Версия для печати

Нужна ли Украина НАТО и Евросоюзу?

Семенченко Владимир
Во второй половине 90-х годов официальный Киев провозгласил европейскую интеграцию своей стратегической целью. С тех пор Украина буквально бомбардирует Евросоюз по поводу и без заявлениями о своих евроинтеграционных планах и требованиями включить ее в процесс расширения Евросоюза, рассчитывая, что Брюссель поможет ей так же, как странам Центральной и Восточной Европы, на стадии кандидатства на вступление в Евросоюз. Но так ли здесь все однозначно?
Во второй половине 90-х годов официальный Киев провозгласил европейскую интеграцию своей стратегической целью. С тех пор Украина буквально бомбардирует Евросоюз по поводу и без заявлениями о своих евроинтеграционных планах и требованиями включить ее в процесс расширения Евросоюза, рассчитывая, что Брюссель поможет ей так же, как странам Центральной и Восточной Европы, на стадии кандидатства на вступление в Евросоюз. Но так ли здесь все однозначно?
{{direct}}

Решение о расширении Евросоюза на Восток в начале 90-х годов прошлого века за счет присоединения Польши, Чехии, Венгрии, Словакии, стран Балтии в то время имело явно выраженную политическую окраску. Весь западный мир хотел разрушения «империи зла» – Советского Союза. Теперь, когда эта империя разрушена, казалось бы, самое время для помощи угнетаемым ранее СССР его «сателлитам».

Повторим, Запад, мечтавший развалить СССР, принял в свои объятия избравшие «правильный путь» некоторые постсоветские республики. Однако «эпоха расширения ЕС за счет политически мотивированных волн» закончилась. По мере того как идеология расширения ЕС приобретала все более четкие контуры, на определенном этапе оформившиеся в так называемые копенгагенские критерии, стало ясно, что Украину от этих критериев отделяет пропасть.

Реальная ситуация сегодня такова, что вступление Украины с ее нынешними социально-экономическими проблемами потребовало бы дотаций в размере десятков миллиардов евро. Эти немалые даже для Евросоюза средства можно получить двумя путями: увеличением налогов или перераспределением уже имеющихся средств. Понятно, что оба пути для Евросоюза неприемлемы. И ни одно из государств, которые на словах так любят и поддерживают Украину, не согласится добровольно отказаться от своей доли «европирога». Поэтому даже страны Балтии и Польша на словах готовы поддержать заявку Украины вообще, но не «сегодня и не сейчас».

Евросоюз дает Украине понять, что, конечно, Украина может быть членом ЕС, но после того, как она станет «богатой и красивой» и не потянет за собой клубок политических и иных проблем, связанных с взаимоотношениями с Россией.

За счет чего Украина может стать богатой? Традиционно ее экономика развивалась за счет энергоемких производств, которые при низких ценах на энергоносители в СССР были эффективны. Сейчас ситуация кардинально изменилась. Проблема развития украинской экономики в том, что у нее в принципе нет такой ресурсно-сырьевой базы, как у России. Позиции Украины прочны настолько, насколько она сможет в перспективе просуществовать как транзитное государство и как-то более или менее сводить концы с концами. Сейчас можно и украсть что-то из трубы, и для населения оставить. Но как только транзитная составляющая ослабнет, а она в самом деле начнет объективно ослабевать, так как Россия не всегда будет сырьевой страной, Украине грозит экономический кризис.

Спикер парламента Украины Владимир Литвин
Фото: РИА НОВОСТИ

Запад ни при каких условиях инвестировать в инновационную экономику Украины не будет. (Впрочем, не только Украина, но и Россия устраивают Запад лишь как сырьевые придатки.) Выходит, что богатой Украина сможет стать только во взаимодействии с Россией и странами СНГ.

И это хорошо понимают некоторые украинские политики. Так, например, спикер парламента Украины Владимир Литвин на вопрос информагентства Trend: «Что можно обсуждать в формате СНГ на фоне общемирового финансового кризиса?» отвечает: «У нас в Украине, как мне видится, доминирует подход, при котором это образование – СНГ рассматривается как второсортное. Сложилось так, что главным у нас считается направление на развитие отношений с европейскими структурами, в том числе и на парламентском уровне.

Все говорят о модернизации Украины как главном направлении ее развития. А модернизация между тем сводится к вестернизации. Мы хотим (я имею в виду украинских политиков) приобщиться к западным стандартам. Этот процесс уже имеет определенную историю.

Более того, как историк я могу утверждать, что все революции, имевшие место быть, были попытками вестернизации. Тогда как вестернизация – это обычно удел слаборазвитых государств. И заключается она в воспроизводстве западного образа жизни и западных идеологических стандартов. Следует также подчеркнуть, что процессы вестернизации индуцируются внешним западным влиянием, что особенно ярко проявилось в Украине в ходе событий, получивших название «оранжевая революция». Между тем я считаю очень важным обмен мнениями и выработку общих позиций в рамках именно СНГ. Ибо убежден, что в связи с кризисом мы должны констатировать: потенциал и наработки СССР полностью исчерпаны. И сегодня нужно думать, как нам дальше развивать сотрудничество на постсоветском пространстве для того, чтобы получить позитивные результаты. Очевидно, что промышленный потенциал СССР был сориентирован на единое экономическое пространство, и сегодня, когда место СССР заняло СНГ, нужно использовать его возможности для того, чтобы вывести наши страны из того экономического провала, в котором они оказались».

Вот такое откровение. Но если Украина вдруг станет богатой – нужен ли ей будет Евросоюз?

Нельзя упускать из виду и политический аспект вопроса членства Украины в ЕС. Вступление такой крупной страны неизбежно потребует пересмотра такого весьма болезненного вопроса, как баланс сил и интересов между старыми и новыми членами, большими и малыми странами ЕС. Это особенно актуально в условиях перехода Евросоюза от принятия решений на основе консенсуса к простому и квалифицированному большинству.

Будем откровенны: несмотря на высокие заявления о «братстве и равенстве» и общих европейских ценностях, по крайней мере некоторые из ведущих стран – основатели ЕС очень болезненно реагируют на то, что на выработку политики Евросоюза будут влиять не только они, а и некоторые «выскочки» из Центральной и Восточной Европы.

Украинский вопрос рассматривается Евросоюзом в связи со своими конкретными меркантильными интересами и без учета чаяний Украины. Так, после прохождения нескольких трансформаций родилась политика соседства ЕС, окончательно принятая в 2004 году. Это был не первый концептуальный документ, определяющий политику ЕС по отношению к Украине.

С середины 90-х были выработаны одна общая позиция и несколько стратегий, посвященных Украине. Уже сам факт принятия последующих стратегий говорит о том, что не сработали предыдущие. Все они имели некие общие черты – это был скорее набор пожеланий, не подкрепленный ни политической волей, ни надлежащими финансовыми ресурсами. Отсутствовала и четко выраженная конечная цель.

Так что стратегией эти документы были скорее по названию, чем по сути. К тому же они носили односторонний характер – Украина (как и все другие соседи ЕС) имела четко выраженные обязательства, исполнение которых контролировалось и оценивалось Брюсселем. В то же время Киев не имел ни возможности, ни прав аналогичным образом влиять на политику ЕС. Такие взаимоотношения трудно назвать партнерскими.

Принятие в настоящее время Стратегии восточного партнерства ЕС не принесет Украине ничего нового и сказочного. Сам факт ее зачисления в группу постсоветских стран, не имеющих в обозримом будущем никаких перспектив членства, говорит сам за себя. Тем не менее Украина постоянно пытается, как бы спасаясь от влияния Москвы, искать убежище в Евросоюзе и НАТО. Это создает серьезные проблемы и угрозы, которые хорошо видны мировому сообществу. В присоединении к Европейскому союзу и Североатлантическому альянсу Украина видит гарантию своей независимости. Но это не дает никаких гарантий для Москвы.

Данную позицию достаточно хорошо понимают в НАТО и поэтому не ждут Украину в альянс с распростертыми объятиями. 3 апреля 2009 года на «круглом столе» Американского института на Украине с участием адмирала США в отставке Дж. Лайонса, экс-командующего Тихоокеанским флотом США, высказано мнение о нежелании видеть украинских военных и в рядах НАТО. Красная нить выступления Лайонса заключалась в мысли: сможет ли украинская армия самостоятельно перестроиться под стандарты НАТО с учетом сложной финансовой ситуации на Украине и в США? Ведь это предполагает замену большей части имеющихся сейчас в ВС Украины ВВТ. Такие расходы подорванная кризисом украинская экономика не потянет, а американские налогоплательщики, которые также переживают непростые времена, откажутся помогать.

Словом, американцев пока вполне устраивает просто сотрудничество НАТО с Украиной. Им выгодно создавать проблемы для России чужими руками, используя неких «шавок», в разряд которых, к сожалению, попали Украина и Грузия. Но нужно ли это украинскому и грузинскому народам? Увы, политики меньше всего думали и думают о народе.

Сейчас проводится эксперимент по смене идентичности основной части населения Украины, за которым маячит звездно-полосатый флаг. Но что России и Украине делить? Мы столько лет жили вместе да и сейчас живем рядом. Вместе били врагов, создавали семьи, растили детей. Нам и впредь нужно жить так, преодолевать трудности, помогать друг другу. Лишь тогда сможем достойно ответить на вызовы времени, обрести подлинную экономическую и политическую независимость.

Опубликовано в выпуске № 44 (310) за 11 ноября 2009 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц