Версия для печати

Европа или анти-Европа?

Никонов Вячеслав
Что такое Россия? На кого ей ориентироваться? По какому пути идти? Трудно отвечать на вопросы, с которыми пытались разобраться лучшие умы нашего Отечества. И вряд ли в кратких выступлениях мы сможем внести какие-либо кардинальные изменения в то, что, в общем-то, достаточно хорошо известно.
Что такое Россия? На кого ей ориентироваться? По какому пути идти? Трудно отвечать на вопросы, с которыми пытались разобраться лучшие умы нашего Отечества. И вряд ли в кратких выступлениях мы сможем внести какие-либо кардинальные изменения в то, что, в общем-то, достаточно хорошо известно.
{{direct}}

Есть семь основных точек зрения на обсуждаемую проблему.

Первая точка зрения. Россия – это не Европа (под Европой я имею в виду синоним Запада). Так считали многие, начиная со значительной части славянофилов. Проблема заключается в том, что в этой точке зрения невозможно убедить никого в Азии. Говорю об этом весьма авторитетно как руководитель российского Комитета АТССБ – Азиатско-Тихоокеанского совета по сотрудничеству и безопасности. Это самая сложная задача – убедить азиатов, что мы не Европа. Они в это не верят.

Вторая. Россия – это анти-Европа, и смысл ее существования заключается в том, чтобы опрокинуть западную цивилизацию (читайте Дугина, многих его предшественников и последователей).

Третья. Россия – это недо-Европа, а то, что Андрей Зубов в своем выступлении назвал периферией западного мира. Так думают многие западники на протяжении последних столетий. И в этом смысле модернизация и вестернизация – синонимы.

Четвертая точка зрения. Россия – это сверх-Европа. Вспомним концепцию Москва – Третий Рим, утверждавшую, что мы являемся самыми правильными наследниками христианской цивилизации и наша миссия – создать самую большую христианскую страну. Что было вообще-то реализовано. В чем-то схожа с данной концепцией точка зрения Ленина, большевиков, которые считали, что коммунизм – это светлое будущее всего человечества, в том числе и западной его части.

Пятая точка зрения. Россия – это больше, чем Европа. И здесь, наверное, классическое евразийство дает хороший пример.

Шестая. Россия – это Европа. Данную точку зрения, кстати, разделяет президент Российской Федерации Дмитрий Медведев, который говорит, что три столпа европейской цивилизации – Европейский союз, Соединенные Штаты Америки и Российская Федерация.

Фото: Михаил Ходаренок

Наконец, существует седьмая точка зрения. Россия – это другая Европа, другой Запад. Это специфическая часть Европы. Есть западно-христианская – римская ветвь европейской цивилизации, есть восточно-христианская – византийская. И кто находится на периферии – большой вопрос в историческом плане, да и не только в историческом. В рамках данной концепции, например, часто говорят, что Россия – это достаточно успешный проект. Во всяком случае на планете есть только две страны, которые насчитывают 500 лет независимого суверенного существования и непрерывную историю, – Россия и Великобритания. Причем у Великобритании несколько проще географическое положение, чем у России, которая то и дело на протяжении не только этих пяти веков превращалась в поле битвы. И тем не менее продолжает оставаться, в общем-то, проектом жизнеспособным, потому что контролирует 1/8 часть земного шара, 40% мировых ресурсов, является восьмой в мире по экономике, обладает вторым в мире военным потенциалом и к тому же входит в пятерку членов Совета Безопасности Организации Объединенных Наций.

Согласен с высказыванием Владислава Иноземцева, что это цивилизационное позиционирование в настоящее время большого смысла не имеет, поскольку в эпоху глобализации все эти цивилизационные различия теряют смысл. Вероятно, нам надо говорить о позиционировании немного в другой плоскости – в геополитической, геоэкономической. И я здесь подтвержу то, что говорил на предыдущей ассамблее: для нашей страны позиционирование евротихоокеанское гораздо более перспективное. Плохо, что у нас нет слова «юрапассефик», звучит прекрасно по-английски, но очень плохо по-русски.

Теперь о модернизации. Об этом тоже очень сложно говорить, потому что по модернизации за последние пару веков написаны тысячи томов лучшими умами человечества. И здесь на самом деле очень важно договориться о терминах, о том, что мы имеем в виду. Строго говоря, модернизация – это превращение аграрного общества в индустриальное, это перемещение людей из деревни в город. В общем, это то, что произошло в Советском Союзе в 30–50-е годы. Тогда уже модернизация была завершена. А сегодня мы используем неправильные термины. По-моему, сейчас надо говорить о том, что нам необходимо провести доиндустриализацию и реиндустриализацию после деиндустриализации 90-х годов и создать инновационную экономику. Вот эти задачи, думаю, нужно в первую очередь и ставить.

А что касается главных проблем на пути модернизации, если хотите, или доиндустриализации и инновации – это качество элиты и качество институтов. И предложения на сей счет ныне исключительно востребованы, но, к сожалению, их очень мало.

Вячеслав Никонов,
президент фонда «Политика», президент фонда «Единство во имя России», исполнительный директор правления фонда «Русский мир», член Общественного совета при Минобороны РФ

Опубликовано в выпуске № 21 (337) за 2 июня 2010 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц