Версия для печати

Правда на нашей стороне

Сегодня не так страшны украинские снаряды, как наши и чужие информационные диверсанты
Фаличев Олег
Фото: novostivl.ru

Какова сегодня обстановка на Украине в связи с проведением Россией специальной военной операции по ее демилитаризации и денацификации? На этот и другие вопросы «Военно-промышленному курьеру» ответил военный эксперт, член Общественного совета Министерства обороны РФ, полковник Виктор Баранец.

– Виктор Николаевич, какова сегодня обстановка с продвижением наших войск на Украине? Как там развивается ситуация, выдерживаются ли темпы наступления?

– Специальная военная операция на разных фронтах развивается по-разному. Где-то наши войска продвинулись очень глубоко – на 15–20, даже 50 километров, а где-то застряли на рубежах, которые в течение восьми лет очень хорошо оборудовали в инженерном отношении укрофашисты. Они окопались не то что по верхнюю губу, а поверх темечка. И выковырять их оттуда непросто.

Я был бы лицемером, если бы сказал, что все идет, как по нотам. Где-то нас встречают со слезами на глазах и цветами, а где-то пулями и гранатометами – это надо признать. Операция дается нам с жертвами. Они есть с обеих сторон. Давайте об этом говорить прямо, не скрывая. Хотя признавать это очень неприятно.

В связи с этим называть темпы наступления высокими не берусь. Боевые действия, которые ведет наша армия, не являются легкой прогулкой.

Есть и другая причина. Наши и донецкие войска берегут людей. Это правильно. Бросаться на пулеметы нацистов и губить людей было бы неблагоразумно. Поэтому весь вопрос лишь во времени. Правда на нашей стороне.

И еще я очень жалею, что мы каждый день, оповещая российское общество о продвижении наших войск, не показываем карту Украины – это чрезвычайно важно. А надо бы это делать буквально по каждому рубежу: где наши войска находятся, где противник. Более того, это видели бы и в Европе, во всем мире. Мне этого как военному человеку не хватает.

– Денацификация, о которой сказал Владимир Путин, означает взятие Киева, без чего эту задачу невозможно будет выполнить. Как ее собираются решить?

– Чтобы ее решить, придется прежде всего вырвать зубы без наркоза у киевского режима. Но пока мы решаем чисто военную задачу.

Интенсивность наших ракетно-бомбовых ударов по сравнению с первым днем возрастает. Если внимательно послушаем заявление руководителя Департамента информации и массовых коммуникаций МО РФ Игоря Конашенкова, то сделаем вывод, что количество ударов увеличилось примерно в пять раз. К вечеру воскресенья выведены из строя уже 1067 объектов военной инфраструктуры, более 250 танков, десятки самолетов, РЛС, командных пунктов. Тут все по плану.

А вот денацификация – вопрос долгого времени. Ведь что это такое? Это дебандеризация и дефашизация, что не укладывается в жесткие временные рамки нашей специальной операции, поскольку связано с состоянием общественного мнения, образно говоря, с мозгами украинского общества. С ликвидацией военных формирований, которые проповедуют бандеровскую повестку дня. Но украинское общество далеко не все пропитано этой отравой.

Правда на нашей стороне
Фото: Twitter.com

Я не видел этого в областях, которые тяготеют к России. Не встречался с его проявлениями у граждан Одесской, Запорожской, Харьковской, Сумской, Днепропетровской, других областей. Говорю об этом со знанием дела, поскольку жил и учился в тех краях до 18 лет. А вот во Львове, где окончил военное училище, нередко прорывалась в разговорах на улице лютая ненависть к русским и России в целом. Но в юго-восточных областях, повторю, нет такой саркомы. А если и есть где, то принесли ее националистические батальоны, пришедшие на эту землю так называемые западенцы.

Повторю, если наша операция по демилитаризации может закончиться через неделю-другую, то в денацификации нет пророка, нет гения, который бы называл точную дату. Сейчас Киев, почувствовав опасность, запросил переговоры. Зеленский понимает, что ему хана. Вижу, что рядом с ним есть разумные люди, которые говорят, что с Россией надо договариваться. Ведь русский спецназ уже на окраинах Киева. Но пока там до последнего момента предпочитали прикрываться гражданским населением, размещая артиллерийские установки в жилых кварталах. Потом вроде как согласились отправить делегацию на белорусскую границу. В любом случае переговоры должны идти только на наших условиях.

– Какими они, на ваш взгляд, должны быть?

– Я бы поставил перед Зеленским такие условия:

1. Объявить об остановке боевых действий.

2. Армия складывает оружие и возвращается в казармы.

3. Сам Зеленский оставляет пост президента.

4. Объявляется денацификация и борьба с бандеризацией.

5. Отказ от силового решения крымского вопроса и создания ядерного оружия.

Такой договор не только остановит войну, но и прольет ушат холодной воды на разгоряченные мозги киевских ястребов, которые сегодня прячутся в бункерах.

– Насколько трудно было спланировать такую масштабную операцию на Украине Генеральному штабу ВС РФ?

– Когда Путин подписал указ о ее проведении и еще не успели высохнуть чернила, наши «Калибры» уже летели на объекты военной инфраструктуры Украины. Это говорит о том, что наш Генеральный штаб подробно, детально и заранее готовил операцию. Я думаю, это произошло тогда, когда наше военно-политическое руководство пришло к выводу, что Зеленский выбросил на помойку Минские договоренности.

– Как нашим войскам осуществляются подвоз боеприпасов, эвакуация раненых?

– У нас налажена целая система тылового обеспечения, в чем мы имеем очень большой опыт. Российская армия – это постоянно воюющая армия. Можно вспомнить Афганистан, Чечню, Сирию. Мы приобрели колоссальный опыт и в подвозе боеприпасов наземным и воздушным транспортом, и в вывозе раненых. У нас великолепная военно-медицинская служба (поклонимся военным врачам и сестрам), хорошие навыки в развертывании полевых госпиталей. У нас мастера военно-полевой хирургии, мы приобрели этот опыт не в кабинетах, а на полях сражений.

– Каковы привлекаемые с нашей стороны силы и средства?

– Как офицер, в свое время служивший в Генштабе, я бы мог ответить на этот вопрос очень хитро. Но скажу так. Силы и средства, привлекаемые к этой операции, адекватны той силе, которая оказывает сопротивление нам. Ты знаешь, каким в обычной войне должно быть соотношение сил наступающих и обороняющихся. Это классика. К тому же мы берем под контроль огромное пространство с городами и поселками, что требует соответствующих сил. Поэтому примерное количество можешь просчитать сам.

Но! Сегодня современная война, где исход боя решают неожиданный маневр войск, стремительный натиск, скорость принятия и реализации решений, современные техника и вооружение. И это многое меняет. Поэтому в первую очередь наносятся удары по командным пунктам, узлам связи, РЛС, что приводит к децентрализации управления украинской армии, ее деморализации. Это мы и наблюдаем, видя, как сдают оружие целые воинские части.

Правда на нашей стороне
Фото: twimg.com

Единственные, кто огрызается, – это нацики, которых мы скоро загоним в схроны, где они отсиживались до 1954 года. Вспомни, что сказал председатель правительства России Михаил Мишустин на совещании Совета безопасности. Он сказал: мы должны обстоятельно и глубоко просчитать все риски. Генеральный штаб их просчитал.

Многое зависит, конечно, от того, как поведет себя местное население, прежде всего главы городов и населенных пунктов, будут ли они оказывать нам содействие. Пример совместной охраны Чернобыльской АЭС нашими и украинскими военнослужащими очень показателен.

Хорошо, что уже мы взяли под контроль огромное количество населенных пунктов. Но как и по каким законам они дальше будут жить? На Украине 26 областей и почти 40 миллионов жителей. Скажем откровенно: есть и те, кто боится, что бандеровцы потом вернутся и вырежут «колобрационистов».

Радует одно: абсолютное большинство украинского народа, повторю, благоприятно встречает нашу армию. Как сказал мне по телефону один из жителей Мариуполя, «мы встречаем вашу армию с радостной тишиной». Люди еще не могут поверить в случившееся, в то, что власть бандеровской хунты, которая длилась с 2014 года, подходит к концу.

– Каково морально-политическое и психологическое состояние наших войск? Военнослужащие понимают, за что идут под пули? Была ли эта операция для них неожиданной?

– Если ты видел нашу технику, то обратил внимание на букву Z и букву В на бортах. Они означают Запад и Восток – силы, которые на учениях в Белоруссии противостояли друг другу. Одних учений за последние годы у нас состоялась уйма – «Восток», «Запад», «Союзная решимость», масса других. Мы готовили свою армию, как олимпийскую сборную: в любой момент на старт и борьба за «золото». Вот этот фактор, когда боевая подготовка в войсках проводилась каждый день, и сработал. А последние учения, думаю, проводились с учетом украинского фактора.

Так что, повторю: буквы Z и В появились и не стирались на танках не случайно.

– Что ты думаешь о тех представителях нашей интеллигенции, которая собиралась недавно в Москве с протестами против решения Путина о проведении спецоперации на Украине?

– Я бы уточнил только: так называемая российская интеллигенция. Да и наша ли она, еще надо подумать.

Разве мы хотим войны? Конечно же, нет. Тем более с братским украинским народом. Но как сказал уже президент, нам просто не оставили выбора или другого выхода. Мы не воюем с гражданским населением.

Более того, задам встречный вопрос: а чего же вы, светочи мысли, молчали восемь лет, когда украинская армия уничтожала тысячи мирных жителей Донбасса и Луганска? Когда грудничков зарывали в могилы с сосками во рту. Когда тело 16-летней девушки мама перед похоронами одела в белое платье невесты. Когда в Донецке за эти годы выросла целая «Аллея ангелов» из постаментов в честь погибших детей. Там увековечены имена более чем 140 невинных душ.

Но наши так называемые интеллигенты и некоторые эстрадные дивы, когда ездили на Украину, на это скорбное место не заезжали. Они бывали в тех местах, где исправно работали их баблонасосы, и брезгливо отворачивались от таких неудобных вопросов, не осуждая фашиствующих нациков.

Увы, не только в современной, но и в прошлой России всегда была такая погань. Вспомним: в 1905 году российская интеллигенция отправила поздравительную телеграмму императору Японии со словами благодарности за выдающуюся победу над русской армией и флотом. А в 1917–1918 годах кто желал поражения своему правительству? Все та же сволочь, которую Ленин назвал говном. И это говно живет в современной России, выгрызает наше государство изнутри. Таким образом стреляет в спину нашим солдатам и спецназовцам, которые проливают свою кровь в борьбе с бандеровской сворой.

Слава богу, что Роскомнадзор проснулся и выступил с заявлением закрывать и штрафовать сайты (аккаунты), где пропагандируется поражение Российской армии. И это надо было сделать давным-давно. Мы заигрались в демократию. Сегодня не так страшны украинские снаряды, как наша собственная «пятая колонна», информационные диверсанты.

Но российские воины знают, что подавляющее большинство россиян поддерживают их ратный подвиг.

– Я так понимаю, для нас дороги назад уже нет. Мы не можем остановиться, утереться и уйти не солоно хлебавши?

– Мы должны выполнить приказ Верховного главнокомандующего о демилитаризации, денацификации Украины и уйти красиво. Но лишь после того, как там появится уже новая власть.

Беседовал Олег Фаличев
 

Опубликовано в выпуске № 8 (921) за 1 марта 2022 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц