Версия для печати

Кузница травм и конвейер смертей

Алексеева Наталья
Шум двигателей, звук сирены, свист ветра в открытой двери… Уже через несколько минут вы сможете с полным правом сказать: «Я – парашютист!».
Шум двигателей, звук сирены, свист ветра в открытой двери… Уже через несколько минут вы сможете с полным правом сказать: «Я – парашютист!».
{{direct}}

Парашютный спорт по-прежнему популярен в России. По всей стране десятки аэроклубов предлагают любому желающему совершить прыжок из поднебесья.

Что для этого нужно? Паспорт, спортивная одежда, совершеннолетие (или же просто письменное согласие родителей), медосмотр – вот и все.

Краткая предварительная подготовка, подпись под распиской, получение основного и запасного парашютов, шлема и… уже идет посадка на борт. С земли друзья и родственники «перворазников» с любопытством наблюдают за раскрывающимися один за другим белыми куполами.

Однако каждый год при выполнении парашютных прыжков, к сожалению, погибают несколько человек, десятки получают травмы разной степени тяжести. И это несмотря на то, что официально установленные требования к подготовке парашютистов в России более жесткие и отработанные, нежели в других странах. Почему же столь прекрасный и романтичный вид спорта постепенно превращается в кузницу травм и конвейер смертей (причем часто нелепых)?

«Недостаточная подготовленность к действиям в особых случаях, ошибка парашютиста, человеческий фактор, использование несертифицированной техники» – за этими шаблонными фразами официальных документов прослеживаются попытка снять ответственность с аэроклубов, а также полное игнорирование существующих недостатков работы всей системы парашютных прыжков в России.

За 1998–2005 годы при выполнении прыжков с парашютом в России погиб 91 человек. Это данные, приведенные в «Анализах парашютных происшествий», которые составлялись в Федеральном управлении авиационно-космического поиска и спасения, расформированном в 2005 году.

Как видно из данной таблицы, среди погибших немалую долю составляют начинающие парашютисты, имеющие 1–25 прыжков, то есть люди, еще в полной мере не понимающие степень риска при занятиях парашютным спортом и просто психологически неготовые предпринять все необходимые действия для своего спасения.

Страшная и показательная статистика – большинство разбившихся насмерть имели шансы выжить, если бы воспользовались запасными парашютами вовремя.

Год Общее число погибшихНе было попытки открытия запасного парашютаОткрытие запасного парашюта на низкой высотеНачинающие парашютисты (1–25 прыжков)
199816625
199911324
20007031
200114627
20027031
200313434
200412502
200511145

Как же проводится подготовка новичков, если такое число начинающих парашютистов не готовы к нештатной ситуации? Почему их запасные парашюты в ряде случаев не были снабжены страхующими приборами (они обеспечивают автоматическое введение в действие запасных парашютов на высоте 300 метров)? Каков бы ни был ответ, он не может служить оправданием для подобной практики.

30 марта 2001 года при выполнении первого прыжка погиб Алексей К. После неправильного отделения от самолета (кувырком с разбросом рук) и раскрытия стабилизирующего парашюта произошел захват соединительного звена под левую руку молодого человека, из-за чего не открылся основной парашют. При последующем снижении под стабилизирующим куполом Алексей так и не попытался освободиться от захвата и открыть запасной парашют, который, надо заметить, был оснащен страхующим прибором, но и он не сработал из-за неправильной установки на нем высоты.

Очевидно, что данный пример наглядно демонстрирует целый ряд нарушений со стороны организаторов прыжков: недостаточную отработку правильного отделения от самолета и действий в особых случаях, отсутствие контроля за положением рук парашютиста при отделении от самолета со стороны выпускающего инструктора, неправильную установку страхующего прибора.

А вот другой пример, когда страхующий прибор был отключен. 18 августа 2001 года при выполнении первого прыжка погибла Жанна Б. При «выходе» из самолета произошел захват и удержание стабилизирующего парашюта левой рукой. После того как девушка дернула за кольцо, купол просто вывалился из ранца, началось интенсивное вращение. Жанна так и смогла даже попытаться ввести в действие запасной парашют.

Свою роковую роль играет также стремление некоторых аэроклубов сэкономить топливо, в связи с чем выброска начинающих парашютистов с круглыми куполами производится зачастую на высоте 400 метров, вместо установленных 600–800. При условии, что безопасной для введения в действие «запаски» является высота не ниже 300 метров, ее сокращение на 200 метров – это кража драгоценных секунд, каждая из которых повышает шанс на спасение парашютиста, дает ему еще немного времени на принятие правильного решения. Кроме того, при выброске с высоты 400 метров запасные парашюты не снабжают страхующими приборами – иначе все будут приземляться на двух куполах.

Предпрыжковая подготовка включает несколько этапов и призвана обеспечить безопасность выполняемого прыжка. Начинающие парашютисты обязаны знакомиться с устройством парашютной системы, с порядком отделения от летательного аппарата, с правилами поведения в воздухе, с реакцией на нештатные ситуации (полный отказ, частичные отказы, приземление на лес и т. д.), должны уметь определить скорость безопасного снижения, правильно приземлиться. Дать достаточные знания, а также отработать основные навыки – отделение, приземление, введение в действие запасного парашюта и т. д. – невозможно за 2 часа, а именно столько длится стандартная предпрыжковая подготовка в обычном аэроклубе.

Зачастую «натаскивание» начинающих парашютистов происходит так: инструктор (или просто опытный парашютист), разбавляя свой рассказ шутками, вкратце излагает основные моменты: прыгайте вот так, приземляйтесь вот так, при сближении в воздухе верхний парашютист командует нижним, это – кольцо «запаски», это – кольцо (если есть) основного парашюта… Неудивительно, что после таких занятий парашютисты иногда просто вываливаются из самолета, что создает риск захвата стабилизирующего парашюта ногой или рукой, допускают опасные приближения друг к другу в воздухе, при приземлении на лес нарушают основные правила поведения, получают множество травм.

Примером абсолютно нелепой смерти уже на земле является гибель 25 января 1998 года Анны П. при выполнении 19-го прыжка. Открытие парашюта произошло штатно, но девушка приземлилась на лес. Не дожидаясь помощи, она попыталась спуститься с дерева самостоятельно. При этом расстегнула ножные обхваты, не расстегнув грудной, в результате, проскользнув вниз, погибла от удушья – грудной обхват плотно прижал шею Ани к дереву.

Несколько человек погибли от поражения электрическим током или утонули. В основном это парашютисты, совершавшие первые прыжки с круглыми куполами, – аэродинамические характеристики «крыла» позволяют обойти препятствие.

Новым явлением в парашютном спорте России стали ускоренные программы обучения парашютистов, например AFF. Ее цель – дать навыки, необходимые для самостоятельного выполнения прыжков с парашютом типа «крыло». Что ж, цель весьма достойная, а вот методы вызывают сомнения. Обучаемый (на профессиональном жаргоне – «студент») с первого же прыжка использует «крыло» – это популярная практика в западных странах. С ним совершают прыжок инструкторы (два или более), которые в воздухе фиксируют тело новичка в правильном положении, контролируют его. С каждым прыжком задача усложняется. В итоге после выполнения 10–15 прыжков «студент» получает категорию «В».

Стоит вспомнить, что при классической системе обучения парашютисту необходимо совершить несколько десятков прыжков с круглым парашютом, продемонстрировать четкое отделение, стабильное падение, навыки владения своим телом в падении и только после этого он получит право «пересесть на крыло». Зато и риск снижается многократно. Ведь «крыло» в отличие от надежной десантной техники весьма требовательно и к положению парашютиста при падении, и к укладке, требуются навыки пилотирования, так как современные парашюты имеют высокую горизонтальную скорость.

Списки погибших парашютистов пополняют и спортсмены. Причиной этого помимо пресловутого «человеческого фактора» является существующая сегодня система сертификации парашютной техники. Большинство парашютов иностранного производства не сертифицированы в России, а сертифицированные российские парашюты (ПО-16, ПО-17, «Мальва», «Арбалет» и другие) уступают иностранным системам по многим критериям: их вес гораздо больше, а ресурс (то есть длительность безопасного использования) гораздо меньше, аэродинамические характеристики также не соответствуют современным требованиям. В результате спортсмены часто самостоятельно производят доработку российских парашютов, пытаясь продлить ресурс использования, что неизбежно приводит к отказам.

Иногда спортсмены пытаются устранить отказ основного купола и теряют контроль за высотой. Так, 30 марта 1998 года при выполнении 3098-го прыжка погиб мастер парашютного спорта Анатолий С. Из-за ошибки в укладке произошел полный отказ основного парашюта. Спортсмен, пытаясь устранить отказ, потерял контроль за высотой и не успел воспользоваться запасным.

Бывают случаи гибели парашютистов и при штатно работающих парашютных системах: спортсмены с парашютами типа «крыло» при заходе на посадку неверно рассчитывают высоту, скорость ветра, а иногда просто не справляются с управлением куполом.

Зафиксированы случаи обрыва свободных концов, причем не только основных куполов, но и запаски. Это вопиющие факты – гибель людей из-за изношенности парашютной техники.

Безопасность прыжков существенно снижается из-за того, что точная метеосводка является платной услугой даже для аэроклубов, в результате периодически допускаются грубые ошибки при расчете места выброски парашютистов и они целыми группами приземляются на лес, воду, дачи… что повышает процент травматизма. Часто прыжки проводят при сильном ветре, в итоге – переломы, ушибы...

Но, несмотря на это, все новые и новые клиенты приезжают в аэроклубы с желанием совершить свой первый прыжок. И полное право каждого парашютиста – безопасность, он должен быть уверен в том, что не пострадает от халатности руководства клуба, от износа техники, от нарушений правил просушки парашютов и др.

Насколько возможно повысить безопасность парашютного спорта при отсутствии серьезного контроля за деятельностью аэроклубов (притом что их большинство – предприятия коммерческие, основной целью которых является извлечение прибыли) – это вопрос риторический.

Очевидно лишь то, что, собираясь на свой первый прыжок, стоит еще раз внимательно взвесить все за и против, необходимо тщательно подойти к выбору аэроклуба, поскольку если клиент сам не позаботится о себе, шансы, что это сделают организаторы прыжков, далеко не стопроцентные.

В заключение хочется добавить, что, несмотря на существующие проблемы, число людей, благополучно приземляющихся, в тысячи раз превосходит цифру погибших. И неуклонно растет другой показатель – число наших сограждан, имеющих право отнести себя к этой загадочной категории – «парашютисты».

Опубликовано в выпуске № 30 (346) за 4 августа 2010 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Катя
Катя
16 августа 2014
Стоит ли так уж категорично называть парашютный спорт "кузницей травм и конвейером смерти"? Я сама журналист и знаю, как нагнетаются страсти в подобных материалах. Со статистикой всё понятно -- она есть. Но если сравнить её, к примеру, со статистикой несчастных случаев в обыкновенных маршрутках?.. И вот вам ещё информация для размышления: совершая свой третий прыжок, я неудачно приземлилась, но вот чуть не умерла от того, что на меня едва не наехала машина на переходе, когда я возвращалась домой. Думаю, мой случай далеко не уникальный.
Аватар пользователя Артур
Артур
04 марта 2015
За семь лет 91 погибший это очень щадящая статистика.
Аватар пользователя Артур
Артур
04 марта 2015
За семь лет 91 погибший это очень щадящая статистика.
Аватар пользователя Татьяна
Татьяна
06 мая 2015
Как может писать что-то подобное человек не компетентный, не имеющий к прыжкам абсолютно никакого отношения. Смешно читать. "Жанна так и не смогла даже попытаться ввести в действие запасной парашют"... А за какое такое загадочное кольцо Жанна дергала? За обручальное чтоли?
Аватар пользователя леонид
леонид
15 сентября 2016
Являюсь инструктором аэроклуба, травмы и смерти есть, их, к сожалению, не избежать, прыгал в Татарстане на 2 аэродромах, в перми, Екатеринбурге, нигде по крайней мере на этих дропзонах не было подобного, 400м для перворазники? Откуда такая бредовая информация. Рассчитывается выброска по скорости ветра, пристрелочной ленте и тд, это очевидно любому, кто хоть немного представляет работу аэроклуба, после инцидентов проверки прокуратуры и других органов, воздух живая стихия, но пугалки такие писать, либо, простите, вы не осведомленный человек, либо сенсанция, людей кидают как мясо.
Аватар пользователя Катя
Катя
16 августа 2014
Стоит ли так уж категорично называть парашютный спорт "кузницей травм и конвейером смерти"? Я сама журналист и знаю, как нагнетаются страсти в подобных материалах. Со статистикой всё понятно -- она есть. Но если сравнить её, к примеру, со статистикой несчастных случаев в обыкновенных маршрутках?.. И вот вам ещё информация для размышления: совершая свой третий прыжок, я неудачно приземлилась, но вот чуть не умерла от того, что на меня едва не наехала машина на переходе, когда я возвращалась домой. Думаю, мой случай далеко не уникальный.
Аватар пользователя Артур
Артур
04 марта 2015
За семь лет 91 погибший это очень щадящая статистика.
Аватар пользователя Артур
Артур
04 марта 2015
За семь лет 91 погибший это очень щадящая статистика.
Аватар пользователя Татьяна
Татьяна
06 мая 2015
Как может писать что-то подобное человек не компетентный, не имеющий к прыжкам абсолютно никакого отношения. Смешно читать. "Жанна так и не смогла даже попытаться ввести в действие запасной парашют"... А за какое такое загадочное кольцо Жанна дергала? За обручальное чтоли?
Аватар пользователя леонид
леонид
15 сентября 2016
Являюсь инструктором аэроклуба, травмы и смерти есть, их, к сожалению, не избежать, прыгал в Татарстане на 2 аэродромах, в перми, Екатеринбурге, нигде по крайней мере на этих дропзонах не было подобного, 400м для перворазники? Откуда такая бредовая информация. Рассчитывается выброска по скорости ветра, пристрелочной ленте и тд, это очевидно любому, кто хоть немного представляет работу аэроклуба, после инцидентов проверки прокуратуры и других органов, воздух живая стихия, но пугалки такие писать, либо, простите, вы не осведомленный человек, либо сенсанция, людей кидают как мясо.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...