Версия для печати

Элитные войска на службе президентов

Корбут Андрей
Не секрет, что государственное устройство почти всех постсоветских центральноазиатских стран СНГ по-прежнему основывается на военно-репрессивных органах и спецслужбах. Их вес и значение переоценить трудно. Правда, формы и способы, с помощью которых руководство стран ЦА поддерживает свою власть, разные. При этом наблюдается закономерность: чем больше в странах элементов демократии, тем чаще место и роль спецслужб и элитных войск в них строится на основе закона и практической целесообразности.
Не секрет, что государственное устройство почти всех постсоветских центральноазиатских стран СНГ по-прежнему основывается на военно-репрессивных органах и спецслужбах. Их вес и значение переоценить трудно. Правда, формы и способы, с помощью которых руководство стран ЦА поддерживает свою власть, разные. При этом наблюдается закономерность: чем больше в странах элементов демократии, тем чаще место и роль спецслужб и элитных войск в них строится на основе закона и практической целесообразности.
{{direct}}

Скажем, до недавнего времени в этом процессе относительно важную роль в Киргизии играла национальная гвардия. Однако совсем недавно президент этой страны Курманбек Бакиев ее упразднил. Для экспертного сообщества это не стало большой сенсацией. Национальная гвардия – элитное подразделение, созданное по инициативе экс-президента Киргизии Аскара Акаева для обеспечения безопасности главы государства, не смогло предотвратить его нелегитимное смещение со своего поста во время «тюльпановой революции» весной 2005 года.

Бакиев, которого поддерживает Кремль и который, как говорится, строит свою политику на цивилизованных принципах, считает свои бюджетные деньги. Согласно его указу гвардия ликвидируется для «оптимизации деятельности органов, обеспечивающих охрану и безопасность государственных объектов, и исключения дублирующих функций». В конце октября глава киргизского государства заявил о начале первого этапа полного реформирования системы госвласти. Он полностью преобразовал свою администрацию, сократив штатную численность президентского аппарата почти вдвое, изменил структуру правительства, упразднив часть ведомств. Для небогатой Киргизии – это знаковые события.

Между тем этого не скажешь о других государствах ЦА СНГ. На спецслужбы и президентскую охрану в Казахстане, Таджикистане, Узбекистане и Туркмении по-прежнему тратятся большие деньги, составляющие от одного до двух процентов ВВП этих стран. При этом национальная гвардия (НГ) как структура, обеспечивающая безопасность руководства страны, по-прежнему имеется, скажем, в Казахстане и Таджикистане. В известной степени НГ там дублирует спецслужбы, поскольку параллельно с ними в этих странах действуют самостоятельные службы охраны президентов и службы национальной безопасности.

Фото: ИТАР-ТАСС

В Казахстане, где по-прежнему, несмотря на мировой экономический кризис, наблюдается рост экономики, НГ является как бы дополнительным средством охраны безопасности главы государства. Обращает на себя внимание и то, что в состав НГ отбираются в основном самые преданные ратному делу офицеры и солдаты, при этом совершенно не обращается внимание на этнический фактор, что пока позволяет обеспечивать высокую безопасность президента страны.

В Таджикистане для НГ тоже «нарезаны» соответствующим указом главы государства Эмомали Рахмоном функции, почти аналогичные тем, что существуют в Казахстане. При этом НГ в Таджикистане не столь дееспособна, как у Назарбаева. Скажем, вспоминается дело с ближайшим сподвижником нынешнего таджикского президента генералом Мирзоевым. С 1995 по январь 2004 года Гаффор Мирзоев, один из ближайших соратников Рахмона по Народному фронту, противостоявшему исламской оппозиции в гражданской войне 1992–1997 годов, был командиром президентской гвардии.

Указ о снятии Мирзоева с этой должности президент РТ подписал 26 января 2004 года. Это вызвало недовольство бывшего командира гвардейцев. 29 января 2004 года Рахмон провел личную встречу с Мирзоевым, на которой разногласия были урегулированы и бывший начальник президентской гвардии назначен главой агентства по контролю за наркотиками. Позже с этой должности Мирзоев был смещен и осужден на 20 лет заключения. Сейчас НГ Таджикистана возглавляет генерал-майор Раджабали Рахмоналиев, на которого уже несколько раз было совершено покушение. Нацгвардия сейчас единственная дееспособная силовая структура Таджикистана, которая осуществляет обеспечение безопасности не только президента Рахмона, но и эффективно борется с вооруженной оппозицией и радикальными исламистами в стране. Рахмоналиев – один из ближайших людей в окружении Рахмона, он предан ему. Хотя не факт, что подобными качествами обладают все офицеры таджикской НГ. По-прежнему высокую степень безопасности Эмомали Рахмона и в целом стабильность в республике поддерживают военнослужащие 201-й российской военной базы.

В Узбекистане бессменный президент этой страны Ислам Каримов упразднил национальную гвардию еще весной 1998 года. Вместо этой структуры он принял решение о создании подразделений сил спецопераций, укомплектованных только профессиональными военнослужащими. Охраной президента страны занимается специальное управление в Службе национальной безопасности страны. Каких-либо подробностей в открытых СМИ об этом не сообщается. Хотя по сообщениям очевидцев, охраняют Каримова в основном славяне и татары. Этнических узбеков в числе его телохранителей почти нет.

Подобная система существует и в Туркмении. Если вспомнить, после смерти первого президента страны Сапармурата Ниязова на его место претендовал бывший руководитель охраны президента Туркмении Акмурад Реджепов. Он был бессменным телохранителем Ниязова с 1990 года и считался самым влиятельным после него чиновником в стране. Дослужившись до звания генерал-лейтенанта, Реджепов пережил не только несколько правительств, но и масштабные чистки в туркменских силовых ведомствах. Ведомство Реджепова насчитывало около двух тысяч человек и, по оценке экспертов, скорее иностранная наемная гвардия, так как большинство сотрудников охраны были нетуркменами – славянами, турками, арабами или северокавказцами. Однако несмотря на все это, личный доктор Ниязова – нынешний президент Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедов его переиграл. В мае 2007 года Реджепов был отстранен от должности и арестован. По непроверенным данным, он скончался в этом году в одной из туркменских тюрем. Бердымухаммедов проводит политику, аналогичную политике предшественника. В его окружении только преданные люди-земляки и родственники. Хотя не значит, что это спасет от возможных политических и военно-путчевых катаклизмов со стороны его негласных оппонентов.

Такой вывод можно сделать и в отношении других лидеров государств ЦА. В Казахстане, Таджикистане, Узбекистане и Туркмении, где почти нет истинных демократических систем и ценностей и гражданского общества, к сожалению, существуют причины для возможных внутриклановых разборок, военных путчей и переворотов. Киргизии, где правит Бакиев, где есть легитимная демократическая власть, этот сценарий подходит меньше всего.

Опубликовано в выпуске № 46 (312) за 25 ноября 2009 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц