Версия для печати

В жизни и в кино

Рассказ о том, как «собирательный образ» героя фильма «Адъютант его превосходительства» воевал сначала с Врангелем, а затем с Гитлером
Широкорад Александр
Май-Маевский (первый слева), Макаров сзади

В далеком 1967 году Игорь Росоховатский (Росенко) и Георгий Северский написали повесть «И все-таки это было…», в ней советский суперразведчик был адъютантом у белого генерала. Через два года вышел пятисерийный художественный фильм «Адъютант его превосходительства», посвященный первым чекистам.

В фильме один из высших руководителей ЧК Лацис весной 1919 года направляет чекиста Павла Кольцова (его роль сыграл актер Юрий Соломин) в штаб Добровольческой армии. Там разведчик становится адъютантом командующего Добровольческой армией генерал-лейтенанта Владимира Зеноновича Ковалевского (в этой роли блеснул Владислав Стржельчик).

Кольцов имел надежную связь с Центром и оперативно передавал красным наисекретнейшую информацию. Разумеется, что картина не может обойтись без любовной интриги: в Павла безумно влюбляется Таня Щукина, дочь начальника контрразведки. В конце фильма Кольцов жертвует собой, пуская под откос следовавший на фронт литерный поезд с английскими танками, оказывается в тюрьме и ожидает казни.

Следует заметить, что в фильме и чекист, и оба его главных противника – командующий Ковалевский и контрразведчик Щукин представлены умнейшими людьми, их без преувеличения можно назвать военными аналитиками. Кольцов и Ковалевский – рыцари без страха и упрека, а Щукин – «черный кардинал». Это, а также обаяние Юрия Соломина обеспечили фильму потрясающий успех.

Игорь Росенко обратился в суд, доказывая, что фильм снят по его повести. В ходе судебного рассмотрения Росенко и Северский подписали мировое соглашение со сценаристом фильма.

Сразу после выхода сериала на экраны его авторов удостоили звания лауреатов Государственной премии СССР. «Рыцари пера» возликовали и срочно оживили «Гаврилу», то есть Павла Кольцова. И пошли «Гаврилиады». В восьми книгах «Гаврила» оказывается то у Махно, то у Врангеля в Константинополе, а затем в Париже.

И пошло-поехало… В 2018 году Борис Акунин включил адъютанта, назвав его Макольцовым, в свой 18-й том «Фандориады». Там «Гаврила» (Макольцов) служил у белого генерала Гай-Гаевского.

Ходят слухи, что снимается телесериал о Кольцове и Штирлице. Там «Гаврила» будет адъютантом Шелленберга.

«Собирательный образ» и реальный герой

Авторы повести, фильма и последующих «Гаврилиад» дружно утверждают, что образ Кольцова не имеет прототипа. Он собирательный. Да вот беда, в 1927 году в Ленинграде вышла книга воспоминаний Павла Макарова «Адъютант генерала Май-Маевского». За два года она выдержала пять (!) изданий. А в 1969 году Павел Макаров увидел себя в фильме «Адъютант его превосходительства», в ленту были вставлены кадры хроники, где Макаров стоял за спиной генерала Май-Маевского.

Вот вам и «собирательный образ» – с руками-ногами и орденами Красного Знамени и Красной Звезды.

Павел с детства жил в нищете. Его отец – кондуктор товарных поездов Сызрань-Вяземской железной дороги – погиб в 1903 году при крушении состава. Павел рано начал работать, одно время был наборщиком в типографии. Образованием Макаров не блистал – он экстерном (!) окончил четыре класса реального училища. И как же такой персонаж мог стать адъютантом командующего Добровольческой армии?

Представим Павла Макарова в салоне Анны Павловны Шерер. Помните первую главу роман «Война и мир»? Да самозванца через пять минут лакеи выгнали бы взашей.

Через несколько недель сотрудники НКВД, арестовавшие Макарова, и доносчики из «старых большевиков» были арестованы, а позже посмертно реабилитированы дорогим Никитой Сергеевичем

Однако офицерский корпус Добровольческой армии состоял не из детей аристократов, а на 80 процентов из прапорщиков военного времени, по культурному и образовательному уровню мало отличавшихся от Макарова.

Добавим к этому, что «поручик Голицын и корнет Оболенский» в большинстве своем борьбе с большевиками предпочитали Париж. Так, никто из 65 великих князей и «князей императорской крови» (все имевшие чины генералов и полковников) не состоял в белых армиях. Восемнадцать были арестованы и расстреляны большевиками, а 47 благополучно убыли за рубеж, хотя имели возможность повоевать.

Да и другие аристократы не рвались в бой. Самый богатый человек России – 32-летний князь Феликс Юсупов имел возможность в Крыму в ноябре 1918 года вступить в Добровольческую армию. Но он предпочел на линкоре «Мальборо» отправиться в Лондон.

Но вернемся к Макарову. Поскольку Россия к 1914 году была более чем на 70 процентов неграмотной, парней, годных к строевой и имевших четыре класса училища или ЦПШ, забирали в школы прапорщиков. Павел в январе 1917 года окончил Тифлисскую школу прапорщиков. А далее его направили в 134-й Феодосийский полк на Румынский фронт. Командир 5-й роты был убит, Макаров заменил его и на погоны прилетело еще по одной звездочке – присвоили звание поручика.

Осенью 1917 года Макаров дезертировал. В марте 1918-го в Мелитополе Павла Васильевича арестовали офицеры Дроздовского полка.

Деваться было некуда, и Макаров по-военному доложил, что он штабс-капитан, представленный в капитаны на Румынском фронте.

«Какой полк? Кто командир?» – спросил дроздовец. «134-й Феодосийский полк. Командир полка Шевардин. Полк стоял на реке Серет», – ответил арестант. «Правильно! – улыбнулся офицер. – Зачисляю тебя в третью роту».

Итак, Макаров не был чекистом и даже не знал, кто такой Лацис. Случайно попав к белым, он менее всего хотел служить в строевых частях. Дело решил случай. В разговоре с офицером штаба Макаров вроде бы случайно обмолвился, что на Румынском фронте служил шифровальщиком в полку. Эта информация была доведена до сведения генерала Дроздовского, который вскоре вызвал Макарова к себе для ознакомительной беседы. «Кастинг», говоря современным языком, прошел удачно, и командующий приказал прикомандировать Макарова к штабу полка, который вскоре преобразовали в дивизию.

Май-Маевский и его старательный адъютант

В ноябре 1918 года генерала Дроздовского тяжело ранили и через три месяца он скончался. Командующим дивизии был назначен 51-летний генерал-лейтенант Май-Маевский. Несмотря на блестящую боевую репутацию генерала, офицеры Дроздовской дивизии приняли Владимира Май-Маевского довольно прохладно, поскольку их кумиром оставался прежний командир. Май-Маевский чувствовал к себе неприязненное отношение офицеров-дроздовцев и поэтому решил опираться на более лояльных офицеров-новичков. И Павел Макаров сделал все возможное, чтобы стать «правой рукой» нового командира дивизии. Сутками не покидая штаба, обрабатывая горы текущих документов, он готовил лаконичные и одновременно емкие оперативные донесения. И командующий довольно скоро обратил внимание на старательного офицера.

Адъютант его превосходительства регулярно организовывал попойки в виде банкетов, юбилеев для своего шефа. Макаров периодически знакомил командующего с симпатичными «дамами из общества». В Харькове генерал и его адъютант завели романы с юными сестричками Жмудскими – дочерями знаменитого харьковского миллионера-сахарозаводчика. Владимир Зенонович увлекся Анной, а Макаров – Екатериной.

Летом 1919 года английский король Георг V сделал «генерала Харькова» почетным членом ордена Михаила и Георгия «за заслуги в борьбе с большевизмом». Дело в том, что ставка Май-Маевского находилась в Харькове, и союзнички малость перепутали, так Макаров стал адъютантом генерала-орденоносца Харькова.

В жизни и в кино
Кадр из фильма. Фото: google.com

В отличие от киношного Ковалевского Май-Маевский «любил вино и женщин», и в этом мог дать фору самому жизнелюбивому королю Анри IV. Недаром генерал-майор фон Дрейер именовал Май-Маевского «генерал-алкоголиком». Позже барон Врангель, отвечая на вопрос, что оставил Май-Маевский ему в наследство, отвечал: «Пьянство и грабежи, повальные грабежи».

Павел Макаров в грабежах замечен не был, но позже белоэмигрантские историки в Париже и Белграде подробно рассказывали, как он спекулировал сахаром вместе с генералом Шкуро. Не исключено, что продукт поставлял главный харьковский торговец сахаром Андрей Жмудский, отец «проказниц» (так их называл Май-Маевский) Кати и Ани.

Благородные белые рыцари существовали только в советских, а сейчас в антисоветских кинофильмах.

3 декабря 1919 года в связи с поражением Добровольческой армии генерала Май-Маевского отстранил от должности генерал Деникин. Его превосходительство вместе с верным адъютантом уехал в Севастополь.

На 23 января 1919 года в Севастополе было назначено восстание рабочих и солдат. Однако за день до восстания членов ревкома, включая Владимира Макарова (родного брата Павла), арестовала морская контрразведка.

Вскоре контрразведчики взяли и самого Павла. Уже в камере он узнал, что брат расстрелян на крейсере «Корнилов», служившем тогда плавучей тюрьмой.

Та же участь ожидала и «адъютанта его превосходительства». Не дожидаясь перевода на «Корнилов», он решился бежать. Вместе с шестью заключенными удалось обезоружить охрану и бежать в горы. Но это версия самого Макарова. А вот старые крымские большевики «установили», что попав в пьяный скандал, Макаров был посажен на гауптвахту, откуда и сбежал.

Лично я наиболее вероятной считаю версию о том, что арест Макарова связан с «наездом» Врангеля на Май-Маевского. Судя по всему, на допросах из адъютанта планировали выбить компромат на бывшего командующего Добрармии.

Партизан Макаров

В горах Макаров создал Севастопольский партизанский отряд. В мае 1920 года из таких отрядов была создана Крымская повстанческая армия. В мае-июне повстанцы провели более 20 операций, держа белых в постоянном напряжении. По подсчетам врангелевцев, они «оттягивали на себя не менее четырех-пяти тысяч штыков».

В августе 1920-го командование Южного фронта отправляет в Крым 33-летнего Алексея Мокроусова. К этому времени он имел большой боевой опыт и 25 февраля 1920 года за боевые заслуги награжден орденом Красного Знамени. Мокроусов вступил в командование Повстанческой армией, а Макаров стал его фактическим заместителем.

При Врангеле в Крыму постоянно был топливный голод. Чтобы как-то исправить ситуацию, белые приступили к разработке в крымских горах Бешуйских копей и готовились прокладывать туда со станции Сюрень узкоколейную железную дорогу. 20 августа 1920 года бойцы Макарова проникают на копи и взрывают шахты. Они же сожгли склад заготовленных шпал, сорвав таким образом постройку дороги Джанкой – Перекоп, предназначенной для переброски дополнительных сил и бронепоездов на Перекопский перешеек.

Командарм Фрунзе взял Перекоп, а затем по договоренности с французским адмиралом Дюменилем остановил войска на два-три дня, чтобы дать армии Врангеля уйти «в условиях мирного времени».

Партизаны Повстанческой армии Алексея Мокроусова и его помощников Павла Макарова и Ивана Папанина приказа Фрунзе не получили. Именно они вместе с местным населением овладели Симферополем, Судаком, Феодосией, Севастополем и остальными городами Крыма. И только через два-три дня туда явилась «непобедимая и легендарная», повсюду встречаемая красными знаменами и Интернационалом.

Первая серия из жизни Макарова закончилась и немедленно началась вторая. Теперь белые бежали в леса и горы Крыма и, объединившись с «зелеными», начали грабежи на дорогах и даже улицах Ялты и Евпатории. Ну а Мокроусов, Макаров и Папанин отправились в горы ловить бандитов.

Макаров назначается командиром Истребительного отряда по борьбе с бандитизмом при Крымской ЧК.

У него хватало врагов не только в Париже и Белграде, но и в Крыму, в инстанции посыпался вал доносов старых большевиков. 31 января 1937 года Павел Макаров арестован и заключен в симферопольскую тюрьму НКВД. На допросах честно признался, что будучи адъютантом Май-Маевского, не имел связи с командованием красных частей.

24 марта 1939 года Судебной коллегией Верховного суда Крымской АССР Макаров приговорен к лишению свободы сроком на два года. Приговор гласил: «Имея в виду, что подсудимый Макаров П. содержится под стражей с 31 января 1937 года, наказание считать отбытым и из-под стражи немедленно освободить».

Через несколько недель сотрудники НКВД, арестовавшие Макарова, и доносчики из «старых большевиков» были арестованы, а позже посмертно реабилитированы дорогим Никитой Сергеевичем. В ноябре 1939 года Макарову вернули персональную пенсию в размере 200 рублей.

Пока он сидел в симферопольской тюрьме, его товарищи по крымской Повстанческой армии делали карьеру. Алексей Мокроусов в 1924–1931 годах работал инструктором ЦК РКП(б) в Симферополе. В 1933–1934-м он – начальник Колымской экспедиции, затем инспектор Торгпредства СССР в Монгольской Народной Республике.

Но, как говорится, разведчики бывшими не бывают. В 1936 году Мокроусова под псевдонимом полковник Савин отправляют в Испанию, и он становится советником командующего Арагонским фронтом. А в конце 1937 года Алексей Васильевич возвращается в СССР руководить Крымским государственным заповедником. В 1940-м в Симферополе была издана его книга «В горах Крыма. Записки о красно-партизанском движении во врангелевском тылу».

Ну а партизан Иван Папанин в 1932 году отправляется начальником полярной станции на Землю Франца-Иосифа.

Однажды двадцать лет спустя

Началась Великая Отечественная, и все вернулось на круги своя. Как и 20 лет назад, командующим всем партизанским движением в Крыму стал Алексей Мокроусов, а замом – командир 3-го Симферопольского отряда Павел Макаров.

В Крыму они встретили многих старых знакомых, только теперь служивших не у Врангеля, а у Манштейна. Тот же начальник морской контрразведки Врангеля капитан 1-го ранга граф Павел Келлер теперь был полковником румынской армии и начальником румынской же контрразведки в Крыму.

Немцам и румынам активно помогали около 20 тысяч добровольцев-татар. Мокроусов доносил в Центр: «Деятельность партизанских отрядов осложняется необходимостью вооруженной борьбы на два фронта: против фашистских оккупантов и вооруженных банд горно-лесистых татарских селений».

Увы, пособники националистов оказались и по эту сторону фронта. Руководство Крымского обкома состояло в основном из татар, и возглавлял его Владимир Семенович Булатов. Вся эта компания в конце июня 1941 года «по делам» убыла в Сочи и вернулась в Крым только в конце мая 1944-го.

Воевать в Сочи было не с кем, и они строчили в Москву реляции типа: «Весь крымско-татарский народ поднялся на борьбу с немецко-фашистскими оккупантами». В сообщениях же Мокроусова и Макарова говорилось совсем иное. Благодаря интригам Булатова и компании командование в октябре 1942 года переправило Мокроусова и Макарова на самолете на Кавказ. Обоих «задвинули», дали по полку и по ордену.

К весне 1944 года Сталин разобрался, кто был прав. Булатов в 1944-м полгода сидел без работы, а затем его отправили мелким начальником в Средне-Волжское пароходство.

После войны о Макарове и Мокроусове крепко забыли. А авторы фильма и «Гаврилиад» сделали Макарова «собирательным образом».

На мой взгляд, Макарова лучше всех наградил генерал Эрих фон Манштейн. Над горами Крыма германские самолеты сбрасывали листовки под названием «Хамелеон», посвященные персонально Павлу Васильевичу. За его голову немцы предлагали 100 тысяч марок.

Опубликовано в выпуске № 8 (921) за 1 марта 2022 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц