Версия для печати

Сталинградский ответ

70 лет назад на вооружение Советской армии был принят новый образец оружия массового поражения
Чуприн Константин
Фото: ugochs.ru

Совершенно секретным приказом № 00192 от 1952 года (точная дата не опубликована) военного министра СССР – так тогда именовалась должность министра обороны – на боевое оснащение Советской армии было принято вещество молит. Что такое молит, скажет далеко не каждый военнослужащий или ветеран Вооруженных сил. Те, кто проходил начальную военную подготовку в СССР, должны помнить, что есть такое боевое отравляющее вещество (БОВ) зарин. Вот в том приказе оно и было названо молитом – секретности ради.

Дьявольский механизм

Зарин относится к новому классу БОВ, появившемуся во время Второй мировой войны, – фосфорорганическим веществам нервно-паралитического действия, группа которых, как сказано в одном отечественном справочном издании, объединяет соединения, специфически нарушающие нормальное функционирование нервной системы с появлением судорог, переходящих в параличи.

Как сообщал в своей книге «Химическое и биологическое оружие. Тайный арсенал Америки» Сэймур Херш, данные БОВ «блокируют энзим, необходимый для регулирования мускульной деятельности организма. В миллионах точек, где соединяются между собой отдельные нервные волокна, нервные сигналы передаются благодаря выделяемому организмом ацетилхолину. Полученный сигнал передается нервным волокнам и приводит в действие мышечные и нервные клетки. После достижения организмом необходимой интенсивности сигнала организм вырабатывает ацетилхолинэстеразу, чтобы нейтрализовать или разрушить образовавшийся ацетилхолин. Если нервно-паралитическое ОВ проникло в организм, оно немедленно блокирует выделение холинэстеразы, и в результате организм теряет важную способность контролировать образование ацетилхолина, а следовательно, и дальнейшую активизацию мышц. Смерть может наступить быстрее, чем через минуту».

Почему немцы не применили отравляющие вещества в годы Второй мировой. Ответ прост: тогда бы и Красная армия, и ее союзники просто задушили бы врага своим химическим оружием. Тот же Советский Союз располагал им в объемах больших, нежели Германия

Один противогаз от зарина не спасает – это БОВ, как и иприт, действует через незащищенную кожу.

В принятии на вооружение столь варварского боевого средства первенствовала нацистская Германия. Первым БОВ этого класса там стал табун, полученный в 1936 году и освоенный производством в 1942-м. К моменту своего поражения вермахт обладал запасом табуна почти в 8,8 тысячи тонн. Ничего подобного больше никто, включая вооруженные силы стран антигитлеровской коалиции, располагавшие огромным потенциалом «традиционной» химической войны (от фосгена – ОВ удушающего действия до иприта – кожно-нарывного), не имел.

Зарин, более токсичный, чем табун, немцы получили в 1939 году, а в 1944-м – аналогичный по воздействию на человеческий организм, но еще более убийственный зоман. Однако зарин и зоман к концу войны находились на стадии опытно-промышленного производства и лабораторно-полигонных исследований. Их у немцев имелось гораздо меньше, чем табуна.

Возникает вопрос: почему нацисты не применили эту боевую отраву, как и ту, что была в их арсенале в виде БОВ, появившихся еще в Первую мировую? Ответ прост: тогда бы и Красная армия, и ее союзники просто задушили бы врага своим химическим оружием. Тот же СССР располагал им в объемах больших, нежели Германия.

В 1945 году технологии производства немецких нервно-паралитических БОВ стали достоянием победителей, что, разумеется, сыграло важную роль в послевоенной гонке вооружений. Впрочем, советские химики получили в 1943 году зарин независимо от кого-либо (но, возможно, с подачи советской разведки, располагавшей отрывочными средствами о соответствующих германских программах). Однако сведения о химико-технологических процессах, использовавшихся для производства зарина в Германии, бесспорно, стали серьезным подспорьем и в аналогичной советской программе. Как и в американской.

Без «моралите»

У кого-то в этой связи может возникнуть вопрос о морали. Как это мы, гуманисты, и все такое прочее? Ну да, только вот ядерное оружие – штука более, так сказать, безнравственная. А ведь еще Ленин говорил: «Неразумно или даже преступно поведение той армии, которая не готовится овладеть всеми видами оружия, всеми средствами и приемами борьбы, которые есть или могут быть у неприятеля». Не поспоришь.

Заполучив немецкие технологии и образцы ОВ для полевых испытаний, те же США в 1952 году ввели в эксплуатацию на промплощадке арсенала Роки Маунтин завод по производству зарина, присвоив ему армейский индекс GB. Зарином начали снаряжаться снаряды ствольной артиллерии и реактивных систем залпового огня, авиабомбы и боевые части тактических ракет.

Нужно сказать, что после войны упоминания о том, что наши армия и флот тоже располагают химическим оружием, исчезли из публичного оборота в СССР, хотя в довоенный период это не скрывалось и даже пропагандировалось в качестве тезиса о возможности нанесения сокрушительного ответного удара.

«Учебник политграмоты для красноармейцев» 1927 года сообщал: «Чтобы противостоять капиталистическим армиям, нам надо усиливать свой воздушный флот, уметь бороться против газов противника и иметь свои химические средства борьбы. Поэтому мы развиваем и усиливаем нашу военную промышленность, авиацию, химию. Наша военная химическая промышленность вырабатывает разные газы». К началу Великой Отечественной войны СССР располагал внушительным арсеналом ОВ, которые могли применять авиация, артиллерия и наземные химические части, имевшие так называемые боевые химические машины (объединенные общей аббревиатурой БХМ).

Это автоцистерны с устройствами для разбрызгивания капельно-жидких БОВ на местности и аналогичным образом оснащенные огнеметные (они же химические) легкие танки и танкетки. Основными видами БОВ в СССР тогда были иприт, люизит и фосген.

«Правила по сохранению военной тайны в печати Красной армии», введенные приказом наркома обороны СССР № 0451 от 16 декабря 1943 года, разрешали открытое упоминание о том, что РККА располагает такими БОВ, как фосген, дифосген, хлор (удушающего действия), иприт, люизит (кожно-нарывного), хлорацетофенон, бромбензилцианид, адамсит, дифенилхлорарсин, дифенилцианарсин и хлорпикрин (раздражающего). Причина такой открытости понятна – враг должен был понимать, что его ждет, если он сам применит что-то подобное. И враг понимал. Кстати, предназначенные для применения БОВ части химических войск Красной армии в отличие от частей химической защиты были сведены в так называемые химические войска отпора РГК.

Освоение мощности

Не исключено, что сразу после войны трофейный немецкий табун также поступил на вооружение и в СССР, но табельным БОВ не стал. Что же касается зарина (он же молит, он же Р-35), то его полномасштабное производство началось через семь лет после приказа о принятии на вооружение Советской армии на Сталинградском химическом заводе имени С. М. Кирова, в последующем преобразованном в волгоградское ПО «Химпром» того же имени. Постановлением Совета министров СССР от 9 мая 1952 года предусматривалось на площадке «М» данного завода освоить производство в две тысячи зарина в год. И если американцы, видимо, использовали в основном немецкую трофейную технологию, то в СССР внедрили свою, надо полагать, более дешевую. В частности, она не требовала применения дорогостоящего оборудования из серебра, как у немцев.

Здесь же осуществлялось снаряжение зарином боеприпасов. К таковым относились химические реактивные снаряды – 122-мм для РСЗО БМ-21 «Град», 140-мм для БМ-14, БМ-14-17 и РПУ-14, 240-мм для БМ-24, химические снаряды для ствольной артиллерии (к 85-мм пушкам Д-44, 122-мм гаубицам М-30, Д-30 и самоходным гаубицам 2С1 «Гвоздика», 152-мм пушкам-гаубицам Д-20, гаубицам-пушкам МЛ-20 и самоходным гаубицам 2С3 «Акация», а также 130-мм дальнобойным пушкам М-46), 250-килограммовые химические авиационные бомбы.

На Западе хорошо знали о боевых химических вооружениях СССР. И даже созданный советскими конструкторами совместно с авиапромышленностью Польши тихоходный гражданский реактивный биплан (единственный в своем роде) М-15 «Бельфегор» для сельского хозяйства причисляли к таковым. Раз может распылять гербициды, то и БОВ в состоянии применить. Это, конечно, были избыточные страхи. Ибо, например, одной из модификаций сверхзвукового фронтового бомбардировщика Як-28 стал предназначенный для полетов отнюдь не над виноградными и прочими плантациями самолет-распылитель жидких и твердых порошкообразных веществ Як-28СР. По результатам испытаний в начале 60-х годов его рекомендовали к принятию на вооружение.

В дальнейшем на вооружение Советской армии поступили еще более смертоносные нервно-паралитические БОВ – зоман и так называемые V-газы и тоже в ответ на соответствующие зарубежные боевые средства. В 90-е годы все это вместе с начиненными ими боеприпасами пошло на утилизацию в соответствии с принятыми на себя Российской Федерацией международными договорными обязательствами. Это, разумеется, не означает, что с повестки дня снят вопрос о мерах по защите войск и населения от разнообразной боевой отравы.

Опубликовано в выпуске № 8 (921) за 1 марта 2022 года

Загрузка...
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
01 марта 2022
Очень хорошая статья. Приятно вспомнить инженеру-химику и и химику-разведчику химических войск советской армии и военно-морского флота.
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
01 марта 2022
Очень хорошая статья. Приятно вспомнить инженеру-химику и и химику-разведчику химических войск советской армии и военно-морского флота.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц