Версия для печати

Гражданский контроль

Гавриленко Андрей
21-22 июня в Москве, в конференц-зале Международной Федерации мира и согласия, состоялась международная конференция "Правовое положение военнослужащих и гражданский контроль над военной организацией Российской Федерации". Ее организаторы - Межрегиональная общественная организация "Правовое общество", Всероссийская коалиция общественных объединений "За демократическую альтернативную гражданскую службу", Международная федерация мира и согласия, Российская ассоциация политической науки и Университет Амстердама. В центре внимания участников конференции оказались проблемы военной реформы, а также роль общества в их решении. Открыл конференцию и вел ее Александр Никитин - директор Центра политических международных исследований, президент Российской ассоциации политических наук.


ВОЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ГОСУДАРСТВА МОЖЕТ И ДОЛЖНА БЫТЬ ПОДОТЧЕТНА ОБЩЕСТВУ


21-22 июня в Москве, в конференц-зале Международной Федерации мира и согласия, состоялась международная конференция "Правовое положение военнослужащих и гражданский контроль над военной организацией Российской Федерации". Ее организаторы - Межрегиональная общественная организация "Правовое общество", Всероссийская коалиция общественных объединений "За демократическую альтернативную гражданскую службу", Международная федерация мира и согласия, Российская ассоциация политической науки и Университет Амстердама. В центре внимания участников конференции оказались проблемы военной реформы, а также роль общества в их решении. Открыл конференцию и вел ее Александр Никитин - директор Центра политических международных исследований, президент Российской ассоциации политических наук.
{{direct_hor}}
Как известно, речь о правовом положении военнослужащих и гражданском контроле над армией давно уже ведется различными зарубежными и отечественными правозащитными организациями. В эпоху демократического развития страны это естественно и закономерно. Тем более что проблемы здесь еще существуют. Плохо другое: некоторые правозащитники, к сожалению, не видят тех позитивных перемен, которые, несмотря на целый ряд проблем в реформировании и преобразовании наших Вооруженных Сил, понемногу, но все-таки происходят. В этом, пожалуй, и состояла внутренняя противоречивость состоявшегося и, безусловно, полезного мероприятия. С одной стороны, желание помочь и в правовом отношении защитить людей в погонах. С другой - определенная заданность, концентрация внимания на "негативе".

В выступлениях сопредседателя Оргкомитета Андре Герритц из Амстердамского университета, профессора МГУ Александра Аузана, в докладе генерал-полковника запаса Эдуарда Воробьева и других говорилось о необходимости принятия в России закона о гражданском контроле над военной организацией. Проект этого закона не первый год уже обсуждается в различных инстанциях, но так и не может пробить себе дорогу. Говорилось также о том, что Россия обязалась принять меры по деидеологизации военной сферы (это предусматривает кодекс ОБСЕ), но до сих пор этого не сделала. Был поставлен и такой вопрос: а на самом ли деле завершена в армии и на флоте военная реформа, о чем объявлялось с высоких трибун?

Почти по каждому из них возникали дискуссии. И не только с представителем Минобороны. Свое видение проблем высказывали по ходу конференции и некоторые другие выступающие. Например, заместитель председателя Федерации мира и согласия Виктор Камышанов подчеркнул, что тема правового положения военнослужащих неоднозначна и напрямую связана с проблемами общества в целом.

Можно сказать и о том, что в армии давно уже проведена деидеологизация, и вряд ли правомерно упрекать в этом Россию. Например, автору этих строк довелось служить в Вооруженных Силах в самое непростое время реформ. До сих пор помню, как с высоких трибун нам все время говорили: "Армия - вне политики". И она, действительно, оставалась и остается вне политических схваток.

Другое дело, что не всегда есть четкая обратная связь власти и общества. Но это проблема, подчеркну, опять же общества в целом и власти, а не армии. На конференции Эдуард Воробьев связал это еще и с тем, что в Вооруженных Силах упразднен институт политработников. Что значительно снижает общественный контроль за деятельностью командиров и начальников. В этих словах есть резон. Но и тут возникает вопрос: разве сама армия упразднила этот институт? И разве она против расширения прав и полномочий пришедших на смену политработникам воспитательных структур? Но это опять же прерогатива руководства страны, законодательной и исполнительной власти.

Критиковалась армия и за преимущественно мобилизационный способ комплектования. Но, во-первых, перевод на контрактную службу идет полным ходом. Есть четко разработанная и обоснованная программа перехода, рассчитанная на много лет вперед. Во-вторых, на это требуются опять же немалые средства, которые армия сама для себя не зарабатывает. Их выделяет парламент, то есть общество. Оно и должно определять темп и сроки полного перевода ВС на контракт.

Безусловно, в интересах армии поднятие престижа военной службы, снижение преступности и правонарушений, введение гражданского контроля над военной организацией в целом. Кстати, Министерство обороны ни разу не уклонилось от контактов с правозащитными организациями, выслушивало их представителей. Всегда рассматривались и давались экспертные оценки представляемых законопроектов. Об этом сказал представитель МО РФ начальник управления военно-социальной работы ГУВР полковник Вячеслав Звездилин. Более того, буквально в день проведения конференции состоялась встреча министра обороны РФ Сергея Иванова с уполномоченным по правам человека в Российской Федерации В. Лукиным, в ходе которой был принят совместный Меморандум о взаимодействии в целях обеспечения гарантий и государственной защиты прав и свобод граждан.

В любом случае, конференция еще раз привлекла внимание общества к положению дел в Вооруженных Силах, внесла рекомендации и предложения по их совершенствованию. А, значит, сыграла свою положительную роль.

Андрей ГАВРИЛЕНКО

Опубликовано в выпуске № 23 (90) за 29 июня 2005 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц