Версия для печати

Очередной «штурм» неизбежен

Савостьянов Евгений
Хотел начать с того, что многие из нас, граждан РФ, являются участниками самой выдающейся модернизации в истории России. И эта модернизация произошла 20 лет назад. Ничего подобного ни по значимости, ни по масштабности нельзя найти в прошлом нашей страны.
Хотел начать с того, что многие из нас, граждан РФ, являются участниками самой выдающейся модернизации в истории России. И эта модернизация произошла 20 лет назад. Ничего подобного ни по значимости, ни по масштабности нельзя найти в прошлом нашей страны.
{{direct}}

Что же касается проблем, связанных с модернизацией, то я намерен подойти к ним несколько иначе, а потому задам вопросы: а может ли Россия обойтись без радикальных перемен и что с ней произойдет, если их не будет? Мне кажется, что без неспешного, но серьезного изменения и экономических, и управленческих механизмов, без принятия системы ценностей западного образца нас ждет постепенная африканизация. Однако времени у нас осталось мало и поэтому грядет очередной «штурм».

Мы должны ясно понять одну, хотя и крайне неприятную для нас вещь. Россия находится сегодня в стадии стратегического отступления. Стратегическое отступление – это такая же область военного искусства, как стратегическое наступление и т. д. Им надо управлять. И логику, и основные этапы, и приемы этого отступления надо вырабатывать заранее и не пытаться играть в другую игру. Шахматисты знают, когда начинаешь стремиться к победе в партии, в которой ты еще не терпишь поражение, но уже не имеешь ресурсов для наступления, ты эту партию проиграешь.

Мучительно тяжелая необходимость осознания нашего нынешнего отступления должна быть тем не менее конструктивной и отталкиваться от ряда объективных реальностей и базовых соображений.

Первое. Демографическая деградация нашей страны. Как количественная, так и качественная. В ХХ веке наши соотечественники наделали немало фатальных глупостей, вызвавших отток и утрату родной страной значительной доли просвещенного и предприимчивого народа. Это и большевистская оккупация России, и ужасы связанной с ней Гражданской войны, и массовые репрессии, и «утечка мозгов» последних 20 лет, когда выправление вышеупомянутых ошибок приходилось осуществлять в режиме force-major да еще и «с белого листа» никому не известных алгоритмов. Ну и количественный спад: сейчас население России на 12% меньше, чем 100 лет назад. А впереди – неизбежное сокращение его численности еще на 20–30 процентов.

Второе. Отступление требует отказа от многих амбиций и по возможности занятия менее протяженной линии обороны. В нашем случае сюда же надо еще приплюсовать и переход от следования умозрительным концепциям и идеалам к руководству исключительно практическими соображением: что выгодно нашему народу.

Фото: Михаил Ходаренок

Третье. Закат Европы – это уже не фигуральное понятие (вулкан Эяфьятлаекуль сделал его вполне практическим). Она сама по себе не может быть единственной мощной базой, на которую мы как цивилизация могли бы опереться. До ХХ века это было возможно, но сейчас, когда Европа перестала быть субъектом и превратилась в объект международных отношений, для нас гораздо важнее иные азимуты: Арктика, исламский юг, китайский восток. Об этом уже говорили некоторые эксперты, отмечая, что главным интересом и главной целью российской внешней политики должно стать движение в сторону сближения с Соединенными Штатами вплоть до создания военно-политического союза с ними в не слишком отдаленной перспективе. Последнее крайне важно и для модернизации страны.

В настоящее время существуют три типа цивилизаций – цивилизация конкуренции/технологий, цивилизация доктрин, цивилизация выживания. Россия уже 20 лет движется по принципу «шаг вперед – шаг вбок – шаг назад», переходя из второго состояния к первому.

Это, собственно, и есть суть и цель нашей вынужденно «штурмовой» модернизации. В России подобные броски вдогонку происходили неоднократно и всегда характеризовались:

  • инициативой сверху. Все модернизации инициировались прогрессивной частью правящей элиты, а ее основными оппонентами являлись консервативные силы той же правящей элиты, народ же кряхтел и подчинялся;
  • активным привлечением западных технологий. Например, в период сталинской реконструкции по технологиям американского проектировщика А. Кана были построены более 500 советских предприятий, включая Сталинградский и Челябинский тракторные (читай – танковые) заводы;
  • ускоренным обновлением правящих элит. Чем чаще будет происходить смена более или менее подготовленных элит, тем лучше. Это история пресловутого Моисея, который водил свой народ по пустыне до тех пор, пока не обновил управленческую элиту радикально. К сожалению или к счастью, но без такой ускоренной смены собственной управленческой элиты нам тоже обойтись будет невозможно;
  • радикальной дебюрократизацией общества, особенно в двух сферах – права и экономики. Останутся подконтрольными и послушными суды – модернизация не состоится. Останется бизнес под властью больших и малых начальников – модернизация потерпит крах;
  • государственным стимулированием ускоренной амортизации и ростом фондов накопления. Фактор загнивания наших основных производственных фондов, о котором много говорится, – это действительно признак нашей близорукости. Если страна хочет догонять, ее накопления, ее амортизационные отчисления должны быть больше, чем в других странах, а у нас они меньше. Конечно, немудрено, что в результате мы импортировали технику в начале 90-х годов из США, а сегодня – уже из Китая. Это факт состоявшийся;
  • политикой «открытых дверей» для специалистов из лучших компаний и университетов мира. Для этого необходимо улучшение отношения к иностранцам в нашем народе, которое возможно лишь после соответствующей установки сверху;
  • оздоровлением страны. Наше население стареет и, к сожалению, продолжает спиваться. И если сверху не будет последовательно осуществляться борьба за оздоровление народа, увы, ничего не получится.
Коллаж Андрея Седых

СССР в середине 70-х годов упустил шанс на мягкую модернизацию, опьянев от избытка нефтедолларов. Та же угроза реальна и сейчас. Время углеводородной энергетики уходит. К тому же, как чертик из табакерки, в последние годы выскочили новые технологии и в самой углеводородной энергетике: производство газа из сланцев и нефти, из битуминозных песков. Деньги можно проесть и пропить. Это очень приятно, но в долгосрочном плане невыгодно. Деньги можно пустить на трудную пахоту. Это неприятно, но внуки скажут за это спасибо.

В принципе вопрос, возможна ли модернизация в России, скорее трюизм. Формулу Гераклита «Все течет, все изменяется» не отменишь. Таким образом, модернизация неизбежна. Но вот та модернизация, что нужна России, – необходимая цель, но не данная необходимость. Достижение этой цели выглядит все более проблематичным с каждым годом, с каждым днем упущенных возможностей.

Евгений Савостьянов,
генеральный директор ЗАО «Столичная нефтяная компания»

Опубликовано в выпуске № 19 (335) за 19 мая 2010 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц