Версия для печати

Слово и дело против идеи

Денацификация Украины бессмысленна без делиберализации России
Никоноров Григорий Родионов Игорь
Фото: yandex.ru

Признаем очевидное – демилитаризация и денацификация Украины принесет плоды, если туда никогда не вернется прежняя власть. В противном случае никто из населения освобожденных территорий не станет строить новую жизнь ввиду боязни расправы. Если отталкиваться от этого, то имеет смысл проанализировать некоторые аспекты денацификации (изменением индивидуального и общественного сознания населения, подвергнувшегося деструктивному информационному воздействию в духе агрессивного национализма).

Лишение марионеточной Украины военного потенциала, безусловно, должно сопровождаться изменением деформированного сознания жителей Восточной и Центральной Украины, которые ментально близки к россиянам. В отношении жителей Западной Украины необходимо признать особую ментальность тех и не повторять ошибок прошлого, пытаясь сделать их частью Русского мира. Необходимо признать: фундаментом ментальности является духовность этноса, что определяется в первую очередь религией.

Ментальность подавляющего большинства жителей регионов, вошедших в состав Западной Украины, формировалась под силовым воздействием. С 1340 года в Галиции водворились поляки, а Волынь соединилась с Литвой. У православных жителей Галиции католики отнимали церкви и обращали их в костелы. Оставаться православным на той территории означало быть ущемленным в правах. Процесс окатоличивания населения там шел нарастающими темпами, а с заключением Брестской унии в 1596 году принял необратимый характер, православие оказалось вне закона. Таким образом русофобия и ненависть к Москве и русским имеет на окатоличенной Западной Украине давнюю историю, что не раз вызывало трудности у российского военно-политического руководства начиная с Первой мировой войны (формирования в Галиции австрийцами первых концлагерей, куда определяли всех православных и русскоговорящих) до откровенно пронацистской позиции населения этих территорий в годы Второй мировой (столица рейхкомиссариата Украина в составе Третьего рейха была учреждена не в Киеве или Харькове, которые относились к русскоязычным регионам, а в Ровно – ввиду безусловной поддержки нацистов местными жителями). Затянувшейся борьбе с бандеровцами до 1954 года (по другим данным – до 1960-го) также способствовал религиозный фактор (всех русских на территории Галиции считали врагами, а снабжение ОУН шло из-за рубежа через костелы и униатские храмы). Силовое решение проблемы религиозного фактора в послевоенный период – закрытие католических и униатских приходов и передача их православным – ни к чему не привело. Арестованные епископы отказались переходить в православие, формально перешедшие в юрисдикцию Московского патриархата храмы (вместе с бывшими униатскими священниками) либо продолжали поддерживать бандеровцев, либо лишались прихожан. На Западной Украине вплоть до 1988 года существовали нелегальные униатские епископы и даже подпольные духовные семинарии, которые при изменении политической обстановки в конце 80-х годов мгновенно вышли из схронов и перешли к откровенному захвату православных церквей и террору всех сочувствовавших русским. Финансирование всех этих структур по устоявшейся традиции шло из-за рубежа.

Военные фазы операций заканчиваются, но гораздо труднее сформировать у людей, переживших боевые действия, нужное мировоззрение

Столь подробный экскурс в историю необходим для уяснения религиозной ситуации на Украине. Общественно-историческая практика показала, что нам не стоит возвращать под контроль и экономический патронат территории, и население, чья ментальность сформирована не под влиянием психологических операций и пропаганды (они носят кратковременный характер), а сложилась в результате многовековой мировоззренческой трансформации. Вопрос стоит об изменении религиозной ситуации в центре и на юго-востоке Украины, где раскол православия организован усилиями Константинопольского патриархата (уже в православной среде культивирующего русофобию), который помог властям в Киеве готовить население к военному конфликту с Россией. Безусловно, этот вопрос должен решаться первосвятителем УПЦ Московского патриархата, на чьей канонической территории произошел раскол и находятся раскольничьи храмы, и местными администрациями.

Безусловно, попытка силой решить религиозную проблему приведет к противостоянию среди населения – на Украине оно более верующее, чем в России – и даст политические козыри против политики Кремля на территориях, подвергшихся денацификации и демилитаризации. Необходима кропотливая просветительская работа и объяснение политических причин раскола как прихожанам, так и остальному населению территорий. Нужно создать условия, когда прихожане перестанут ходить в храмы раскольников не по запрету властей, а по убеждениям, что лишит УПЦ Константинопольского патриархата на центральной и юго-восточной Украине экономической основы существования.

Не менее важным фактором, способствующим возвращению сознания населения освобожденных территорий в нормальное состояние, является информационная политика. Безусловно, необходимо включение социума в общероссийское информпространство через оставшуюся сеть телевизионных и радиотрансляционных вышек для полного охвата российскими СМИ освобожденных территорий. Следует исключить возможность пользоваться интернет-ресурсами, заблокированными Роскомнадзором, и распространить аналогичные юридические механизмы привлечения к ответственности за разжигание межнациональной розни, призывы к насилию и за распространение фейков. Доступ к медиапространству освобожденных регионов должен быть воспрещен сотрудничавшим с нацистами, проповедовавшим в СМИ русофобию и так называемое украинство.

Информационная политика в СМИ и соцсетях должна сопровождаться трансформацией преподавания блока общественных наук, особенно истории. Первый вопрос – о замене учебников по общественным наукам. Ввиду чрезвычайно острой ситуации в обеспечении учебными пособиями и отсутствия времени на переподготовку у выпускников необходимо отменить экзамен по истории и обществознанию для выпускных классов школ на освобожденных территориях и исключить результаты экзамена из вступительных баллов для поступления в колледжи и институты. Необходимо к первому сентября обеспечить всех школьников комплектом российских учебников по общественным наукам, особенно по истории. Программы преподавания этих предметов следует привести к общероссийским. На эти цели денег жалеть нельзя, ибо последующее искоренение нацизма и национализма обойдется дороже. Главная проблема тут кадровая. Нужно избавиться от преподавателей общественных наук, активно насаждавших национализм и нацизм, а также русофобию.

Ввиду того, что общественно-политические процессы развиваются быстро, нужно понять, что денацификация Украины невозможна без освобождения российских органов государственного управления от либералов-западников, в том числе занимающих должности в Министерстве науки и высшего образования, Министерстве просвещения и в СМИ – формирующих информационную повестку на федеральном уровне. Хочется еще раз спросить: где давно обещанный единый учебник истории для российских школьников, по поводу отсутствия которого постоянно возмущается президент Российской Федерации? Вот и пришла ситуация, когда нужно срочно обеспечить школы на освобожденных от нацистов территориях Украины подобным учебником, а его нет. Как формировать в такой ситуации единое образовательное пространство? Если академическая среда не в состоянии договориться об издании подобного учебника (по сути поделить денежные потоки), то необходимо поставить задачу ученым ВУ МО или Института военной истории МО РФ (там достаточно квалифицированных специалистов). Задача будет выполнена качественно, бесплатно и в срок, а возмущение либеральной общественности можно оставить без внимания, так как ситуацию приходится исправлять армии в ходе специальных операций.

Военные фазы операций рано или поздно заканчиваются, но гораздо труднее сформировать у людей, переживших боевые действия, нужное мировоззрение. В войне на ментальном уровне идее может противостоять только идея. Именно поэтому в момент наибольшего напряжения, который сейчас переживает Россия, необходима мобилизация сил и ресурсов. РФ находится в глухой информационной обороне, все российские СМИ за рубежом заблокированы, к открытой информационной войне перешли контролируемые Западом интернет-ресурсы, разрешившие на своих платформах призывать к убийству российских военнослужащих и их Верховного главнокомандующего, а либеральное лобби в органах власти всех уровней блокирует давно назревшие мероприятия, способствующие обеспечению национальной и военной безопасности государства. В информационной сфере для защиты индивидуального и общественного сознания российского общества жизненно необходимо формирование органа, отвечающего на федеральном уровне за информационную защиту страны.

Григорий Никоноров,
кандидат философских наук
Игорь Родионов,
кандидат технических наук

Опубликовано в выпуске № 11 (924) за 29 марта 2022 года

Загрузка...
Аватар пользователя Loboloco
Loboloco
05 апреля 2022
Статья откровенно нацистская, пропитанная комплексами неполноценности перед Западом. Хотя никакого "коллективного Запада" не существует в природе. Это плод тупой российской пропаганды, как "план Даллеса" (изобретение совписа Иванова) стало жупелом пропаганды постсоветской (в СССР, при всей замшелости жуковых и зориных, такой ерунды не публиковали. Но надо совершенно не знать украинцев и вообще не понимать момента, чтобы писать подобное.
Аватар пользователя Loboloco
Loboloco
05 апреля 2022
Статья откровенно нацистская, пропитанная комплексами неполноценности перед Западом. Хотя никакого "коллективного Запада" не существует в природе. Это плод тупой российской пропаганды, как "план Даллеса" (изобретение совписа Иванова) стало жупелом пропаганды постсоветской (в СССР, при всей замшелости жуковых и зориных, такой ерунды не публиковали. Но надо совершенно не знать украинцев и вообще не понимать момента, чтобы писать подобное.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц