верит в ядерное оружие искренне и фанатично, кто-то также искренне и фанатично верит в ядерное разоружение. В этом вопросе есть две стороны: прикладная политическая и доктринально-идеологическая.

По части прикладной. Примерно до 2000 года к идее ядерного разоружения относились как к ритуалу, формально отдавая должное, на самом деле занимаясь вполне прикладными, практическими вопросами, связанными с сокращением и ограничением ядерных вооружений. Конечно, стратегических прежде всего. При этом в переговорах по этому вопросу ядерное разоружение никогда даже не упоминалось.

Велись переговоры о конкретных технических вопросах. Говорили об укреплении стратегической стабильности на основе взаимного сдерживания, взаимного гарантирования уничтожения и т. д., но на пониженных уровнях. Надо констатировать, что уровни неуклонно понижались. Но до каких пор они будут понижаться и приведут ли они к полному ядерному разоружению, практики никогда не говорили. Полагаю, что всерьез даже и не думали. А у политиков и специалистов не было и времени думать об этом.

После 2000 года диалог фактически прекратился. С приходом администрации Джорджа Буша-младшего был принят тезис – вообще зачем заниматься этим делом. Холодной войны больше нет. Мы не враги. Значит, нечего вести эти переговоры. И они по существу не велись. Что выяснилось? За последние восемь лет ядерное разоружение как цель было отброшено, отправлено в утиль, на свалку истории. И мы сейчас должны в спешном, авральном порядке за полгода сочинить новый договор на сложнейшую тему ограничения и сокращения стратегических вооружений на смену СНВ-1, поскольку восемь лет были потеряны зря.

Фото: www.arbatov.ru

Первый мой тезис следующий. Ядерное разоружение как отдаленная цель требуется для того, чтобы шел процесс, необходимый нам с точки зрения безопасности в прикладном отношении, в плане стратегической стабильности, понижения уровней, экономии затрат и прочего.

Второй тезис состоит в том, что процесс ядерного разоружения неразрывно связан с процессом нераспространения ядерного оружия. Опять-таки схоластические споры на эту тему ведутся уже три десятилетия, будут продолжаться и дальше. Но и здесь практика – убедительный критерий истины. Пример – 90-е годы. Это «золотое» десятилетие для разоружения. Достаточно напомнить: Договор о ракетах средней и малой дальности, СНВ-1, СНВ-2, СНВ-3, Договор о запрещении ядерных испытаний. Можно вспомнить и другие темы: химия, переговоры о контроле над запрещением бактериологического оружия, Договор об обычных вооружениях в Европе.

Как продвигалось дело в области нераспространения ядерного оружия? За это время к Договору о нераспространении ядерного оружия присоединились 40 стран, в том числе две ядерные – КНР и Франция. Было бессрочное продление в 1995-м этого договора, который ранее каждые пять лет продлевался. Теперь он стал бессрочным.

И наконец, семь стран или были лишены ядерного оружия насильно, или сами отказались от него (или путем переговоров решили этот вопрос). Это Ирак, ЮАР, Украина, Белоруссия, Казахстан, Бразилия и Аргентина. Они отказались от серьезных военных ядерных программ, остановили их фактически, вступили в договор и предоставили все свои материалы и производственные комплексы под контроль МАГАТЭ.

Договор стал универсальным – самым универсальным договором в мире, если не считать хартию ООН. К 1999 году 189 стран стали членами договора. Только три страны стоят вне его – Израиль, Индия и Пакистан.

Затем наступил новый период, в текущем десятилетии переговоров не велось. И налицо развал режима нераспространения ядерного оружия: Иран, Корея, провал конференции по рассмотрению договора 2005 года – ни одно предложение ядерных держав по укреплению режима нераспространения не прошло. И в следующем году предстоит очередная конференция по рассмотрению ДНЯО, которая, в общем-то, может оказаться и последней. Договор может после этого окончательно утратить силу, не дай бог. И если даже после этого договор не уйдет в историю, то можно дать абсолютную гарантию, что ни одно предложение ядерных держав, в том числе России и США, об укреплении режима процесса нераспространения и договора не пройдет, если не будет нового шага в области ядерного разоружения.

Во время холодной войны боялись ядерной войны между великими державами. После ее окончания это главной угрозой не считается. Главной стала угроза распространения. И распространения не только среди государств, но и попадания ядерных материалов или даже боеприпасов в руки международных террористов. Это угроза еще более страшная. Такого рода распространение остановить невозможно.

Фото: ИТАР-ТАСС

Есть и доктринально-идеологическая сторона вопроса. Есть почти общепризнанная истина, будто ядерное оружие уберегло мир от третьей мировой войны в течение предыдущих 50 лет. История не знает сослагательного наклонения и доказать, уберегло или не уберегло, невозможно. Здесь немало интересных обстоятельств. Хрущев блефовал нашим ракетным опережением, но потом выяснилось, что никакого опережения-то нет, а американцы начали форсированные программы наращивания стратегических вооружений – «Минитмен», «Поларис». И Советский Союз обнаружил, что блеф сорван. И попытался быстро проблему исправить, разместив ракеты средней дальности, которых у нас было более чем достаточно, на Кубе в пределах досягаемости США.

Самое главное, что после окончания холодной войны ядерное сдерживание, конечно, остается. Оно не ушло вместе с холодной войной, но оно сдерживает те угрозы, которые реально перестали существовать! Трудно представить массированное нападение великих держав друг на друга по каким-либо причинам. Эта угроза, полагаю, практически нереальна.

А против реальных угроз ядерное сдерживание не работает. Не работает против террористов. У них нет территории, нет промышленности, им нечего терять. Ответный удар наносить некуда. Если распространение ядерного оружия будет продолжаться, оно к ним неминуемо попадет.

И, наконец, заключительный момент. Отсутствие процесса поступательного ядерного разоружения подрывает возможность великих держав, прежде всего Китая, России, США, эффективно сотрудничать в борьбе с распространением ядерного оружия. Нацеливая друг на друга тысячи боеголовок, как в случае России и США, трудно говорить о таких совместных мероприятиях, как инициативы по борьбе с распространением, которые предполагают совместные боевые действия против распространителей ядерного оружия или совместную ПРО против третьих держав и стран-изгоев.

Почему у нас это все не получается? Когда мы не продвигаемся по пути ядерного разоружения, трудно говорить о какой-то совместной ПРО. Получается какая-то шизофрения.

Жаль, что эта тема снова вернулась в повестку дня после того, как четыре американских авторитетных деятеля написали об этом статью и всколыхнули американское, а затем и мировое сообщество. Лучше бы мы были инициаторами этого. С новой администрацией эта идея опять набирает силу. Теперь вслед за американцами снова к этой идее возвращаемся.

Расширение НАТО на Восток увеличивает дисбаланс по силам общего назначения. Ядерное оружие мы не можем отдать. Есть опасность гонки космических вооружений, опасность появления оружия на новых физических принципах. Все это надо учитывать.

Если мы не пойдем по пути ядерного разоружения, хоть в одной из этих областей ситуация для нас станет лучше? Убежден – нет, станет гораздо хуже. Ядерное разоружение становится важнейшим рычагом в наших руках для решения и вопросов, перечисленных мной, и многих иных, связанных с ядерным оружием.

Мир, свободный от ядерного оружия, это не современный мир минус ядерное оружие. Это абсолютно другой мир, который совершенно по другим принципам построен, более справедливым, эффективным, более гуманистичным, и по другим принципам управляется. И нельзя, чтобы ядерное сдерживание стало препятствием в продвижении к этому миру.

Алексей Арбатов,
руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, член-корреспондент РАН

Опубликовано в выпуске № 50 (316) за 23 декабря 2009 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц